Архив игры "Бездна: Скотская кадриль"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Бездна: Скотская кадриль" » Сокровищ чудных груды спят » Вспомогательные персонажи


Вспомогательные персонажи

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Требования к анкете вспомогательного персонажа

1. Требования те же, что и к анкете обычного действующего персонажа, плюс нижеследующие пункты.
2. Вспомогательный персонаж на выбор игрока может быть зарегистрирован как от лица уже действующего персонажа, так и новым аккаунтом. Просьба об указании или скрытии авторства (принадлежности вспомогательного персонажа определённому действующему лицу) должна быть обозначена в ЛС.
3. Вспомогательный персонаж и основной персонаж, от лица которого он зарегистрирован, могут находиться в разных локациях. В такой ситуации игровые сообщения вспомогательного персонажа предупреждаются замечанием по типу ООС: Вспомогательный персонаж: Имя (ссылкой на анкету).
4. Если вспомогательный персонаж регистрируется от лица действующего персонажа, вставлять его аватар в игровые сообщения не нужно.
5. Вспомогательный персонал, подсобные рабочие, слуги и т. д., выполняющие действия, которые обусловлены правдоподобной логикой развития сюжета, не регистрируются отдельными аккаунтами.
6. Минимальный объём анкеты вспомогательного персонажа 15-17 строк или 1400 знаков.

2

Бонифаций

http://bezdna.4bb.ru/img/avatars/0007/b7/39/9-1245282973.jpg

Двойник

Однажды, когда ты меньше всего будешь этого ждать, в твоей жизни наступит момент тяжёлого душевного перелома, беспричинной паники или, что вероятнее всего, дикого ужаса. Проснувшись глубокой ночью в липком холодном поту, ты поймёшь с пронзительной ясностью, что остался один на один со своим кошмаром. Тебе никто не поможет, твой Бог покинет тебя, и вероятность того, что ты сумеешь отмахнуться от меня, ничтожно мала.
Ты не сможешь прогнать меня. Ты не сможешь меня остановить.
Я выйду из огненного адового чрева твоего сознания, обугленный твоими мучительными сомнениями до золотистой смуглоты, непристойно жаркий и рассерженный угаром. Ты – моя Матерь, мой Отец и Создатель - исторгнешь обнажённого демона из своего зловонного горячего нутра, и тот с вызовом, оценивающе уставится на тебя из сплетения обманчивых ночных теней. Мы будем рассматривать друг друга, хотя и знали всю свою жизнь.
Я – сон. Я – не явь. Но как ты сможешь думать об этом в тот момент? Призрак притянет твой взгляд. Его волосы ещё будут влажными, пряди будут виться, липнуть к покровам, словно скользкие чёрные черви, и концами достигать середины груди и лопаток. Телосложением гость будет отличаться отменным, или же воображение нарисует тебе его таковым – гибким, сильным, стремительным, словно бросок рассвирепевшего голодного льва. Ты не найдешь во мне ни тени застенчивости. Только упрямство, алчность, самодовольство, жадность, непомерную злобливость и неуклюжую мстительность. Проказы мои будут крайне грубыми и бесщадными, что сделает меня похожим на разыгравшегося разбалованного ребёнка – на того, кого ты носишь в своём сердце.
Мои глаза - матово-тёмные, мертвенные - неотступно будут следить за тобой с затаённым в угольных зрачках липким бесстыдством. И тебя будет тревожить странное, необъяснимое чувство. От предвкушения и трепета захватит дух, я предстану перед тобой стихией непостижимой, древней и неуправляемой, не по своей воле нарядившейся в костюм шутовского бесовства.
Потом я стану приходить всё чаще и чаще. Безжалостный и сладострастный. Я буду все те крайности, что таятся в тебе. Психозы, невротические припадки, буйные помешательства и свирепая, неутолимая страсть. Я буду истерией животного визга, усмешкой в изломе окровавленных губ, распухших не от поцелуев, - от ударов и пощёчин. Опаляющая дьявольская похоть, суть обнажения, духовного распада, развратного и грязного блуда, обжигающего в своём совершенном естестве.
Я околдую тебя незаметно. Буду то нежен, то жесток, то капризен, то доверчив, то откровенно, до умопомрачения безразличен и черств. Я заставлю тебя выполнять все мои прихоти, подчиняться правилам моей игры. Я затяну тебя в крепкие сети лжи, обвенчаюсь с тобой узами греха и порока, и ничего в тебе не останется от тебя самого, только оболочка, выхолощенная, изъеденная непосильной борьбой душа. Я буду преследовать тебя всюду. Я вырву из тебя Веру, я заставлю тебя обагрять распятье своим семенем, я заставлю тебя отдаваться мне на алтаре перед лицом Бога. Потому что ты хочешь этого. Чтобы руки мои рвали тебя, чтобы я порол тебя, словно вшивого беспородного пса, мучил, насиловал, унижал… И всё это – любя тебя. Тебя одного. Потому что ты – моя Матерь, мой Отец, мой Создатель. Если я уничтожу тебя, то уничтожу себя самого. Из каждой твоей раны будет хлестать моя кровь.
Я вижу тебя насквозь, я вижу, кто ты есть. Ведь я, как ты, только решительно не завишу ни от каких суждений, не боюсь неминуемой расправы. Я уже мёртв, я и вовсе не жил никогда, и то является единственным существенным отличием в наших повадках. Ты будешь для меня вроде зверя, хищника в тесной телесной клетке, которого я буду раздражать своими клоунскими ужимками и непристойными фокусами. Я буду насмехаться над тобой, потому что в одном у тебя никогда не возникнет сомнений - я брошу тебе вызов, и ты сдашься мне. Знаю и я. Вопрос лишь в том, когда это случится.

3

Куколка

http://bezdna.4bb.ru/img/avatars/0007/b7/39/82-1253791843.jpg

Житель Четвёртого округа

Я родилась, когда мне было шестнадцать.
Просто однажды подняла отяжелевшие веки, долго хлопала ресницами, разгоняя мошкару, вьющуюся перед глазами. Рябь расходилась неохотно, я не могла разглядеть место своего рождения, но чувствовала вонь. Неосторожно повела головой, осматриваясь, и сдавленно замычала от боли, прострелившей позвоночник от затылка до копчика. Я бы орала, но тряпки, туго набившие рот, убили крик еще в горле. Кляп. Руки скручены позади. Лодыжки примотаны к ножкам табурета. Я забилась в путах, глухо воя в мокрый от слюны ком. Мне было страшно.
Потом, уже в больнице, тетушка промокала глаза тонким кружевом платка и сбивчиво рассказывала, как меня похитили сущие демоны в человечьем обличии прямо у ворот частной школы, как требовали выкуп и как потом бросили бесчувственную в сквере. Я слушала и не помнила ни похищение, ни школу. Не помнила родную тетушку, и монограмма на уголке ее платка была чужой. С отстраненным любопытством я подумала, что не знакома сама с собой.
Врач сказал, это должно пройти вскорости. Всего лишь последствие удара, тех препаратов, что мне кололи и шока. Врач говорил убедительно. У него были три глубокие морщины на лбу, разбегавшиеся от переносицы к вискам. На птичек похоже, как их рисуют совсем маленькие дети. Я вежливо засмеялась. Тетушка перестала плакать. Врач улыбался нам обеим.
То ли он врал, то ли был профаном, но беспамятство не прошло. Тетушка не теряла надежды. Она часами показывала мне фотоальбомы и видеозаписи, рассказывала о моем детстве и родителях, приглашала в гости моих школьных подруг. Я терялась, сопротивлялась, злилась. Потом сдалась и привыкла к "себе". Научилась угадывать реакции, которые от меня ждали, сумела стать "собой".
Школу я закончила экстерном, плохо помню тот год. Потом был институт. Один, другой – оба я бросила. Курсы самообороны, увлечение фотографией, разбитое гоночное авто и долгие месяцы в гипсе. Потом реабилитация, аэробика, конный спорт, поспешные любовные увлечения, недели затворничества, легкие транквилизаторы, вскрытые вены, сочувственные улыбки, пушистые синие цветы  и апельсины в корзинке. Их мне в палату носил Алек. Когда он сделал мне предложение, я решила, что с меня хватит. Я ушла.
Те, кто отобрал у меня мою жизнь, должны расплатиться своими. Я так решила. Я собиралась отыскать их хоть на дне преисподней и убить. Порвать на клочки, выцарапать глаза, вынуть сердце и заставить сожрать – что еще способна выдумать взбешенная девица? Я хотела их кровь на своих пальцах. Хотела поймать губами их последний вздох. Хотела… Моей навязчивой идеей стала их смерть. Тогда я закрыла глаза, зажала нос и прыгнула, как в воду, в зловонный омут четвертого округа.
И только через год, а то и полтора очумелых поисков я сообразила, что меня не убили тогда, а за просто так одарили новой жизнью. И она мне, черт возьми, нравилась. Клоаку, где шкура человека ценится чуть дороже растертого по кирпичной стене окурка, я назвала милым домом. Я даже нашла, ну, вроде как, семью. Без монограмм на шарфиках и фамильного фарфора.
Мне впору было поблагодарить своих "родителей", только вот я не успела. Везение их кончилось точно в тот момент, как они унесли ноги вместе со щедрым выкупом за одну глупую девчонку. Они передохли еще до того, как я решила их изловить. Последнего я нашла, когда уже перестала искать. Нашла и  отпустила. А зачем он мне теперь? Я только спустила вслед ему ротвейлера с цепи, а задрал он его или нет, не знаю. Я ведь уже простила.
Мне определенно по вкусу эта моя жизнь.


Вы здесь » Архив игры "Бездна: Скотская кадриль" » Сокровищ чудных груды спят » Вспомогательные персонажи