Архив игры "Бездна: Скотская кадриль"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Улицы Отрубленной Головы

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

Напоминают паутину, сплетенную выдумщиком-пауком, который решил ради одной ему ведомой цели лишить своё детище радостной для глаза гармонии. Унылые здания из бетона и кирпича, лишенные симметрии, свойственной Первому и Второму округам, громоздятся, как россыпь грязных кубиков вокруг площади Отрубленной Головы. Площадь – круглая, мощеная крупной брусчаткой; из особенностей – кладка покрытия бурая, ведь скандально известное прошлое площади связано с тем, что в годы правления бабушки нынешней Правительнице тут обезглавливали виновных и не виновных сотнями. Многоярусные ночлежки – обязательное строение, расположенное на каждой уз улиц. Среди свалок с отходами и сточными канавами, распространяющими зловоние, ютятся домики беднейших слоёв населения – двух-трех этажные здания чаще всего серого цвета с немытыми подъездами и негодной канализацией. Система очистки воды отсутствует, как и генераторы, вырабатывающее тепло, а механизм, отвечающий за полное уничтожение продуктов жизнедеятельности, большую часть времени нуждается в качественном ремонте, на который жители просто не могут набрать денег. Поскольку власть как таковая в округе отсутствует, то грабежи и убийства стали делом почти будничным, и ими можно напугать разве что не прошенных гостей, но если что-нибудь произойдет и случайный путник вдруг окажется тёмной ночью на улицах Отрубленной Головы, то ему предложат на выбор жизнь или кошёлек и покажут удобный и недорогой гроб, которые по дедовским технологиям изготавливают в многочисленных мастерских округа. Большинство увидевших ощерившегося хозяина мастерских очень быстро расстается со своим кошельком, лишь бы тихо следовать своей дорогой. Добавить к этому еще слишком старую брусчатку, тусклое освещение, не переводящийся аромат рыбы, доносящийся с лабаза, и стаи жирных крыс, и образ улиц будет напоминать какую-нибудь акварельную мазню, где для деревьев не хватило места, аккуратные улочки художник не изображал специально, а неяркие витрины лавчонок отталкивают своей убогостью. Из транспорта по улицам передвигаются латанные-перелатанные аэромобили и аэробусы, но чаще люди предпочитают ходить пешком, торопясь нырнуть в свою парадную и радуясь тому, что живыми дошли до дома и не вступили при том в дымящуюся кучу дерьма, которые неделями не убирают дворники за бродячей живностью…

2

» Подземелья заброшенной канализации

  Вышли они в уже знакомом месте, не первый раз все же. Якоб выбрался первым, Двойник следом, потянулся от души, распрямился, будто согнувшись всю дорогу шел. А все же земля над головой давит, невидимым грузом на плечи.
-Охх, - вдохнул полной грудью воздух, эту дикую смесь пыли старого больного города и морской гальки,  дымного густого тумана над невидимой сейчас водой. А еще звуки города, даже сейчас, в предрассветные часы тут не было тихо, но это не утонченные звуки благопристойного первого, не благоденствие второго, не легкий флер непристойности третьего, это беспокойный улей, вечно растревоженный. Попадая сюда невольно подбираешься, словно зверь, почуявший свободу и опасность дикого леса. И даже если ты тут как дома, это не значит, что не найдется голодный хищник крупнее тебя. Что-то, что электрическим разрядом касалось кожи, признавало и оставляло в напряжении. Двойнику нравились эти ощущения, это легкое покалывание электричества в кончиках пальцев. Он улыбнулся, несколько секунд просто стоял и улыбался, и хорошо что Якоб знал его, а то послал бы к чертям безумца.
Округ не спал, он никогда не спал, стоило им выйти из переулка, как людские голоса и шум моторов взорвали уютную до того ночь. Въехали они в довольно плотную и довольно пьяную толпу парней и девушек, за их головами яркие прожекторы били на дорогу, гудение, рев, нетерпение толпы. Они успели как раз к старту, отмашка, громкоговоритель плюнул «Погнали» и рев моторов оглушил, две яркие точки, обтекаемые словно пули, умчались в ночь, оставив за собой подбадривающее улюлюканье толпы. Адреналин и кураж, их можно было пить, глотать вместе с воздухом широко открытым ртом. Двойник обернулся на Якоба, глаза его азартно сверкали, поймав в себя отражение огней ночного города. Любопытная идея пришла ему в голову и жажда экспериментов. Цапнув беса за руку, он потащил его дальше по улице, не дожидаясь результат гонок, главное было держаться подальше от трассы.
-Пойдем, - почти крикнул, чтобы парень услышал его, -тут недалеко есть одно место, не шумное, не пыльное, там и посидим. Я те кое чего покажу.

3

>> Подземелья заброшенной канализации

Раз, два, три, четыре, пять, я иду тебя...
Что? Нет. Не искать.
Якоб вылез в четвертом, и на небо пробирался Лука. Он был за тучами, огромный лукавый бес. Поднимался по утрам на востоке, загоняя темноту в подвалы. Мясные, розовые облака, пыльная сухая земля и воздух как наждачка. Задымленные вонючие машины, запах горелых шин, горчий асфальт.
"Бес" вытащил из провала вниз свой рюкзак, проверил - все ли на месте, вытащил монетку, сунул в отсталую штукатурку на стене. Придет обратно - заберет. Да, суеверия, но всегда приятно сознавать, что твою задницу прикрывает не только собственное везение, но еще и приметы. Не то чтоб спокойнее, однако есть кого винить, если что.
Рев мотора совсем рядом, полуголая девка с транспарантом.
Фу, развелось тут. Что за?.. Этож...
- Нет, ну ты посмотри только! - всплеснул руками, ткнув пальцем в выхлопную трубу гоночной машины. - А говорил мне - мамочке трубу сливную тащу! Помоги, родимый! Я чуть спину не сломал, пока эту бандурину пёр! Вот так матушка, вот так... - из машины вылезла "матушка" с полуголой грудью, пропитая девка с осиной талией и куцыми рыжими волосами.
Вокруг шумели и толкались. На Якоб что-то пролили, и пока оттирали успели узнать и послать к черту. На что "бес" только поржал и послал туда же, только дальше. Эй, люди не всегда довольны дорогой, если шли к любовнице, а пришли в дурдом.
- Смотри! - "бес" ткнул пальцем в шевелюристого толстяка с отечными мешками под глазами, - Помнишь, рассказывал, что мужа сестры в дурдом свел? Вон, отожрался, на казенных харчах. Думаю, куда теперь отвести, чтоб глаза не мозолил... - задумался. - Если пойдет со мной, конечно.
Вдали что-то взорвалось и запахло горелыми покрышками. Якоб - его куда-то тащили - притормозил.
- Постой, чего за место-то? Пожрать там дают? А то ни маковой ссинки во рту за весь день!
Сведет еще. Куда-нибудь. Потом отмахивайся лопатой.

Отредактировано Якоб Вук (04-09-2009 00:19:41)

4

-Та ты не бойся, голодным уж точно не оставлю,  - и не оставит ведь, уж что-что, а деньги у Двойнка водились. Не сильно много правда, да и нечего сюда много с собой брать. А сегодня так вообще по мелочи – не собирался гулять особо, но на двоих уж точно хватит.  Выбрались выпутались из толпы рук с пивом и старых, как оказалось, знакомцев беса. Да и не удивительно, раз сюда водит, значит один из его лазов, значит и клиенты местные. Бесов вообще не так уж много, наперечет, особенно тех, кто водит. И не теряет – что тоже важно.
«Мамочка» на которую Якоб первой тыкнул, видимо заметила жест и послала смачный воздушный поцелуй, сдобренный томным взглядом. Двойник приобнял беса за пояс, тихо посмеиваясь.
-Не пойдешь со мной, скормлю тебя от этой дэвушке. Судя по окрасу она явно на тропе войны, - полыбился приветливо, махнув в толпу. Ноздри чутко вздрагивали, улавливая ядовитый дым. Он бы тоже погонял. Не то что хороший водитель, но умений и драйва хватило бы. Вот только влиться в любую «спортивную команду» четвертого не так просто, это не кружок по интересам, это банда и история. И законы. Для этого тут жить надо, а так не примут. А он жилец приходящий, по настроению. В любой момент сбежать может. Хотя тут еще вопрос, куда и откуда он сбегает. Эхе…сюда бы еще библиотекаря затащить как-нибудь, чтобы полюбовался дикостью.
-Потопали, я сам жрать хочу, весь день как савраска на пол чашке кофе функционирую, - сказал и впрямь живот подвело. Хорошо идти было недалеко, свернули как раз перед поворотом, откуда валил дым и слышались раскаты мата, туда уже убежала часть народа из толпы, кто помочь, кто просто посмотреть на «большой бадабум».
В очередном переулке было  еще темно, звуки остались за преградами из стен. Это был явно не парадный вход – небольшая дверь между переполненных контейнеров с мусором. Двойник перешагнул через сомнительную в сухую погоду лужу и открыл дверь. Понятно, что сюда «посторонним в..», но совсем посторонним он тут не был, скорее работником, периодическим. Иногда вот так подумаешь, и понимаешь, что везде в жизни как-то пробегом. Ну а что поделать? 
Позвал и Якоба за собой, в узкий длинный коридор, в котором явно экономили освещение. Да и кому оно тут надо, священный полумрак, стены обиты когда то изумрудного цвета гобеленом, но сейчас он был до серого затертый и пыльный, под ногами скрипел каждой дощечкой паркет, кое где зияя приличными дырами. Снаружи этого было не слышно, но внутри стены дрожали от музыки, а сигаретное марево уже тут окутывало легким облаком тумана.
  Они прошли несколько закрытых дверей, свернули, еще раз, и когда коридор уже начал походить на лабиринт, наконец то добрались до выхода в зал за толстой железной дверью с засовом изнутри. Двойник цапнул Якоба за руку, чтобы не сбежал вдруг и вытащил в темный зал, окутанный сизым туманом, через который протирались цветные острые лучи света, блуждающие по редкой в этот час толпе. По сути типичный небольшой стриптиз бар, без своих названий на кружках разной масти и из фирменных коктейлей только кровавая и очень кровавая мери. Один у него плюс был – еду все же тут подавали, качества местного. Парень подтолкнул беса к стойке, подальше от пары человек, медитирующих над своими стаканами. Пустая сцена в тени сейчас было не видно, наверное заминка между выступлениями, так как народ в зале все еще сидел, лениво переговариваясь, судя по движению губ, или просто покуривая и вглядываясь куда то в свое прошлое или будущее. Музыка сейчас играла спокойная, но с явными сильными басами, которые на утро будут стучать в висках.

5

Есть много в мире, что и... Нет. Стоп. Не оттуда, вроде. Но факт есть факт. И вот никто ведь не скажет. А я тут мимо брожу!
Шумно, умеренный рокот, низкий гул глоток, сигаретный дым режет глаза, висит молочным облаком. В глотке сразу запершило, Якоб харкнул, отскребая кашлем мокроту из горла.
Уж лет пять как... и вот ведь. Эх. Покурить бы. Нет.
Он бросил сразу, как спустился вниз. Не сложно бросить курить, сложнее не закурить снова. Впрочем, он завязал с этим. "Бес" достал сигарету, закусил зубами, табак на языке горчил.
А в баре все знакомцы. 4-й округ - большая деревня, все друг другу не родня, но тести-братья-золовки как минимум, из конца в конце города слух идет ровно десять минут, с поправкой на ветер и время суток. Кому кивнул, кому махнул, от того в тень ушел. Да, есть такие. У "бесов" бывает испытательный срок, когда они водят почти всех. Кто-то говорил - сначала ты работаешь на авторитет, потом авторитет работает на тебя. Да, все так. Мелкие "бесы" берут всех. Взрослеют - начинают выбирать. Старые не берут вовсе. Они становятся собственниками типа Красного Черта, и запираются в своей норе.
Бар был почти пуст, время не то, вечер, прибыльное, жирное время добычи. И будни к тому ж. Местные алкаши - цвет округа.
Якоб прошел внутрь, по дощатому полу, сору, отплевываясь от дыма. Девочки на разносе в цветных юбках - смотрели на его соседа. Джо видный. Таинственный, в маске.
Эх, на меня б так бабы смотрели. Маску, что ль, нацепить? Волосья отпущу, цацки надену. Джинсы еще порвать можно на коленках. Нет, так, вроде, не ходят больше. Ползи, крыса, в нору.
- Вот это дело! - уселся прямо у сцены, довольный, вытунул ноги, сам в свету, ботинки в тени, потянулся. - Эй, Джо, позови, что ли, баб-то, а то они мимо меня что те мухи - вж-вж. О! Смотри, - ткнул пальцем аккуратно в сторону. Там сидел здоровяк с мощной челюстью и свиньячтими глазками. - Видал? Мокрый тут. А вот ты знаешь, почему его мокрым зовут? - улыбнулся, не показав зубов. Заговорщически. - Рассказать?

6

Смотри ка деловой какой, у стойки барной не захотел. Джо хмыкнул, фыркнул и, подозвав бармена, забрал у него две кружки пива, заодно попросив приготовить чего-нить поприличнее, благо знакомы они были довольно давно, и уж если им и подадут какую-нибудь гадость, то хотя бы прожарят хорошо. Бармен, низенький шкафчик на метр в прыжке, хоть и торчал еле-еле из-за стойки, но управлялся со всем и всеми быстро. Особенно с теми, кто смел что-то вякнуть про его рост. Вот так сидишь на высоком стуле и только и видишь, как начищенная словно медный пятак лысина снует туда сюда одиноким бильярдным шаром. А бармен тем временем подмигнул, а звали его Дездемона, кстати, и кивнул на Якоба, мол что, подцепил на вечер? Двойник беззлобно послал его в ответ.. за заказом, а сам вернулся к спутнику, усаживаясь рядом, окидывая пристальным взглядом тех же самых официанточек, на которых пялился Вук. Смотри ка, неужто понравились? Так мы по адресу что ли сегодня? На самом деле за столько времени Двойник так и не разузнал пристрастия беса в плане отношений половых, а теперь вот даже любопытно стало.
  Парень улыбнулся ночным бабочками и по боевой раскраске и по призванию и свистнул, чуть ли не перебивая играющую музыку, пнув сапогом сцену. Не собирался он пялиться на гладкий пустой шест,  такой одинокий сейчас, что просто до слез. Из зала его поддержал неровный строй свистков и криков, мол да, зрелище тоскливое что сил нет больше.
И только Двойник подал Якобу полную пенную кружку, как из за кулис появилась она. Этой девушке, с позволения сказать, а может и не девушке не было равных, и свист стал куда громче. Людей то оказалось не так мало в зале, ночью четвертый не спал до утра, это уж точно. Он вообще мало подчинялся как людским законам, так и времени.
А на сцену уже вышла она, в ярком эффектом свете прожектора и черном кружеве. Мадама Баттерфляй собственной персоны. Хозяка этого .. кхе кхе… бара, и мамочка всех пташек, что обитали в этой клетке и еще паре подобных на других концах округа. Сегодня им таки посчастливилось встретить ее лично. Огненно рыжая женщино в теле прошлась по сцене, залихватски виляя крутыми бедрами и улыбаясь нетерпеливой публике
-Нуу, -раздался ее хрипловатый, на редкость мелодичный голосок, - Кто тут у нас такой нетерпеливый и жадный до зрелищ?
Второй прожектор, блуждающий по залу, предательски выхватил столик Вука и Двойника, сделав их частью представления.
-Оооо, - протянула многообещающе Мадама и лицо ее вспыхнуло блеском глаз и белизной зубов в широкой улыбке, -Птица! – именно с ее легкой подачи Двоника многие в четвертом называли именно так. Он был не против в общем то. Галантно поднялся со своего места и только было собирался раскланяться, как угодил в пылкие объятия, получив смазанный страстный помадой поцелуй куда то в маску.
-Как же ты сподобился навестить свою старую, хихи, любовь? Соскучился, маааленький, - пухлые пальчики с яркими длинными ногтями потрепали по щеке, - И я, смотрю, не один! Какая прелесть! – ветреная Баттерфляй с невероятной для ее просторного тела скоростью оказалась около Якоба и с вполне вероятной дял нее силой, подцепил за шкирку и приподняла, заключая в объятия и подарив еще один смертельный поцелуй страсти, - Неужто новенький в моем гнездышке? Ай, ай, как же так!
http://i010.radikal.ru/0909/c6/4236fa4ad8fc.jpg

7

Вот это бабища, вот это дело! Ох. Огонь! Жаль только тушить нечем. Соку-то хрен. Джо, видать, о себе два раза подумал, а обо мне ни разу. Водицы б.
Кто сказал, что ему Якобу не нравятся женщины? Нравятся. Разные. Если молчат - вообще красота. Говорящая женщина - угроза миру, спокойствию и процветанию мужчины. "Бес" не любил баб, не скрывал этого, не стыдился. И не только потому, что они были у власти. Были грешки в прошлом, были опыты. Были разочарования. И их больше.
В горле перехватило, на уровне гортани завис тяжелвый запах духов, сладкий до мерзости. будто сожрал желе, и никак не проглотишь. Ноги болтыхались в воздухе, а на ребра давили арбузы пе ведру каждый, вкупе с пузом - надушенный танк.
Эх, как Крыса застрял. В мышеловне.
А горле першило до рвоты, хотелось прокашляться. Все глазели.
- Теть, я ваш с потрохами. Только...воздуху бы, - прохрипел, дернув плечом, выпал обратно, из оков, врезался задом в столешницу, зашипел от боли, согнулся. - Я такой бронепанк... бронетанк, в смысле... впервые, - выдохнул. - Будем знакомы, - протянул руку. - Якоб, местный бес, может, слыхали?
- Мадам, - девушка на сцене сощурилась и махнула рукой. - Мадам, это "бес", ущербный. С него ни кожи, ни рожи, ни денег. Подать с жалости хочется.
- Да сама не сдохни, пискля,- осклабился весело. Драка, особливо словестная - последнее дело.
Но в зале уже слышались недовольные вопли типа "Нахер беса, даешь кардебалет!".

8

Двойник в это время уселся на свой стул, покачиваясь, попивая пивко и посмеиваясь наблюдал за происходящим. Мадаму он знал давно, тетка задиристая и своего не упустит, но добрая и отходчивая. Особенно до юношей бледных и несчастных, каким сейчас выглядел Якоб, контуженный с непривычки страстным объятием. Да простительно, не каждый с военной выправкой такой натиск гостеприимства выдержит.
Баттерфляй, бабочка блин, тем временем повернулась к посмевшей что-то вякнуть девчонке, однако про Якоба не забывая и придерживая того, как поймала, за ворот
-Да что бы ты понимала, дура, -проворковала, заразительно рассмеявшись и снова повернулась к парню, -бесы, они ж как дети, им ласка нужна…и опыт. А если раззадорить, то после своего заключения под землей и не остановишь, - деловито подбоченилась, холмы, обтянутые кофточкой, увесисто так качнулись, -Ну разве я не права, сладенький мой? -наклонилась к Якобу, прижимая того к столу и лишая шансов на маневр.
Музыка тем временем стала громче, почти весь свеет ушел на сцену, где, по желанию публики, и правда началось действо в виде довольно соблазнительных женских форм в остатках одежды и на каблуках.
Фееричное появление Мадамы состоялось и теперь она спокойно могла заниматься своими делами. И если Двойник то знал, что женщина позабавиться и отпустит, но бесу это сообщать не спешил.

9

Черт. Крыса. Фу ты удружил старый друг. Чтоб тебе такая удача, да боком вышла. Нет. Прости меня, Крыса, зла пожелал... Тьфу, напасть.
- Мы, бесы, да. Нас если завести, мы ух! - улыбнулся, но дернулся, отодвинулся, назад. Стол накренился опасно, кружка с пивом поехала. С хряском расколотилась об пол.
- Но лучше нас не заводить, - весело осклабился, двигаясь назад. - В неволе не выживаем, - пожал плечами, тощим задом скользил по столешнице, все отдвигаясь. Извернулся, вылез из своей куртки. Полетели пивные банки и бутылки - загородил вид, как девка в дешевом курном дыме елозит по шесту. Зрелище не Бог весть, красивого мало, искусства вообще нет, но после работы оперу Шопена слушать и не сядешь.
В "беса" бутылка попала с третьего раза, хрястнула по плечу, больно. Мышцы заныли, завтра будет синяк. Здоровый такой, приятно лилового цвета. От еще одной банки увернулся, ушел в бок, между столами, к барной стойке, уселся на стул. Хлопнул по стойке.
- Соку, - заявил решительно, доставая сигарету, предыдущую где-то уронил.
- Нет сока, пей что дают, - бармен взглянул снизу, ткнул пальцем в виски.
- Сам свой чефирь брей... лей...пей! Воды тогда дай. С соломинкой!
Соку нет, бабы приставучие. Отдохнул. Развеялся. Вообще красота. Еще сейчас бабсовет в полном составе - и вечер удался. А! Нет. Прабабку еще. Вот прям сюда, на голубом вертолете. Тьфу ты, херь в голову лезет.
Стало тише. Девка ушла вбок сцены, софиты погласли. В дымном слезящемся воздухе плыл запах курева.
- Радиву, что ль, вруби, - Якоб взял свою воду, стал сосать через соломину. В хребет впилась изнутри какая-то злая боль. "Бес" ждал, пока придет Джо. К сцене он больше ни ногой.

Отредактировано Якоб Вук (09-09-2009 21:30:37)

10

Всю эту свистопляску с игривой Мадамой Баттерфляй и  улепетывающим бесом дружно поддерживал нестройный гомон и ободряющий свист. Правда кого именно поддерживали болельщики понять было сложно. Да и им то что, все развлечение, тем более парень юркий оказался и таки ушел, оставив в руках преследовательницы трофейную куртку. Сама же хозяйка заведения с деланным гневом напополам со смехом гоняла парня, под конец отвесив ему шлепок по заднице его же шмоткой, весело рассмеявшись и догоняя уже воздушными поцелуями. Но когда в ход пошли бутылки прикрикнула на разошедшуюся было публику, чтоб угомонились, черти полосатые, а то лично каждого на ночь поцелует.
Угроза таки подействовала лучше дробовика в лоб, смешки и улюлюканье еще раздавались, но как то потише т робко.
В воцарившихся во вновь  проснувшемся от долгого утра баре тишине и спокойствии женщина грациозно лавируя между столиками, подошла к Якобу, махнув рукой, мол сиди, не трону, лапа, и водрузила на его плечи его же куртку, ласково погладив по небритой щеке.
-Дай парнишке соку, не вредничай, - велела Дездемоне и удалилась в другой конец зала потрепать новую жертву, видимо одного из тех, кто рискнул кидаться бутылками.
Когда Двойник подошел к бару, на стойке уже стоял стакан яблочного сока. Искусственный конечно, из порошков, да и то роскошь, порой покруче вина-водки.
Маленькое дряхлое радио на том же конце стойки хрипло крякнуло, не перебивая негромкую музыку в зале. Парень сел на стул рядом с Якобом, держа в руках почти пустую кружку, недобро покосился на свои штаны, залитые пивом во время игрищ у сцены.
-Что ж ты так дергаешься то, Мадама ж добрая, -и по улыбке видно, что да, специально, да, чтоб не скучно было, и нефиг тут хмуриться.
Из динамика тем временем, прервав музыку, вещал голос ведущего
*И снова с вами радио Змиииия * слово это всегда мерзко приторно растягивалось, каждый диджей этого пиратского радио изображал искушение на свой страх и риск.
*Кто не спит в эту темную ночь *ворковал голос* кто поддался каким искушениям, пока инквизиторы спят в своих постельках…. - Что общего между  инквизитором и новогодней елкой? - И там, и там шары - всего лишь украшение...* тихий хриплый смех, немного уже сонный. А сейчас пара новостей с улиц и вас снова ждет сладкая музыка от группы «Карать ли?», они споют вам о том, что умеют делать, когда никто не видит…*

11

Хех. Змиюка вещает. Когда-нибудь им поджарят зады. До хрустящей корочки. Золотистой... Эх, жрать охота. Хоть соку дали. В ножки бухнуться надо. Зверь-тетка. Помочь надо в другой раз.
Другу Якоб мигнул глазом, улыбнулся, отсалютовал, донце стакана звучно бумкнуло по столешнице стойки. Опустошил, показал повторить. В неровном свете ламп народ стих, шуршание, глухой говор, дружный ржач. Здесь ждали, ждут, будут ждать эту волну. Она как отдушина. Даже нет, скорее - месть. Злая, мелкая, грубая, в лоб, но била наповал. В этом серьезном мире только 4-й округ продолжал быть сборищем цинично-простодушных идиотов, которые с удовольствием ржут, чтоб не плакать.
- Я с детства танков боюсь, - отмахнулся, - Даже отвантузило... тьфу, откантузило однажды. Ранение в голову. Подкрался, и в полки на меня упал. Танк, - подумал. - Игрушечный, кажется. С тех пор боюсь всего, что мне о них напоминает, - с шумом высосал остатки воды, принялся за сок.
"...А сейчас краткий блок рекламы. Ваша рубашка испачкалась? Не помогает ни один порошок? Кампания "Каратели за чистоту" предлагает свое уникальное решение проблемы! Костер! Костер уничтожает пятна любой сложности! Даже пигметные. Вы все еще не на костре? Тогда мы идем к вам!.."
В зале многие не смеются, шутка задела за больное. Некоторые встали - уходить. Официальные власти на счет радио молчат, но молчат очень красноречиво. Так что даже в четвертом некоторые уходят, чтобы не слышать висельных шуток ведущих. Они потом могут вспомниться на пытках.
Диджей снова включил микрофон, слышно, что прикрыл его ладонью "Джерри, пять секунд... Эфир", продолжил хрипло:
"Доброго вечера всем полуношникам. Мои дорогие, у нас сегодня просто зрывоопасный блок новостей! Горящие новости прямо с пылу с жару. Службе новостей радио стало известно, что официальные власти соизволили откомментировать взрыв дурки. Напомним для тех, кто был в танке и в запое, вчера, на вечере искусства, который устроили для психов в дурке, психов взорвали. В здании было много сливок общества, даже Верховный Инквизитор третьего. Все высокопоставленные шишки доставлены в госпиталь. Ни одного нормального человека от взрыва не пострадало. Сведения о взрыве розняться, одни источники учтверждают, что рвануло только одно здание, вторые, что аж три... Вот тут мне Джерри говорит - я там не был, но жопой чую, взорвалось больше. Предчувствиям жопы Джерри, мои дорогие слушатели, я верю даже больше, чем всем взятым официальным источникам...Потом всех, кого не убило взрывом, добили приехавшие на место взрыва каратели. Бесы, принесшие новости, говорят, что видели расплесканные мозги даже на уровне четвертого этажа. В общем, месиво.
Власти молчали так долго, что мы успели дать как минимум четыре блока новостей, пока они разродились своей версией событий. Оказалось, что это были не каратели, а террористы. Я не знаю, может, это были какие-то гастролеры? Проезжали мимо и устроили бесплатные показательные выступления?.. Ладно, это ж блок новостей.
Из остального все скучно. Под землей на уровне третьего округа пробка - столкнулись два беса. Ни один не хочет уступать дорогу. Оба с грузом. Ждем новых сведений. В очередных гонках без правил одержала победу машина Сопливого Джо. Кажется, он опять нажрался гороха перед заездом? В таком случае не удивлюсь, если это не машина везла Джо, а Джо на прицепе - машину. Вроде все из интересного? - короткая пауза. Голос, слегка уставший, снова вернулся, бодрее и звучней. - Ага. Далее у нас по плану дискуссия с Джерри. Звонки в студию и интересные мнения привествуются. Мы хоть и не Инквизиторы, но тоже любим жечь..."

12

-Да ты не бооойся, - откаментировал проникновенный рассказ о танках и боевых травмах Двойник, тоже в пол уха прислушиваясь к новостям. Интересно было услышать разные версии, тем более народное мнение. Не то чтобы Змиий был гласом народа, скорее шуткой жизни, но иногда очень верно там подмечали суть. Четвертый куда больше верил этим болтливым балагурам , несшим в народ полуночную чушь, похабные песенки, и сальные анекдоты. Слухи тоже не стеснялись распространять, но только проверенные. Вот и сейчас, вперемешку с любимыми приколами о правящих мира сего, поведали о взрыве –никуда, мать его, от него не деться.
Птица заказал еще пива, осушив ту, что держал в руке залпом. Бармен принес и тоже остался неподалеку, тоже слушал. Брови его живописно подергивались на лысом черепе, умудряясь изображать бесконечную гамму эмоций.

Джерри тем временем перехватил эфир, неспешный ленивый шепот нещадно корежили кривые колонки, но было видно, что он навеселе. Впрочем ночные эфиры никто трезвым и не ведет. Шумный вдох в микрофон* Ну кто тебе будет звонить в.. *заминка* три часа утра. Сейчас даже последний онанист видит десятый сон *снова пауза. Стало понятно, что диджей курит, медленно выпуская клубы дыма.* Так что нефиг нам звонить, чертовы извращены… если вы конечно не какая-нибудь милая краля без моральных принципов и разбавите нашу новостную бредятину парой жаркий стонов…. Лично для меня…
Что же до большого бадабума, то готовьтесь, будут трясти. Сдается мне откуда бы ноги не росли у этой истории, свалят все на четвертый.. или те, кто это сделал, свалят в четвертый. Следите, только у нас, за появлением новых лиц на улице*

13

- А чо бояться? Отбоялся свое, - вытащил из кармана платок, обтер пальцы - завачкался в чем-то. Протер щеку - на ткани - губная помада. - Вот прицельная тетка, - подивился, прицокнул языком. Забрал трубочку из стакана с соком. Сунул к себе в карман - пригодится. Всяко в жизни может понадобиться. С год таскал в кармане сухой кусок шоколадки. Черствый, заветренный, белесый почти. А когда в палец сломанный забрел - ать, пригодился. На два дня растянулся кусочек. Еще осталось. Так что карманы Якоба -  прорва хрени, бессмысленной, но нужной всегда ко времени. Платок исчез в куртке. Якоб опрокинул бокал, доглатывая последние капли - они текли по стеклу рыжеватыми дорожками. Кадык дернулся. Досуха. Вот теперь отставить можно.
По радио вещали ведущие.
От жеж не работается-то людям. Нет чтоб делом, вагоны разгружать - они языком. Балабошат об фигне. Трындят ночь напролет. А кому надо? Мне - нет. Я вообще радиву только по ночам слушаю. И то не дома. И то чтобы узнать, сколько время. И то... нет. Тут всё.
Короче, в Крысячью носоглотку этих балаболов. А лучше грузить вагоны.
Радио издало короткий злой треск, будто порвалась большая ветка.
- Опс, - голос ведущего нырнул в глухую трубу. - Ага, ожидаемо. У нас глушилка традиционная на линии. Нас все еще пытаются заставить молчать... Сейчас было патетично, да? - смешок. - Сам понял, что было. В общем, не будем о грустном, но я вам скажу. милые мои дорогие ненаглядные разбочнички и прочие асоциальны элементы, что Джерри, друг мой, прав. Хотя не во всем. Почему обязательно чертвертый округ? Что, других козлов отпущения на базу не завезли? А как же офиты? По мне так на них спихнуть все было бы даже проще, они-то не отвертяться. Поймают такого зайца, спросят - ты взорвал? Ну проблеет он - не мы, кто ему поверит? А как испансие сапоги ему наденут. Ну и опять же - разогну еще одни палец... Не надо разгибать, сам я, сам... Так вот, еще у нас бесы есть! Чем не отпускные козлики?
Якоб вскочил с места.
- Нет, ты слыхал, что этот двурогий...тьфу, убогий говорит?! - слышно скрипнул зубами. - Нет, ну везде мы крайние!

14

Квартира и мастерская Леонида Шеридана>>

Дав кому либо свое слово, скульптор Шеридан непременно держал его. Чувство ответственности подогревалось чувством вины, которое скульптор начинал испытывать всякий раз при неудаче. И только перед собой он не имел, казалось, никаких обязательств.
Спустя неделю после посещения "Страны чудес" мужчина опять направился в Четвертый округ. Причин тому было несколько, но, пожалуй, двумя главными были два обещания: одно из них скульптор дал себе самому, второе- Микаэлю. После встречи с Лоренцо четыре дня назад Шеридан твердо решил не давать больше воли чувствам, связанным с его другом, дабы не подвергать опасности их отношения. Изничтожить любовь невозможно так же легко, как какой-нибудь сорняк или выкорчевать, как розовые кусты, но Леонид и не собирался так поступать. Прошли три года, пройдут еще три, и еще- и проблема исчезнет сама собой, стертая временем в порошок. Ничто не длится вечно.
Обещание же, данное Микаэлю, было куда более незамысловатым: скульптор обещал навестить юношу в его следующий выходной день, и намеревался теперь это осуществить. Не смотря на разницу менталитета и социального положения, они неплохо ладили.
День выдался довольно погожий, не хуже был и вечер. В Четвертый округ Шеридан попал только после пяти часов: сначала долго добирался домой из сталелитейки, потом- по дороге сюда,- осторожно петлял переходами. Одет он был в простую одежду бежевого и разбеленного голубого цветов, и никак не походил на франта в белой тройке, который фланировал иногда на улицах Бестиария. В руках скульптор нес сверток с маленькими подарками для мадам, двойняшек и Жаклин.
По улице скульптор шел довольно торопливо: хотел добраться до "Страны чудес" засветло. Глупое, впрочем, было предубеждение: нож в ребрах от времени суток не меняет ни твердости, ни заточки, но было в этой торопливости что-то почти первобытное. Если солнце все еще на небе, значит, все еще не так страшно. Хотя умом Шеридан, конечно, понимал, что на улицах Отрубленной головы опасно вне зависимости от времени.

15

Хороший день был. Славный день. Теплый вечер. Ласковый. Солнышко по макушке гладит. Чуток припекает. Но не так чтобы очень. Пивка бы попить. Покурить. Когда настроение хорошее, попить пивка – в самый раз. А вот когда плохое – этим заниматься не стоит. Только продукт переводить, все уйдет в говно.
От этих мудрствований нелукавых Лафайета отвлекла мелькнувшая на дороге полосатая спина. Можно сказать, что его взяли за шкирку и вытряхнули в реальность так, что бандит широко глаза раскрыл и часто-часто заморгал, рефлекторно разворачивая руль.
- Твою ж праматерь! – кошка, вздумавшая перебегать дорогу, как и следовало ожидать, бросилась прямо под колеса мотоцикла.
Лафайету повезло, что скорость была невысокой. Животина – не дура, хотя поначалу показалась таковой.
Поняв, что дело худо – метнулась в противоположную сторону.
Валет «залег» на бок и мысленно помолился, чтобы не разнесло в щепки, разворачивая машину.
Заскрипела мелкая щебенка. Резина колеса полоснула по асфальту. Встал железный конь.
Затормозил. Выдохнул. Спешился. Снял шлем.
Что за дурацкая привычка орать на всю улицу, но пар необходимо было выпустить.
- Ну что ты, паскуда, под колеса бросаешься! Тварь полосатая! Из-за тебя чуть не обосрался! Убью к чертям собачьим! – негодовал бандит, сам внутренне радовался, что и он, и кошка остались целы.
Животина, разок посмотрев на орущего благим матом мужика как на идиота, как ни в чем ни бывало побежала к ближайшей помойке.
Вдоволь наоравшись, Лафайет заозирался по сторонам. Вот тебе, блин, пиво. Вот тебе, мать его итить, хорошее настроение. Было.

Отредактировано Валет Пик (21-10-2009 23:09:35)

16

Услышав звук возмущенно захлебнувшегося движка и скрежет щебня под шинами, Шеридан рефлекторно обернулся и увидел, как какой-то мотоциклист, лихо развернув машину боком, тормозит. Еще успел заметить метнувшийся в подворотню силуэт мелкого животного. Тормозной путь вышел не долгим, но скульптор по привычке попятился: мало ли в Четверке отмороженных водителей, от которых не знаешь чего ожидать.
Однако обошлось.
Леонид думал было продолжить свой путь, и уже отвернулся и сделал несколько шагов, как услышал зычный знакомый голос, обкладывающий кошку- ибо то была кошка,- матом. Обернувшись снова, скульптор увидел своего нового знакомого- Валета Пик, Лафайета, как назвала его когда-то Малина,- который снял шлем и бросал яростные взгляды и реплики в сторону зверька, давшего деру.
Шеридан просветлел взглядом и подошел к бандиту, сжимая сверток под мышкой.
- Привет,- вежливо поздоровался скульптор, не зная даже, велят ли ему идти куда шел или все таки Валет не настроен слишком уж агрессивно.
Внимание Шеридана привлек мотоцикл бандита: монстр, который выдержал, судя по всему, не одну сварку. Модели, конечно же, скульптор определить не мог, ибо не знал ни одной. Обычно машины Четверки выглядели скверно, но эта выглядела очень прилично. По всей видимости, Валет уходом и ремонтом не пренебрегал и всячески лелеял мотоцикл. "Вот уж и правда конь черен",- пришла на ум Леониду ассоциация со скульптурной группой, находившейся в работе.
- С тобой все в порядке?- поинтересовался скульптор у Валета, немного нервно теребя угол свертка.

Отредактировано Леонид Шеридан (22-10-2009 00:14:29)

17

- Епта, - выдохнул бандит, когда увидел фигуру, к нему направляющуюся.
Спалился.
Присмотрелся. Правда художник. Или скульптор. Недавний именинник. Тот самый, который все грустил, а потом…
Потом лучше было не вспоминать. Сам Валет тогда тоже дал лишку, но никто не буянил и все закончилось хорошо.
Валет понял, что его сердечные излияния внешний слышал. Повел плечами. Отступать было некуда. Оправдываться Лафайет не умел. Стыдиться – тоже. Однако же понимал, что нехорошо как-то получилось. Скульптор или художник – человек приличный. У людей приличных нежная душа. Они ругани не любят. Могут обидеться.
Правда, проблема отпала сама собой, когда Валет поглядел на подошедшего внешнего.
Кошки и след простыл, а Леонид оказался рядом. 
- Привет, - бандит перехватил подмышкой шлем, снял перчатку, протянул руку.
– Да нормуль все. Кошек тут развелось что-то, - буркнул себе под нос, потом улыбнулся. Медленно так, от уха до уха, показывая белые, ровные зубы. - Лезут, сволочи, под колеса.
-  А ты это куда? – раз уж встретились, обязательно надо поинтересоваться. Здесь в Четвертом с этим было просто. Пароль – отзыв.

18

Придержав левой рукой сверток, Леонид подал правую для рукопожатия. Поздоровались.
- Я в "Страну" иду,- ответил мужчина, зачем-то обозначив направление вялым жестом.
До борделя оставалось меньше квартала, так что минут через пять или семь ходьбы должна была замаячить впереди цветастая вывеска.
- Кошки- это да,- рассеянно заметил скульптор, с интересом продолжая разглядывать мотоцикл. Впрочем, скоро он поднял глаза на его обладателя.- Хорошо, что ты успел затормозить...
Шеридан чувствовал себя немного неловко. Обычно он не застревал посреди улицы с разговорами, и уж тем более с людьми, которых едва знал. Хотя еще в прошлый раз он решил, что Валет ему все же нравится, он не достаточно пробыл с ним, чтобы найти общий язык, и теперь немного терялся.
- Не слишком страдал прошлый раз?- поинтересовался Леонид, едва улыбаясь.- Ну, после моего... Дня Рождения.
Поскольку Шеридан конец вечера не помнил, а после этого своего нового знакомого не разу не встретил, он понятия не имел, чем закончился вечер для Лафайета.
Скульптор переступил с ноги на ногу, рассматривая лицо собеседника при свете дня. В прошлый раз Леонид не смог этого сделать в силу вполне объективных причин, хотя сейчас узнал Валета без особого труда. Лицо его было на вкус скульптора вполне примечательным: не слишком симметричным, но довольно привлекательным, если не обращать внимание на ожог. Да и улыбка была открытой, приятной.

19

- Страдал? – переспросил Валет все так же широко улыбаясь. – Нет, - протянул с удовольствием что-то вспоминая, - чтоб так все страдали. Ну разве что утром так чуть-чуть похворал.
Той ночью Лафайет протрезвел быстро. Отчасти стараниями Мод. Похмелье, конечно, на утро дало о себе знать, поэтому из «Страны Чудес» бандит выбрался только к вечеру. 
- А мы вот это, вчера удачно сработали, - сообщил пространно. Подробности говорить не хотел, но радостью поделиться считал необходимым. «Сработали удачно» - означало угон машины у одного хмыря, который в свою очередь угнал ее у другого. Машину проплатил третий. По слухам для своей крали. Процент был хорошим, дело плевое. Тачка теперь стояла в гараже заказчика,  толстого Аджита – небритого, лысеющего знойного мужика с пузцом в трениках с золотыми лампасами. Аджит был мужик правильный. Мужик сказал – мужик сделал. Достал коробку, отсчитал деньги, поблагодарил. Звал пить коньяк, но Валет отказался. Краля у Аджита была молодая. Черноглазая, руки тонкие, цепкие, глазами зыркала как кошка. Валет таких женщин не любил. Они как волшебницы из детской сказки могли подсыпать в еду отраву или сонный порошок.
- Я тут пива хотел выпить, - сообщил Валет следом. Заговорил быстро, поясняя. – Хотел отдохнуть немного. Настроение хорошее. Ну это, до кошки, - выпалил на одном дыхании. – Ты к чудесатым-то надолго? – сбавил скорость, щурясь от света, наклонил набок голову.  – Ну, бишь, с бабами будешь, или тебя подождать? Могли бы вместе выпить, - подытожил мысль.

20

Растерянность Шеридана усугубилась после предложения Валета выпить с ним пива. Он неопределенно повел плечами, тут же усмехнулся, представив как смешно, должно быть, выглядит со стороны.
О том, что именно и как сработал Валет с друзьями Шеридан даже задумываться не хотел. Сработали- и сработали. Молодцы, вовремя подсуетились. В Четверке каждый зарабатывал как мог, и скульптор не раз напоминал себе, что неизвестно кем бы стал он сам, очутись на самом дне общества.
Ну а фартовый Валет, надо полагать, теперь ехал обмывать успех.
- Я на ночь остаться хотел,- ответил скульптор, и пояснил непонятно зачем.- До утра. Я не то что бы к бабам... Гхм!..
Здесь Шеридан сбился, замолк. Предложение бандита выпить вместе пива было неожиданным, и несколько мгновений мужчина пытался сообразить как бы ответить. Обижать отказом не хотелось- он рад был разговорчивому Валету, легкому на подъем и шебутному. Но, с другой стороны, он шел практически в гости, и его ждали.
- Не знаю даже,- пробормотал скульптор, а потом спросил почти с надеждой.- А ты не хотел бы выпить у девчонок, как прошлый раз?
В местных барах и клубах Шеридан не был ни разу, и боялся, что в любом случае будет мозолить местным глаза. Скульптор не был уверен, что сможет постоять за себя, поэтому злачные места благоразумно обходил стороной.
- А это вообще... нормально будет, если я с тобой пойду?- вдруг спросил Леонид, и выдал следом.- Меня-то за лоха обычно с виду держат... Вот так,- скомкано закончил скульптор.

Отредактировано Леонид Шеридан (22-10-2009 01:54:01)