Архив игры "Бездна: Скотская кадриль"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Городской пляж

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Чтобы попасть на пляж, нужно пройти по одной из коротких боковых аллей широкого Осеннего бульвара, зелёным ленточным червем окаймляющим границы Второго округа. Этот узкий, плоский, каменистый отрезок береговой линии, с обеих сторон тесно зажатый между нагромождением мрачных, лоснящихся фиолетовой чернотой портовых сооружений, погрязших в неумолчном грохоте, не предназначен для комфортного отдыха в шезлонгах под щедрым летним аммонским солнцем.
С суши полоску пляжа теснят к пенящимся волнам склады, доки, мастерские по ремонту морского снаряжения и припортовые торговые ряды, штурмуемые шумливыми моряками, на которых даже рядовые заводские рабочие посматривают с вечным неодобрением и подозрением. Это просолённое, продубленное пронзительным ветром племя с бесстрашными усмешками и горящими глазами вносит беспокойство и разлад в размеренное механическое существование обыденных горожан, беспрекословно подчиняющихся власти Святой Инквизиции и не думающих о прелестях борьбы с прекрасной и могучей морской стихией, своей силою будто вдыхающей храбрость в избравшую её сердца.
На сером, засыпанном осколками камней пляже неуютно и сиротливо примостилось несколько аккуратных автоматических навесов обтекаемой формы, невыразительных в своей однообразности, бесшумно разворачивающихся и мерцающих слабым световым излучением, когда с неба льётся монотонный дождь. Ни скамей, ни кафе с барами в густых зарослях деревьев и цветущих кустарников здесь нет. Голая неприглядная местность. Редко можно увидеть, как по вечерам один или двое детей под внимательным присмотром взрослых бегают вдоль прозрачной, очищенной от водорослей и плавника воды, со смехом вылавливая цветную гальку и завитки ракушек.

2

<<< Тюремный сад

Из тюремного сада молодой инквизитор все-таки зашел домой. Не сменяя одежды и не заходя в дом, позвал садовника и приказал вывести ягуара. Опустившись на колени, крепко обнял свого единственного друга, по детстки уткнувшись лицом в мягкую теплую шею.  И повел гулять явно обрадованного этим зверя.
Несколько часов подряд Джон бродил по городу, бездумно следуя прихотливому изгибу улиц и переулков. Отупение и апатия, вызванные казнью, постепенно отпускали, сменяясь усталостью. Погруженный в свои нехорошие мысли, молодой инквизитор не замечал, как расступаются при его приближении горожане - одни испуганно, другие почтительно, какими глазами смотрят они на странную пару.  Дэниэл, чувствуя тоску хозяина, послушно трусил рядом. Зверь любил такие прогулки. Лишь однажды,  уловив соблазнительный запах, доносящийся из магазина, позволил себе отвлечь хозяина от раздумий. Заворчав, ткнулся мордой в руку, давая понять, что вон из того здания вкусно пахнет мясом, и он не отказался бы от кусочка-другого.
джон послушно выполнил требуемые действия. Зашел в магазин вместе с ягуаром, игнорируя испуганно-недовольные взгляды продавцов и посетителей. Купил требуемое количество, выйдя на улицу, присел на первую попавшуюся скамью, накормил зверя. И понял, что гулять больше не хочет. Впрочем, домой хочет еще меньше. Подозвав аэротакси, он оплатил дорогу до городского пляжа.
А прибыв на место, решительным шагом пошел мимо грязных и шумных портовых сооружений вглубъ пляжа, ища абсолютно пустынное место

Мрачное, неуютное место. Об острые прибрежные камни с шипением бъется пенящаяся вода. Серый берег, серое небо, серое море. Подойдя к самой кромке воды, Дорсет уселся на крупный валун. Не обращая внимания на то, что острые грани впились в тело, он расслабленно следил, как набегающие волны лениво лижут черную кожу сапог. Дэниэл сидел рядом, переводя взгляд желтых глаз с хозяина на морской прибой и назад.

Отредактировано Джон Дорсет (13-08-2009 00:13:31)

3

Сунув руки в карманы, Саша медленно брел по набережной. Настроение было далеко не самым лучшим. Впрочем как и все последние годы. Моргану удавалось испортить его одним только своим видом. Хотя младший и старался не реагировать на свои чувства: наверное как никто другой он знал, что брату лучше лишний раз дорогу не переходить.
Погода, словно зная все наперед, подгадала настроение Саши и сделалась пасмурной. Иногда унылый день разгонял мелкий дождик, заставляя прохожих быстро-быстро бежать в укрытие. Дабы не промочить ножки. Тэйлору же было несколько все равно, таять он не собирался. А вот прогуляться по набережной пусть даже в дождь – вполне. Цель была поставлена, а ноги сами шли в нужном направлении: не так уж редко пытался младший укрыться здесь от Моргана, мыслей о возвращении домой, увольнении или чем-то еще.
Издалека он заметил что-то странное. На фоне пляжа вырисовывалась фигура. Причем фигура явно не человеческая. Саша замер, пытаясь разглядеть нечто. При хорошем прищуре и паре шагов вперед он понял, что это нечто – огромная сидящая кошка и человек, по-видимому хозяин, рядом. Сам парень никогда в жизни не видел подобных животных, спокойно гуляющих вне вольера. Однако вот оно, тут, сидит и вертит мордой, чувствуя приближение человека.
Постояв на месте и набравшись духу, Саша очень медленно двинулся навстречу, всем своим видом показывая, что не боится и не сделает ни животному, ни его хозяину ничего плохо. Однако через пару метров он снова остановился. Кошка была совершенно под стать своему хозяину – инквизитору. Тэйлор нервно сглотнул: это пугало куда больше, и стал потихоньку осматривать себя, все лив  порядке. К таким персонам нужно едва ли не как младенец чистым приближаться.
- Добрый день, - ничего умнее брюнет в такой ситуации придумать не смог.  Да и приблизиться еще больше не решился.

4

Очередной сеанс самоедства новоиспеченного инквизитора прервало мягкое шуршание шагов. Рука сама поползла к хлысту, привычным движением обхватила рукоять, но тут же разжалась.  Не стоит.  Раздраженно пнув ногой камень, Джон обернулся. Молодой парень, судя по виду - не из портовой швали. Приличный.  Наверное, вышел подышать свежим воздухом на сон грядущий.
Услышав робкое приветствие Дорсет тяжело вздохнул. (неужели в этом человеческом муравейнике невозможно найти уединения). Хотя, по правде сказать, этот горожанин появился в нужный момент. Самокопание в этот раз зашло слишком далеко. Он, бывший военный, уже готов был расплакаться от острого осознания собственной слабости и никчемности.  А это плохо.  Не стоит признавать поражение после первой же неудачи.
Еще раз вздохнув, инквизитор машинально потер глаза рукой в перчатке - и тут же осекся, почувствовав сквозь тонкую кожу выступы маски. Слишком нелепо это, наверное, выглядело.
- Добрый день, - глухо ответил он. - Что-то случилось?
Этот прохожий явно ощущал неловкость от встречи с ним, и почему то это было неприятно.
- Не бойтесь, я не кусаюсь, - добавил Джон уже мягче.  - Дэниэл не кусается тоже. Он хорошо воспитан, - и перевел взгляд на своего питомца. Тот сидел все также неподвижно, и с интересом смотрел на подошедшего. Чтобы показать ягуару, что все в порядке, Дорсет положил ему на загривок руку.

Отредактировано Джон Дорсет (24-08-2009 03:36:46)

5

Похоронное бюро "Плакучая ива"
Двойник надеялся, что Ад Патрес назовет свой настоящий и точный возвраст, ведь это бы означало, что что-то он помнит (конечно, дату он мог придумать), а соответственно и есть какая-нибудь зацепка. Но, увы, возраст был расплывчатым, и Иблис действительно убедился, что его коллега ничего не помнит. Везет же.
- Ты слишком много о нем думаешь. - призрак подошел к двойнику и ободряюще хлопнул того по плечу. - И забываешь, что ты послан нравоучать Дефо, а не он тебя. Только не он.
Не слишком тянет на полноценное утешение, но ведь это было правдой. Зачем нравоучать мертвого человека, ведь он уже не сможет изменится, в то время как живет может окупить свои ошибки. И вот как раз для этого ему понадобится помощь того, который все о нем знает, и не предвзято может взглянуть на все его поступки со стороны.
Продолжать эту тему Самуил не стал.На пляж, так на пляж. Отсюда ближе всего было дойти до городского пляжа второго округа, да и это было как-то удобнее. Несмотря на обилие гуляющих в округе горожан, там было намного приятнее берега в Отрубленной Голове, которому Иблис чуть ли не всю свою жизнь посвятил. Конечно, в порту и глаз было меньше, хоть их вдвоем никто не мог видеть. Пожалуй, для ознакомительной прогулки хватит и того, чтобы походить босыми ногами по колкому серому песку и полюбоваться хмурым неспокойным морем. Порой Иблис всерьез огорчался, что является всего лишь двойником, а не каким-нибудь полтергейстом. Проходя вдоль улиц, он часто ловил себя на мысли, что хочет взять аппетитный крендель с прилавка, или дать под зад толстому грузчику, который создал пробку на тротуаре. Если бы в его недолгой здесь жизни можно было творить что хочешь, он бы неприменно стал чуть счастливее.
- А ты плавки взял? - с усмешкой поинтересовался у Ад Патреса Иблиса, искоса на него поглядывая. Разумеется, двум двойникам плавки не нужны, но раз уж они сегодня решили вести себя немного по-живому, то можно было бы еще прихватить надувной матрас, полотенца и панамки от солнца. Впрочем, вряд ли Ад Патресу составило бы труда все это сотворить, если он не призрак, а больше двойник. Да к тому же, было спорно, можно ли купаться сейчас в море.
- Я около шести лет своей жизни проработал в порту в Отрубленной голове. - может быть коллегу это совсем не интересовало, но Иблис просто хотел ему рассказать о своей жизни, что помнил. - И грузчиком, и кладовщиком, и простым матросом. - Он выставил перед собой руку - крепкую, узловатую, покрытую толстыми как тесьма венами. - Тяжелая работа, но мне нравилась. Когда я перетаскивал тяжеленные мешки с разнообразным песком, углем, мороженой рыбой, я забывал о том, о чем не хотел думать. Конечно, в то время меня еще не отягощало бремя такой большой вины, как сейчас, но поверь мне - было то, о чем хотелось забыть.
Наверное, Ад Патресу неинтересно слушать гундение про чужую нелегкую жизнь, но пока тем для разговора не находилось. Меж тем извилистая аллея уже подходила к своему концу, и вдалеке можно было увидеть полосу серого моря.
- А ведь до этого я учился в семинарии, был милым прилежным мальчиком, никогда себя не трогал, даже когда хотелось. - Иблис ухмыльнулся, вспоминая трудный период своего полового взросления. - Потом, разочаровавшись в светском обучении и в религии в частности, ушел из дома и сполна окунулся во всемозможный грех. Могу сказать, что я жалею. Но иногда что-то внутри меня подстегивает опровергнуть свою точку зрения, ведь если бы я пошел той тропой, о которой мечтал, то никогда бы не узнал как сладки бесовские яблоки.
Двойник замолчал, припоминая Лойсо. Уж тот себе ни в чем не отказывал. Возможно, Иблису бы удалось быть более стойким.
Вскоре Ад Патрес и Самуил вышли к берегу. Подойдя к изгороди, отделяющей пляж от променада, призрак развернулся к своему собеседнику. Сщурив глаза от солнца и прикрыв их ладонью, он улыбнулся.
- Расскажи лучше о Гаспаре. Мне интересно.
У двойника и в мыслях не было шпионничать и рассказывать всю щекотливую информацию Лойсо. Возможно, тот вообще ничего не узнает, так что это было лишь личным интересом Иблиса.

6

Точно, вообще зациклился что то на этом упыре патлатом, привык наверно. Буркнул полушутя.
- Посмотрю я на тебя, когда ты со своим год проживешь, о чем думать будешь, - и легко, но фамильярно пихнул его кулаком в бок.
Всю дорогу до пляжа двойник едва поспевал за Иблисом, потому что все время оглядывался и смотрел вокруг буквально разинув рот. Собственно он сам никуда не выбирался. Занимало его абсолютно все: пролетающие мимо аэромобили, орущая на площадке детвора, отражение людей в витринах, бродячая кошка, подбирающаяся к взъерошенной мелкой птице, занятой отвоеванной у товарок коркой хлеба.
- Плавки? Это зачем? – искренне не понял, судя по всему и по жизни без нательного ходил. – Ты вон вообще без ничего прошлый раз приходил и ничего.
Усмехнулся и пошел рядом, что бы лучше слышать, что говорит Иблис. Вообще ему было все интересно, но после того, как уже пару раз спрашивал и говорил совершенно не то, что подобает, опасался вообще лезть в чужую жизнь. Сразу представил Иблиса и тяжелым мешком на плече, воображение услужливо нарисовало как перекатываются мышцы под потемневшей от загара кожей, и солоноватый ветер треплет темные кудри. Чуть приотстал и посмотрел придирчиво на свою руку. Нет, ему, похоже мешки разгружать не приходилось, хотя он считал себя парнем с нормально развитой мускулатурой, и был уверен что в драке навалял бы Гаспару люлей. Блин, опять о нем думает, вот наваждение то…
- Ты был матросом, да? И на корабле ходил? А где был?
Про сладость бесовских яблок и всевозможный грех решил не спрашивать, потому что смутился.
- Значит, был бы священником или даже инквизитором? Из тебя получился бы красивый святой отец, - Патрес искренне рассмеялся, почему то представляя как обнаженный пастор важно и независимо шествует между рядами в церкви, а у народа вытягиваются лица и тетки падают в обморок. В это время они как раз вышли к морю и Патрес просто восхищенно замер перед раскинувшимся перед ними пространством.
- О Гаспаре… - заметно посмурнел. – Не знаю что рассказать то.
Задумался, перебирая в голове что он мог рассказать об инквизиторе и по-возможности без личных обид.
-Он терпеливый, - ага, сколько надо сил и времени что бы довести. – Осторожный, - блудить то блудит, а пока все шито крыто. - Нравится многим, – даже тебе, Иблис, сам говорил что красивый. - В нем для святоши слишком много жизни. Нормальный был бы мужик, а так словно давит в себе что то, потом как сорвется… – качнул головой. – Грехи все замаливает. А хер ли молиться каждый раз, или уж не грешить, или ушел бы из церкви что ли, да жил как хотел. Ненавижу, лицемерный упырь. – только последнее прозвучало равнодушно и вообще как то по-привычке.
- Верит он искренне, что всегда прав. Даже когда убивает… – сказал и словно споткнулся. Что-то разболтался он сегодня, язык без костей.

7

Иблис повернулся к Ад Патресу в профиль, чтоб и его видеть, и на сизую морскую дымку поглядывать, наслаждаясь привычным спокойствием и в то же время тревожностью мутной воды. У берегов Аммона море всегда было как-то спокойнее, словно бы неприступные волнорезы и высокие берега охраняли город от атак шумливой стихии, в то время как там, в открытом море, было очень неспокойно. На памяти у Иблиса было очень мало дней, проведенных вдали от берегов, когда вода хранила полную безмятежность.
- Да какой уж... ездил... - призрак вздохнул и потер переносицу. - Максимум меня брали юнгой на рыболовецкие шхуны, или же в дополнительную охрану на грузовые корабли, которые курсировали между Аммоном и близлежащими городками Империи. Ничего интересного. Не видел я ни стран диковинных, ни городов красивее родного.
Зеленые глаза устремились вверх, к острым шпилям города, надвисающим над серым пляжем. Можно ли назвать его красивым? Мрачный, холодный, неуютный, но по своему прекрасный. Остальные города, которые можно было бы сопоставить с Аммоном, Иблис видел только на картинках. Было невозможно с уверенностью сказать красивее они или нет, ведь художникам, особенно правительственным прихвостням, свойственно все приукрашивать и ставить заплатки там, где это нужно.
- Вряд ли инквизитором. Духа бы не хватило. К тому же, я никогда не рвался к власти. Не для меня подобное. Мне проще быть исполнителем, а не рисковать жизньями других из-за своих приказов.
Насчет красивого, Иблис хохотнул и что-то пробурчал на тему того, что сильно сомневается в этом, и что прихожане смотрят не на лицо священника, а на его одеяние в первую очередь.
Рассеянный взгляд снова вернулся к серому песку у кромки воды, который то впитывал в себя волны, то вновь высыхал под мутным солнцем. Иблис оттолкнулся от ограды и пошел в сторону спуска к воде, оглядываясь, чтобы и Ад Патрес за ним поспевал.
- Если Дефо захочет просто так уйти - его никто не пустит. Наоборот возникнет много вопросов, будут усиленно копаться в его деле, искать подвох. Найдут к чему придраться. - призрак вдруг резко обернулся и поднял удивленно брови.  - Особенно если ты говоришь об убийстве.
Значит, у власти славного Аммона стоят убийцы. Эта мысль совершенно не удивляла, даже наоборот - была обыденной. Пусть то убийство кого-то высокопоставленного, или же наоборот - случайного человека, но властные люди никогда не бывают чисты.
- Вот ты говоришь о нем.. хорошо говоришь. - двойник спустился к песку, и мелкие камушки тут же засыпались между пальцев, приятно щекоча пятки своей холодностью. - Помогал бы ему, раз он на таком распутье. Это в твоих силах.
Иблис плюхнулся на список и сложил ноги по-турецки.
- Хотя, если говорить о нашей с тобой...м... "профессии", то я совсем не представляю, чем могу помочь Наварро.

8

«Интересно, а я видел другие города?» Перед глазами всплывали только улицы и дома Аммона, да и те, что он узнал вместе с Дефо. Все равно хорошо, когда есть с чем сравнивать, а двойнику и этого не досталось.
- То что не отпустят, это я не подумал, - двойник запустил пальцы в неровно остриженные темные волосы.
Сказав про убийство, Патрес смешался и на некоторое время замолчал. Вроде надо что то исправить, сказать, например, что это только образная фраза, мол, работа у Верховных такая. Но почему-то пояснять ничего не захотелось. Как и просить, чтобы сказанное осталось между ними. Судя по всему, Иблиса это не особо удивило, да и не было в этом никакой тайны. Не видел двойник разницы между узаконенным убийством в застенках Сферы или в темной подворотне Четвертого округа. Может быть, последнее было даже гуманнее.
Двойник спустился за Иблисом к воде. Тот уселся на песок, а Патрес осторожно шагнул к самой кромке воды, так что мелкие набегающие волны касались кончиков пальцев. Потом сделал еще шаг, так что вода закрыла его ступни, намокшие брюки его совершенно не волновали. Осторожное, словно игривое прикосновение моря было приятным. Сначала показалось, что вода холодная, а потом даже наоборот, словно она теплее окружающего воздуха.
-Думаешь, мы здесь именно для этого, помогать?... – двойник запрокинул голову, словно пытаясь что-то рассмотреть в бесконечно высоком небе. - Что в моих силах? Я сам не знаю, как должно быть правильно. Вправе ли я решать что верно, а что нет? Я не знаю, Иблис…
Здесь было так спокойно. Небо и море, все в равновесии. Им не было дело до людских грехов или добродетелей. Может Богу тоже нет до них дела? Посмотрел-посмотрел, плюнул да и ушел, оставив их наедине с собой. Как оставляет в запертой комнате родитель свое избалованное и капризное дитя.
- Я не знаю ни тебя, ни Наварро. Поэтому может опять скажу что-нибудь не так. Только я думаю, ты ему нужен намного сильнее, чем можешь представить, - двойник обернулся и посмотрел Иблису в глаза.
«Я это вижу в том, как он пытается тебе помочь или обнял тогда, в кабинете, как он смотрит на тебя…»
- Вот Гаспар бы наверно душу продал, что бы от меня избавится. – Патрес рассмеялся немного грустно.

9

Некоторое время Иблис спокойно безо всяких слов наблюдал за Ад Патресом. Его взгляд спустился к его ногам, окунутых в воду. Он улыбнулся. Было в этом что-то приятное, живое, словно бы сейчас они были настоящими, как при своих жизнях. Кстати, его волновал один вопрос - кто такой Ад Патрес. Он знал, что существуют разного рода двойники, и знал к какому из них причислять себя. Но ведь есть и те, кто воплощаются ночными кошмарами, серыми тенями и морским бризом, при том не имея за спиной памяти и прошлого. Просто приходят на землю, чтобы всюду следовать за своим хозяином, доставляя ему проблемы или наоборот помогая. Ведь могло быть так, что Ад Патрес является таким же, но его уверенность в том, что он забыл свою жизнь, придает какую-то надежду, что и он был когда-то живее живых.
- Помогать и себе, и своему спутнику. - уверенно сказал Иблис, словно бы определенно точно знал смысл своего существования и существования Ад Патреса. Наверное, большое значение в его жизни все-таки сыграла религия. Даже в смутные годы поиска самого себя в грязных кварталах Отрубленной головы, он не отходил от нескольких истин, заученных еще с отрочества. Например - помогать. Бескорыстно, просто совершая благо деяние. Так что он до сих пор не мог понять, почему нужно отказываться от помощи, если можешь ее преподнести, даже в ущерб себе.
- Если ты можешь обладать силами куда большими, нежели Дефо, то вправе что-то решать. - тем же спокойным тоном продолжал Иблис. Как ни странно, они с Ад Патресом хорошо друг друга слышали, несмотря на шумливые волны и крики истеричных чаек. - Но только то, в чем ты уверен. Хотя.. кто я, чтоб тебя учить? Я тут всего-то несколько дней, даже смешно говорить.
Призрак хмыкнул и сгреб в кулак серый песок. Приподняв руку, он стал наблюдать как песчинки, струясь, падают обратно, образовывая маленькую горку. Когда Алистеру было три года, они часто семьей приходили на пляж (кроме отца), и Самуил учил его как правильно строить песочные замки.
- Лойсо - священник. - хмуро напомнил двойнику Иблис, отряхивая руку от песка. - Он должен помогать. Его так воспитали. Меня так воспитали. С этой точки зрения мне непонятна позиция Дефо. Может, он считает тебя прихвостнем лукавого?
Иблис улыбнулся и припомнил, сколько раз Лингвера называл его "Шайтаном". И страстным шепотом, и недовольным рыком. Может, слова, произнесенные вслух, действительно имеют не такое уж и большое значение, ведь несмотря на это он продолжает помогать призраку.
- Наверное, об этом можно говорить бесконечно.
Мужчина рывком поднялся с песка, отряхнул бриджи и подошел к Ад Патресу, точно так же по щиколотку заходя в воду.
- Просто доверьтесь друг другу. - шепнул почти у самого уха Иблис, затем резко обхватил двойника поперек торса, поднял в воздух и, пока тот не успел сообразить, что к чему, кинул в воду подальше от себя, где было глубже.

10

Улыбнулся, поглядывая на Иблиса из под руки. Важный такой сидит на песке, как восточный хан и вещает истины с самым уверенным видом. Трубки ему для довершения образа не хватает и полотенца на голове. Откуда эта картинка взялась, вообще не понятно.
- При чем тут учить или не учить. Ты вообще первый… - задумался, подбирая правильное слово, - такой же как я. Хочу знать, что ты об этом думаешь, и все, а решу я сам.
Других призраков он вроде не видел, а может внимания не обращал. Конечно, Иблис был старше его по возрасту даже на первый взгляд, и знал наверняка больше. Но слушал его Патрес вовсе не по этому. Ему авторитеты были вообще чужды, наоборот привык спорить до хрипоты по любому поводу. Просто тянулся к нему и от чего-то доверял, не задумываясь о причинах. Упрямо мотнул головой.
- Нет, это не долг. Долг не так исполняют, не с таким лицом. Да чего ты зациклил – воспитали, не воспитали. Вдруг он просто человек хороший, твой Наварро. Хотя для инквов это наверно нонсенс, - убежденно.
На фразу о прихвостне Лукавого расхохотался как мальчишка.
- А почему не кара господня?! Я ж страшен в гневе! Надо как-нибудь копыта с рогами отрастить, и явиться Дефо ночью.
Он спокойно и открыто смотрел, как Иблис встает и идет к нему, не ожидая никакого подвоха, только попытался немного отстраниться, когда тот подошел совсем близко, так что стало немного неуютно.
- Доверять этому упы… упы-ух!
Совершенно неожиданно небо перевернулось, двойник оказался в воздухе и через мгновение бултыхнулся в воду с головой, подняв кучу брызг. Не особо глубоко было, наверно едва по пояс, но он все равно успел нахлебаться соленой воды, встать и обрести равновесие получилось не сразу. Мокрая одежда облепила тело, сковывая движения. Двойник вскочил, кашляя и отплевываясь, пытаясь одновременно развернуться, найти обидчика, перестать возмущаться и смеяться, убрать с лица мокрые волосы, что залепили глаза.
- Ах ты бисов сын!!! – рывком метнулся вперед преодолевая сопротивление воды, хватая Иблиса за грудки богатого камзола и опрокидывая за собой в воду.

11

Бултых оказался довольно большим. Иблис не был уверен, видят ли это случайные прохожие, или может брызги и круги на воде являются лишь их собственной иллюзией, но все равно обернулся за свое плечо, выискивая хоть кого-то, заинтересованного в происходящем. Но, может, никому не было до этого дела, а может никто действительно этого не видел, в любом случае - лишних глаз поблизости не наблюдалось.
Водные забавы стойко ассоциировались с детством. Сразу всплыли воспоминания о том, как они с мальчишками ходили рыбачить на тихую заводь на границе с Отрубленной Головой. Родители запрещали даже близко приближаться к этому округу, но что взять с мальчишек. Чем больше запретов - тем сильнее желание. Человеческую натуру ничто не поменяет. Вот и они бегали на пустнынный каменный берег, чтоб наловить мелкую рыбешку забавы ради, а заодно и побаловаться в воду. Все игрища как раз так и начинались: кто-то незаметно подходил к "рыбаку" и толкал его в воду.
То, что Ад Патрес захотел ему отомстить, было весьма понятно. Да и Иблис не сопротивлялся - игра есть игра. Только сильнее засмеялся, когда тот ухватил его за грудки и потащил в воду. Телосложением призрак был крепче, чем двойник, поэтому сдвинуть его было не так-то просто, но парень справился. Выставив перед собой руки, Самуил плюхнулся в воду. Прежде, чем упасть, он еще успел над чем-то подскользнуться и почувствовать резкий укол в в большой палец ноги, но совсем не придал этому значению. Сидя на молководье, он ставил целью только вернуть Ад Патреса обратно на дно, заставляя посопротивляться и чуть подраться.
- Сам ты упырь! - с хохотом, Иблис потянул Ад Патреса за штанину обратно вниз. Прихватив его ладонью под шею с затылка, он попытался с головой окунуть двойника в воду. - Сейчас я отмою твою косметику.
Конечно, призрак не был уверен, правда ли это косметика, и отмоется ли она, но искренне надеялся увидеть на лице своего "врага" красочные подтеки. Так бы они выглядели куда живее.
Кое-как отпихнувшись от Ад Патреса, Иблис пополз к берегу. Все-таки вода была холодная, и если они оба заболеть просто физически не могут, зато сейчас можно было вполне ощущать неприятный холод от ветра и рой мурашек, поднимающийся от копчика до самого затылка.
- Ладно, вылезай! А то яйца отморозишь себе. Понадобятся может еще. - весело добавил Самуил, глядя как идет двойнику облегающая черная одежда. А с фигурой ему, кажется, повезло. И даже ягодицы, обтянутые темной тканью, стали куда заметнее. Губы призрака сыто растянулись в улыбке, но затем его взгляд переметнулся на свою одежду. В частности на эти подштанники с кружевами, которые при взаимодействии с водой почти исчезали. Вернее говоря, становились настолько прозрачными, что вообще было сомнительно - существуют ли они. Немного смущенно запахнув самые дорогие места камзолом, Иблис прищурившись поднял голову и посмотрел на Ад Патреса - Знаешь, а ведь голым ходить не так стыдно, как в прозрачной одежде.
Поднявшись с песка, он стянул с себя комзол, затем кое-как стал стягивать с себя эти панталоны, бурча под нос о том, как неудобно их мокрыми стягивать с волосатых ног.

12

Повалить в воду «неприятеля» удалось, приложив все усилия и свой вес, а вот удержать его под водой было сложнее, изворотливый попался и силы в руках бывшего матроса-грузчика было предостаточно. Двойник снова оказался в воде, вывернуться из захвата не получалось, да и достать противника в таком положении было проблематично, пальцы срывались с узорчатой ткани камзола, соскальзывая в воду и поднимая тучу брызг. Впрочем, это не мешало ему мутузить противника куда ни попадя, и один то раз он его точно макнул. Отмыть «косметику» Иблису бы вряд ли удалось, это и двойнику то не удавалось, сколько не пытался отскрести краску, с того самого момента как первый раз себя в отражении увидел, держалась она не хуже татуировки. Но от насильственной и бесполезной головомойки отбивался как мог. Почувствовав что захват ослаб, наконец, отпихнул Иблиса от себя, стараясь утвердиться хотя бы на песчаном дне. Воду они пребаламутили существенно.
Иблис ползком покидал поле морской битвы, а двойник остался в воде на коленях, сейчас здесь казалось намного теплее, чем на берегу, хотя губы посинели и он прилагал уйму усилий что бы не стучать зубами. Он чувствовал себя если не победителем, то уж в любом случае точно не проигравшим.
- Свои береги, - хмыкнув глянул на полупрозрачные штанцы, весьма живописно облепившие ноги Иблиса. Некогда пышное кружево теперь вяло болталось где то под коленями. Как там говорится то? Грудь моряка, попа грузчика. Вот он, эталон мужской красоты в соответствии с народной мудростью. Всегда ведь было не понятно, почему попа именно грузчика, и что в ней такого совершенного.  Но теперь, вспоминая не к месту обнаженную фигуру мужчины, все более-менее прояснилось. Смущенно запахивающийся в камзол бесстыдник выглядел на столько комично, что Патрес безудержно рассмеялся.
- Слушай, ну ты поразительный тип, смущается он. Ладно, я не подсматриваю…
Посмеиваясь, он шатаясь поднялся на ноги и выбрался на песчаный берег, загребая воду ногами.  Тут же отвернулся и стянув мокрую рубашку и начал ее выжимать. Теперь стало видно, что странный абстрактный рисунок покрывает всю его спину, где то перебираясь на плечи, оплетая запястья и уходя под облепившую ноги ткань штанов. Бурые, красные и черные хаотичные линии и пятна накладывались друг на друга, пересекались образуя замысловатый, но странно знакомый узор. Вода не оказала на эту авангардную роспись никакого влияния, но в целом выглядела она достаточно неприятно, больше напоминая изувеченную и неровно зажившую кожу.

13

Обиднее всего, когда взрослеешь, что детские забавы, которые могли увлекать тебя часами, начинают наскучивать уже через пару минут. И почему взрослые люди такие зануды, оставалось только додумывать самому. Вот и сейчас, могли бы купаться и купаться в холодном море, так нет же, нужно о мнимом здоровье подумать, да и вообще температура ощущается так же остро, как при жизни.
Тяжелая одежда, впитавшая в себя соленую воду, теперь неприятно облегала тело, хотелось поскорее от нее избавится. Иблис не смущался Ад Патреса, да и тот уже успел насмотреться на него в чем мать родила, но почему-то облегающее прозрачное белье уверенности в данной ситуации не придавало, словно бы это было чем-то интимным. Кое-как стянув их, призрак бережно переложил бриджи на камень. В конце концов, это подарок, хоть и ненавистный, так что лучше не терять и не портить в первый же день. Камзол тоже пришлось снять и долго отжимать от воды. Теперь он выглядел очень помято, словно бы его вытащили неизвестно откуда. Плечи примялись, рукава беспомощно свисали, а серебрянная оторочка на кармане оторвалась.
Мда... как бы мне незаметно повесить это обратно в гардероб.
Единственное, что не промколо, была маска. Вот он ее как раз-таки и надел на голову, кое-как перевязывая ею мокрые волосы. Нежданный порыв несильного ветра неприятно дотронулся до влажной кожи, и та пуще прежнего покрылась гусиной кожей.
- Холодно-то как, черт возьми... - тихо выругался себе под нос двойник, поднимая одежду с камня и останавливаясь взглядом на Ад Патресе. Вернее говоря, на его теле. Оно было все покрыто таким же рисунком, что и у него на лице. Сделав два шага, Иблис оказался совсем рядом к нему и дотронулся пальцами до его лопатки, выступившей от движения руки. Рисунок немного растянулся, словно объемный, и призрак захотел к нему прикоснуться.
- Странный ты, Ад Патрес. - тихо вынес свой вердикт Иблис, прочерчивая узор вниз, к копчику, и снова поднимаясь вверх по боку до самого плеча. - Как загадка.
Словно неожиданный порыв того же ветра, призрак почувствовал желание сейчас же обнять его. По-братски или нет, но просто сжать в своих руках. Крепко обхватив его так же, как тогда в море, когда собирался кинуть в воду, Иблис прижался носом к его затылку. Замер на какое-то мгновение и так же порывисто отпустил, делая шаг назад. Запустив пятерню в свои отяжалевшие от воды волосы, он хмыкнул.
- Наверное, домой пойду. И ты иди. А то вдруг действительно простынем. - на губах появилась какая-то горькая улыбку. Иблис развернулся, чтобы уже направиться к лестнице на променад, но тут же обернулся. - Кстати, приходи и ты в гости. Узнаешь у Дефо, где Наварро живет. Я познакомлю тебя с его домашним питомцем.
Неуверенно махнув рукой, двойник все-таки развернулся и поспешил вверх по лестнице, а затем - вглубь аллеи в сторону третьего округа.

Особняк Верховного инквизитора Бестиария

Отредактировано Иблис (11-09-2009 11:27:47)

14

Казалось, что двойник почувствовал прикосновение за мгновение до того, как это свершилось. Он замер, впившись руками в мокрую рубашку. Осторожное касание к спине вызвало странное ощущение, как если бы кожа была сожжена солнцем и теперь болезненно реагировала даже на воздух, хотя эта боль и болью то не была как таковой, но инстинктивно захотелось уйти от руки. «Странный…» Патрес неуверенно улыбнулся, собираясь отшутиться, когда Иблис порывисто обнял его. И слова вроде как все выветрились. Двойник неслышно выдохнул и молча кивнул.
- Хорошо, до встречи, - стандартные слова. Вечно люди отделываются пустыми фразами, когда смущаются. Ничего ведь не случилось особенного. Говорили, гуляли, дурачились как дети.
- Спасибо тебе… - прибрежный ветер наверно унес слова вдоль берега.
Двойник махнул Иблису в ответ и сразу отвернулся. Никогда не любил смотреть вслед уходящим.
Было и правда холодно, особенно в мокрой одежде. Поэтому двойник разложил рубашку на камне, за ней последовали штаны. Потом плюнул на все и с разбегу бросился в воду, мощными гребками быстро удаляясь от пляжа. В какой то момент, когда появилась в руках тягучая усталость, он развернулся и увидел, что берег превратился в серую невыразительную полосу с тускло-зелеными массивами и возвышающимися над всем этим шпилями домов.
По телу пробежал неприятный холодок. "Что будет если и дальше плыть к горизонту? Если меня нет, значит, я уже не могу утонуть, так? Когда откажут руки или сведет болью икроножную мышцу, что будет?" Патрес глубоко вздохнул, набирая полные легкие воздуха и крепко зажмурившись, нырнул, погружаясь в темную пучину моря. Чего он хотел, он и сам не знал. Достать до дна? Испытать свою живучесть? Нижние слои воды были холоднее, впереди была только тьма. Глубокая, затягивающая, зовущая. Нет, ему не надо было открывать глаза, что бы знать это. Легкие надрывно требовали воздуха, в ушах шумело, но он рвался вниз с трудом преодолевая сопротивление воды. Вдруг его коснулось что-то скользкое и явно живое. От неожиданности Патрес развернулся и рванулся наверх. Сознание вмиг переполнил первобытный ужас, и стало как то не до экзистенциальных проблем. Легкие разрывались, а сознание тонуло в панике. Он вынырнул на поверхность, жадно глотая спасительный воздух, пытаясь осмотреться и понять что это было. Потом торопливо из последних сил поплыл к берегу. Казалось что то, живое, оно рядом и это заставляло его из последних сил грести к берегу. Несколько раз пытался нащупать дно, но получилось это только метров за пять от берега. Тогда он просто пошел, потому что руки уже отнимались. Тяжело дыша, со всхлипом втягивая воздух, выбрался на берег достаточно далеко от того места, где они были с Иблисом. Там обессилено рухнул на песок, собираясь в комок и дрожа от холода.
- А ты говоришь, купаться, - сказал неизвестно кому, выстукивая зубами барабанную дробь. Море уже не казалось ему спокойным и умиротворенным.
Переведя дух, он медленно поднялся и побрел в ту сторону, где оставил свою одежду. Странно, но когда рядом не было никого, из тех кто его знает – Гаспара или Иблиса, он чувствовал себя все более нематериальным, словно не мог быть только для себя, а только для кого-то.  Холодный ветер его больше не беспокоил, словно он перестал в него верить, одежду натянул кое как, потом встал, оглядывая пустынный пляж, пытаясь запечатлеть в памяти все, что сегодня было.
- Хороший был день, - сказал он сам себе.- Хороший. Я буду помнить, - и ушел в тень.

>>>Куда-то...