Архив игры "Бездна: Скотская кадриль"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Валет Пик - Двойник

Сообщений 1 страница 20 из 45

1

ООС: полгода назад.

За задраенной намертво, обитой металлом  дверью ночного клуба гремела музыка. Отзвук басов, переходящий в инфразвук, заставлял содрогаться землю, расходился кругами.  У входа были припаркованы несколько мотоциклов. По отзвукам музыки можно было только догадываться о том, какой ад творился внутри и удивляться тому, как завсегдатаи не глохли от такого напора звуковых волн.  Музыка же была под стать адскому скрежету и треску. Улица казалась вымершей. То ли все сбились в помещении клуба, то ли напротив боялись показать нос на улицу. От греха подальше, кабы чего плохого не вышло. В небе, похожая на золотой леденец, висела луна.
- Ну, давай, пшел, - дверь открылась, и на пороге показались трое. Улицу на мгновение обдало истошным воем музыки. Высокий, широкоплечий детина в потертой мотоциклетной кожанке крепко держал за шкирку бледного как мел парня и пинал того коленом под зад, выталкивая наружу.  Руки молодчика были скованы наручниками. В затылок упирался холодный ствол.   Еще один человек, коренастый, неуклюжий но с руками, похожими на разводной ключ, вышел, видимо за компанию, на всякий случай, если подсобить понадобится.
Наконец Валет выпихнул перепуганного подельника наружу, и дверь с грохотом захлопнулась за его спиной:
- Ну, так что ты сказал?
- Я сказал, что больше не буду!
- Брешешь, дрянь. Будешь. Будешь опять и опять. Снова и снова, - изуродованное шрамами слева лицо Валета кривилось в жуткой гримасе. – Потом попросишь прощения, и опять будешь, ублюдок.
- Правда, Валет. Не буду.
- Недоносок хренов, - следующий пинок заставил жертву пошатнуться и упасть на колени. Удар не заставил себя ждать. Рифленная подошва тяжелого, окованного железом ботинка пришлась в челюсть.  - Я чо сказал тебе? А?  Не жрать дурь. В последний раз сказал.  Ты чо сделал? А? Чо сделал? - удар повторился.
Парень кашлянул, согнулся в три погибели и забулькал кровью на асфальт, выплевывая зубы.
- Чуть всех под монастырь не подвел, хренов ловец цветных фей, - Валет еще раз с досадой пнул парня.
- Может прикончить его и дело с концами? Чо руки марать? – глухо спросил коренастый.
- Да надо бы, чо дерьмо такое небо коптить оставлять… - сказал Лафайет и обернулся. Почудилось или он действительно слышал чьи-то шаги?

Отредактировано Валет Пик (04-09-2009 21:37:56)

2

Чтобы он когда-нибудь, еще хоть раз, да ни за какие!
Благотворительность блин мать ее.. мысли неслись в голове так же быстро, как ноги несли легкое поджарое тело. Ветер свистел  в ушах и при других обстоятельствах парень мог бы бежать еще быстрее и куда как дольше, но от выпитого пива слегка кружилась голов. Не, завязывать, и с этим  долбанным пивом….
Лужи фонарей мелькали под ногами через раз, освещение тут было ник черту. Что и хорошо по идее, спрятаться бы где в тени, затаиться и переждать. Сегодня их было слишком много, черт побери. Слишком!
Завязывать с этими долбанными забегами.. Ну как, как он снова в это вляпался…?
Улица, поворот, улица, перепрыгнул через раззявленную чернотой пасть люка без крышки.. убил бы, пля, за такие подарочки. Но может кто то из преследователей попадется в ловушку. Еще поворот. Район он знал этот неплохо, чтобы с дуру не вбежать в тупик, а еще знал, что тут бегать не безопасно…
Завязывать этим долбанным заведением с его долбанными затеями и забавами… Парень попытался не сбавляя хода восстановить сбившееся дыхание. Блин, что это опять за бормотуха была..
Еще один поворот, потом направо, влево и, считай, ушел..
Бац! И в глазах потемнело… Пля, тут не было стены! Он это точно помнил, но чувство было такое, как будто лбом прошиб кирпич. А еще эта стена была волшебной и, кажется, матюкалась.. или это он сам. Двойник поднял глаза на препятствие, зная только одно, ему нужно бежать дальше, потому как разрыв наверняка стремительно сокращался, а попадаться живым в их лапы было чревато. Ой как не хотелось. Очередная бешеная ночка кажется уже не могла стать еще веселее, но никогда не стоит недооценивать сюрпризы четвертого округа.

3

Тихо. Пусто. Темно. Может, собаки. Может, вылезла какая уличная шваль. Никогда не знаешь наверняка, что в следующий момент свалится на твою буйную голову. Показалось или нет... В кромешной темноте было сложно что-либо разглядеть.
- Пожалуйста, не надо… - заныл сидевший на земле молодчик. – Не надо, Валет… Пожалуйста.
Чего греха таить, такие мелодраматические сцены нравились Лафайету. Было в них что-то романтическое, волнующее душу бандита.
- Надо, Крис, надо, - Валет был непреклонен и строг, как и положено.
Три дня назад, поставленный на стрем Крис, глотнул веселых колес, а поэтому чуть не сорвал всей команде угон заказанной тачки.
Лафайет тряхнул головой. Черные, неровно стриженные волосы упали на лоб. Послышался щелчок передергиваемого затвора.
- Ты не справился, - сказал Валет и направил пистолет на тихо поскуливающего парня. – Уберешь мусор потом, Джей.
Убивать парня он не собирался, но в целях устрашения обязательно следовало хорошенько припугнуть. Еще раз. Конечно, последний. Двадцатый или двадцать первый.
В следующий момент его едва не сбили с ног, крепким толчком в спину, руку повело вбок, пушка удачно пальнула в сторону и пуля ушла в стену соседнего дома.
По асфальту потекла струя вполне определенной жидкости. Молодчик, сидевший на асфальте и уже приготовившийся к смерти, похоже, обделался со страха.
- Твою ж налево, - выругался Валет, едва удержавшийся на ногах. Воспитательная сцена была безнадежно испорчена вмешательством извне. – Какого хрена!!!
Джей, не будь дураком, поймал на лету  кого-то особо прыткого и быстрого, который имел неосторожность набегу наткнуться на Валета.
Валет сдал вбок, тряхнул головой, автоматически убирая пушку  и, обернувшись к тому, кого крепко удерживал Джей, гаркнул:
- Ну какого черта, а?! – вопрос был скорее риторическим.
По-собачьи поскуливая с заломленными за спину руками чудом уцелевший Крис  пополз вперед, подальше. Чтобы Валет не передумал и не пришиб.

Отредактировано Валет Пик (04-09-2009 23:08:34)

4

Выстрел, похоже это и правда был выстрел, слегка оглушил. Двойник дернулся раз, другой, третий, понимая, что попал  в чьи то железные лапы, словно в медвежий капкан, грудную клетку так сдавило, что ни вдохнуть ни выдохнуть. Наплевав теперь уже на правильность поведения при длительном забеге, парень жадно хватал ртом обжигающий горький воздух, тряхнув головой и приводя мысли в порядок.  В переулке что-то громыхало, отдаваясь вибрацией в костях, привычно, но как то уж больно резко воняло мочой и потом, видимо того, кто его держал. Двойник по очереди оглядел всех, кого мог через прорези в маске, скрывавшей почти все лицо, кроме губ. Этих он не знал, и они точно были не из клуба, и кажется, он  оторвал их от чего то важного. А то, не свежим же воздухом они подышать вышли в темном переулке. И вот теперь хрен разберешь, кому лучше было попасться в руки. Нет, в идеале конечно, никому…

Какого черта, какого черта? Ну блин хобби такое. С разгону лбом прохожих сшибать. Двойник перевел взгляд на того, кто тут был явно главным, и в кого ему посчастливилось въехать.
Бить будут – как то отстраненно констатировал  мозг, его хладнокровная часть, которая сейчас еще и искала способ выкрутиться из держащих рук, рассчитывая вариант с пинанием в колено, припоминая наличие оружия, способность на бегу уворачиваться от пуль, количество противников, вспоминала местность, чтобы продумать отступление.. В общем была занята по полной, чтобы отвечать еще и за речь и дипломатию
-Чего кричишь? – гаркнул в ответ, невольно подражая возмущенному тону «главаря»
Будут бить сильно – услужливо выдали справку.
А тем временем из за угла снова послышался топот, только теперь это был явно не один человек. Прежде далеко впереди толпы по асфальту и стенам домов метнулись яркие лучи фонарей, голоса примерно десяти-пятнадцати человек сорвались на дикий вой и эхо разнесло звук далеко вперед. Взгляд Двойника снова вернулся к парню напротив, мельком он, как мог, приметил его внешность, благо особых примет хватало. От бывшего секунду назад гонора не осталось и следа, говорил он шепотом, будто ревущая приближающаяся толпа могла их услышать.
-Очень надо.. –взгляд в сторону стремительно растущего электрического зарева, -бежать… -черные глаза в прорези маски сейчас казались просто провалами тьмы… а на губах мелькнула улыбка, сорвавшаяся в оскал. Но то была явно не угроза , а ..азарт.

5

Вовремя, ничего не скажешь. Сам приплелся и еще на хвосте за собой шпану привел. Сам Лафайет себя и своих людей шпаной не считал. Их работа не имела ничего общего с отребьем бесцельно шляющимся по улице и ищущим легкой наживы или приключений. Все-таки, они были бандой, а это уже совсем другой формат и фасон.
- Щас, - коротко ответил парню Валет. – Джей, держи его. И это, Криса подбери. Он обоссался, похоже, - глянул на парня в маске. -  Ну ты, блин, чучело огородное, пошли, - и больше ничего не сказав, сделал несколько шагов по направлению к двери клуба. Толпа приближалась, Валет и его спутники отдалялись. Парня мгновенно втолкнули в прокуренное, громыхающее адской музыкой помещение. Ненадолго.  Тут же у стены бросили Криса, потерявшего сегодня пару зубов. Похоже, освобождать его никто не собирался. Все в тех же воспитательных целях.
- Толпа, подъем! – крикнул Лафайет, когда железная дверь за его спиной закрылась. – Гости у нас! – и как-то нехорошо оскалился.
Кто-то прикрутил ручку регулятора громкости.  Музыка стихла. В сизом, табачном дыму, в тусклом свете за поцарапанными столами сидели люди. Люди, чьи лица прямо указывали на их древнейшую профессию: работники ножа и топора.
Здесь все было сработано четко, как по сигналу армейской побудки.
Когда железная дверь странного заведения открылась в следующий раз, с улюлюканьем и бранью на улицу высыпали другие пятнадцать человек. У кого-то в руке мелькнул топор. Чиркнула о стену, разбиваясь,  бутылка. Недопитое пойло полилось на асфальт. Валет громко и хрипло смеясь, сделал выстрел в воздух и сказал короткое четкое:
- Ибо не фига. Мой район.

6

События развивались как то уж больно стремительно, парня таскали туда сюда, некто по имени Джей после команды поднажал еще сильнее и кажется в этот момент можно было четко услышать, как затрещали ребра. Клуб, оглушающая в первые секунды музыка , пара слов и пришла тишина. Слышно только, как сердце в висках бьется, по звериному быстро. Хохо…куда это он попал. То есть, вот бля, куда?! Видимо где-то он все же свернул не туда, раньше таких наколов не было.
Или ему просто не повезло. А суровые лица из темноты тем временем внушали, что не повезло очень. Парень взбрыкнул еще раз, на пробу, а не менее шумная и развеселая толпа, чем гналась за ним, вывалила наружу, прихватив с собой разнообразные бытовые и не очень средства устрашения и нанесения тяжких телесных . Все это хлынуло обратно в переулок. Гомон, адреналин и общее возбуждение кажется пропитали воздух, подожгли его, и короткие рваные глотки царапали горло.
А ведь его нектоне послушает, попытайся он сейчас хоть что-то сказать, не то чтобы в защиту своих преследователей.. Но вот оказаться в центре столкнувшихся , взведенных армий не хотелось. Конечно всегда можно попробовать под шумок смыться, кому он нужен то, но что-то подсказывало, что так просто в этот раз удрать не удастся.
Там временем толпа людей в черном добежала до переулка, ослепив светом минимум двадцати фонарей и бросилась врассыпную, не выключая огней. По стенам метнулись ушастые тени, длинные волчьи морды, отдельные завывания перекликались друг с другом, подхватывались и передавались дальше, пока совсем не затихли.
Двойника держали все это время рядом с главарем, потому он все же попробовал поговорить с ним, надеясь, что его расслышат за стеной общего возбужденного гомона
-Это только загонщики, охотники сюда не сунуться, - охотников, в отличае от собак, было мало, и их обычно было не видно. Парень был почти верен, что те, кто были рядом в момент погони, сейчас затаились недалеко. Неприятный холодок по позвоночнику не смотря на жаркую ночь и жаркие объятия Джея. Очень хотелось осмотреть себя на предмет точки прицела. Впрочем, они не сунуться на чужую землю, не настолько он был крупной добычей, чтобы устраивать междоусобицу. Ну по крайней мере Двойник на это наделся. Надеяться на то, что эти волки отпустят его живым он будет позже.

7

- Не мешай,  - Валет, сам не полезший в перепалку и только лишь следивший за «ходом сражения» ткнул парня в бок. Вид у него был такой, как будто он наблюдал какие-то спортивные соревнования. Хотелось пива. Очень хотелось пива. Если бы не брошенный в баре Крис, не было бы этого праздника жизни. Кто-то кого-то догнал. Кто-то  кого-то нет. Взведенная парой слов Валета толпа действовала, тем не менее, слаженно и четко. Послышались выстрелы, звон стекла, скрежет мусорных баков, крики.
Но тут... До Лафайета дошел смысл сказанных парнем слов.
Бандит повернулся к тому, кто прятал лицо за маской, и медленно, по слогам проговорил:
- Так чо, все зазря? – темные глаза расширились. Вид у Валета Пик был абсолютно безумный.
И вместе с тем трагикомичный.
- Ну ты и мудак, - сказал он с какой-то непередаваемой горечью в голосе. – Я думал, придут, машины побьют, - он кивнул в сторону припаркованных мотоциклов, некоторые из которых представляли собой шедевр кустарной сборки.
- Ганс! – заорал Валет что есть мочи. – Ганс, твою мать за ногу! Сворачивайте! Слышь?! Сворачивайте!
- А ну назад! Хватит!
Издалека донеслись недовольные голоса и ругань. Стекло продолжало звенеть, послышалось  еще парочка выстрелов. Толпа, зараженная адреналиновой дрожью, не желала просто так расходиться и покидать улицу без трофеев.
- Ганс, сворачивай говорю! – снова крикнул Валет. - А ты, - он ткнул пальцем в парня в маске, - пойдешь сейчас со мной. Туда вон, - и указал на железную дверь, -  покумекаем чуток.

8

-Ну… может и побили бы…. –отозвался, глядя на мотоциклы, которые вполне могли сшибить в азарте гонки. Специально то трогать не стали бы. Целью «охоты» не было разгромить все на своем пути, целью было поймать, загнать и первым отстрелить.  В любом случае и этой ночью хрена им.
  А по местности шел шмон и пальба, немного непривычно было слышать громкие хлопки выстрелов старого оружия, и откуда его тут столько. Еще не хватало нарваться на одну из правящих банд района -  мысль мелькнула слишком поздно. И вот тогда уже стало немного не по себе. Двойник внимательнее всмотрелся в мужчину, отдающего приказы. Нет, если бы видел раньше, точно бы запомнил.
Бешеный.
Мелькнула мысль и нашла отклик где-то глубоко внутри. Пля, ему же будет потом хреново, но парень улыбался на оскорбление в свой адрес. Вернее даже как то не воспринял смысл слов, он смотрел на злость, на искреннюю досаду не получившего драки зверя. А он тем временем уже отзывал своих людей, всех или нет, или кто-то увлекся погоней и загонщики стали дичью Голодные, ебанутые псы, они не случайно не отключили фонари, удирая во все стороны. Они уводили за собой, рискуя, подстегивая, получай весь адреналин из этой ночи. Получая пули, а может и смерть. Дикие игры ночных улиц, кто знает чем обернуться для каждого участника в этот раз.
Мужчина со шрамом на лице, да, теперь четко было видно, что это шрам, а не игра тени и света, снова повернулся к нему. Кажется уж не так взбешен… хотя по опыту парень знал, насколько может быть опаснее тихая ярость, насколько может быть ужасным полное спокойствие. И собрался уже было испугаться, но ему снова помешали. Дротик вошел в плече, довольно длинная тонкая игла не повредит сильно, но причиняет адскую боль. Парень вскрикнул, будто раненое животное и почти тут же безвольно повис на руках Джея. Перо яркой раскраски еще покачивалось, когда Двойник отрубился, почти моментально усыпленный ядом.

9

- Может. Побили бы, - передразнил парня Лафайет, явно собиравшийся продолжить беседу дальше. Сегодня ему не повезло во второй раз. В самом разгаре беседы с Крисом он словил в спину это невесть что. Теперь, пытаясь выяснить, кто этот парень и откуда взялся, Валет Пик увидел, как тот был подхвачен Джеем.
- Это чо? Обморок? – спросил бандит у подельника.
- Ага. Он, - кратко ответил тот.
- Хреново.
- Точно.
Словно наигравшиеся дети, собранные заботливой воспитательницей, бандиты возвращались к клубу. Двоих не досчитались. Если не получили точно такие же дротики или по голове, вернутся к завтрашнему дню. Если же нет – поминай как звали. Поминать долго не приходилось, так или иначе произошедшее – будь это обычная кабацкая драка или серьезная перестрелка – забывалось.
Постепенно все улеглось, парня тем временем вволокли в клуб, устроили, усадив на подранное, обитое дермантином  кресло.
- Думаешь, очухается? – настороженно спросил Ганс.
- Ну а подохнет, так что с того? – задал резонный вопрос Валет. – Нам-то что с того?
- Ну лучше бы очухался, - сказал Джей.
У стены рыжий Вик освободил Криса и теперь утирал тому лицо смоченной в водке тряпицей. Крис орал благим матом, шипел, морщился, но терпел.
Валет тем временем доковылял до барной стойки. Занятный вечер, ничего не скажешь.
- Слышь, Валет, а можно я его харю посмотрю? – спросил Джей.
- Не трожь, - сказал Лафайет.
- А вдруг он больной какой?
- Не, больные так не бегают, - рассмеялся Валет, и уже повернувшись к бармену попросил:
- Налей мне пива, Тедди, - щелкнула зажигалка. Кто-то вновь включил музыку, но уже тише.
За одним из столов у заколоченного наглухо окна кто-то высыпал на стол домино.

10

Одно из самых неприятных пробуждений ..нет, не в этот раз.  Открыв один глаз, Двойник понял, что не так все плохо. Хотя бы потому, что, не смотря на то, что вырубил его дротик охотника, рожи ни одного из них он поблизости не видел. Попытался повернуть голову, чтобы не рассматривать завихрения сизого дыма под потолком, от которых в легкую начинало снова укачивать…закрыть вот глаза и спать дальше.
Угу, черт те знает где… и с кем. Так как вокруг слышались негромкие голоса, играла музыка, сразу и не разберешь что, в ушах непонятный шум, словно всю ночь в клубе проторчал, запах дыма, кажется, въелся под кожу и даже курить ненужно, просто поглубже вдохнуть. Это и сделал, ребра отозвались неприятной ноющей тяжестью, плече, в которое попала игра, слегка онемело. Блин, первый раз! Еще ни разу Двойник не испытывал на себе действие этого яда и теперь не особо знал, что от него ждать. Хотя в голове возможно болело и от пива, а так и не били кажется. Пока.
Пошевелил рукой – не привязан. Открыл второй глаз и все же поднял голову, обводя людей в баре слегка нечетким взглядом, пытаясь привыкнуть к полумраку. Кажется все были заняты своими делами, на него, видимо, временно забили, дав отоспаться. Вот только привязан или нет, а сбежать отсюда не удастся. С другой стороны  все зубы пока на месте.
Один из мужчин похоже заметил, что парень пришел в себя, Двойник махнул ему рукой, мол да, отживаем потихоньку. А еще очень хотелось пить, во рту было сухо-сухо, видимо дрых он с открытой пастью, запрокинув голову… Интересно, храпел?
Мда, вот кто бы мог подумать, что эта ночь так кончится…кстати о ночи… Интересно, который сейчас час? Открытых окон в помещении не было, а определить время суток по лампочке над баром не представлялось никак возможным. Кстати бар был незнакомым, но судя по всему, тот же самый, в который его уже затаскивали. Чем то закончились догонялки на улице? В зависимости от результата можно было условно предположить его судьбу здесь. Двойник немного нервно, но все же бодренько улыбнулся все тому же мужику, и вдруг понял, что маска все еще на нем. Почему-то это его удивило, даже больше, чем наличие кошелька в кармане черных джинс с довольно приличной суммой. Черня майки и ветровка, к слову тоже были на месте, только капюшон упал с головы. Волосы для удобства были заплетены в тугую косу сзади и заправлены за воротник.
Двойник снова осмотрел бар в поисках главаря, если он и уйдет отсюда, то явно только с его благословения.

11

В зале стоял мерный гул голосов. Измученного и перепуганного насмерть   Криса переодели в какие-то тряпки. Тот немного подуспокоился и теперь сидел в углу, уткнувшись носом в колени и не подавал голоса. Провинился, что поделать. Кто сильнее, тот и прав.
- Рыба!  - объявил мужик с дредами за столом у окна.
- Давай еще, - похоже, игра в домино была в самом разгаре.
- Очухался, - почти ласково сказал Валет, все это время сидевший за стойкой, выпивший уже к тому сроку три кружки пива и половину четвертой. Обернулся, криво улыбнулся, посмотрел на парня, словно сверяясь. Когда было нужно, глаза у Лафайета были и на спине. Он слез с высокого барного стула и доковылял до кресла, в котором полу сидел полу лежал пришлый. То, что парень был не местным, стало понятно чуть позже. Местные так не пахнут. Они, даже если и мылись, были «серыми»,  пахли затхлостью и горечью, как будто их кожа была отравлена каким-то ядом. Здесь таких чистеньких с блестящими волосами и в хороших шмотках отродясь не видывали.
Мужчина наклонился над молодым человеком, носившим маску, и сунул тому под нос кружку со своим пивом, словно бы спрашивая, хочет ли он.
Кто-то подсуетился и подтащил стул, поставил спинкой наоборот.
Валет сел, оседлав стул и поставил кружку на стол перед пришлым. В который раз торопливо, нервно прикурил. Рука невольно дрогнула. Снял перчатку, под рукавом куртки, на запястье были видны старые шрамы от «браслетов». Лафайет протянул ладонь:
- Валет Пик. А ты кто, деточка,  и как тебя сюда задуло?

12

Ога, нашел. Ну, тоесть, скорее сориентировался на голос, потому как какое то время мужчина оставался темным силуэтом на фоне барных лампочек, островок света  в полумраке. Уютном – почему то пришло не к месту. Ничего уютного  в  логове бандитов и головорезов быть не должно. Особенно когда и без того негромкий шум голосов еще чуть притих. Понятное дело, говорил начальник. Ну и наверняка любопытно, из за чего сегодня весь этот переполох.
Так вот, парень открыто рассматривал подошедшего к нему, заметил хромоту, и лучше рассмотрел лицо, но все же старался не выпускать из вида его глаз. Тихие слова и ласковый голос одно, Двойник не доверял им, не сейчас, а вообще. Свои угрозы, серьезные угрозы, он никогда не выкрикивал. Пришлось задрать голову, чтобы не терять контакт, так, вблизи, можно было лучше рассмотреть черты лица. Запах пива заставил немного отшатнуться, но скорее от неожиданности. Парень еще не успел решить, стоит ли ему вежливо отказаться или вежливо согласиться, когда главарь сел перед ним, поставив кружку рядом.
На допрос это не очень походило. Все же оценив ситуацию, Двойник предположил, что ночь в его отсутствие в бодортствующем мире закончилась неплохо, а то и отношение было бы другое. Но даже если не считать главарю, злобных взглядов замечено не было. Еще немного, и он поверит, что сам зашел на огонек в очередной бар, поболтать, познакомиться.
Не раздумывая пожал протянутую руку, сам он был без перчаток. Пожатие получилось сухое и крепкое, без демонстрации силы. Кожа на его ладони была жесткой  и немного шершавой, голос тоже с легкой наждачной хрипотцой. Забив на «деточку» представился сам
-Двойник, -  а как еще было назваться. Документы на имя Джо Блека он даже с собой не носил, кому их тут предъявлять, ладно еще когда в третий идешь, а тут если его кто и знал, то под этим именем, - Я тут…пою , -улыбнулся, кажется даже немного смущенно. То, за чем его поймали ночью, пением было сложно назвать, да и люди с собачьими мордами на ярых фанатов похожи не были. Максимум  фанатики. И замолчал, пока больше ни о чем не спросили. Взял кружку и сделал глоток пива… вроде ничего так пошло, сделал несколько больших жадных глотков, смачивая горло и губы.

13

- Слыхали? Поет он, - Лафайет рассмеялся. Крепко пожав руку, убрал. – Тедди, дай еще пива а?
- Щас нарисую, - из-за барной стойки выглянул здоровый парень годами не более двадцати пяти, на удивление чистый, аккуратно причесанный и с широкой задорной улыбкой.
На столе стало одной кружкой пива больше.
Играющие в домино притихли и даже приостановили игру. Но наблюдать старались не слишком явно, тем более смешно выглядели эти неуклюжие попытки поддерживать какие-то одним им известные приличия. Подумать только, у этого сброда были свои понятия, соблюдаемые не хуже религиозных  заповедей «внешних».
За соседним столом началась параллельная игра, только в карты.
- Будешь мухлевать, Ганс, сдохнешь за углом, - предупредил Джей.
- Не боись, все по чесноку.
- Ты всегда так говоришь, Джей.
- Раздавай уже, - раздраженно выпалил Вик.
- Охохонюшки, - выдохнул Валет вместе с густыми клубами табачного дыма, облокотился спинку стула, подпер ладонью подбородок. – И что ж ты им такого напел, соловей голосистый? – Лафайет кивнул на крепко запертую железную дверь. – Я уже было подумал, что тебя хотят прибить. И это, машины наши здесь, -  Валет  объяснил все как есть, коротко, четко и ясно. – Чужим сюда нельзя, если без спросу. А они – чужие. И ты чужой, - придвинулся ближе. – Совсем чужой, - улыбка пропала. – Сечешь? – Лафайет снова улыбнулся правым углом рта. – Но раз так приблудился ты сюда, то не тронем. Главное, чтобы беды какой не напел. Тогда… - провел ладонью под подбородком. – Плохо было бы тогда.

Отредактировано Валет Пик (05-09-2009 04:41:56)

14

Двойник тоже прислушался, невольно. Внимание толпы – заманчивый наркотик, но иногда лучше бы остаться в тени. Бармен принес еще пива – хорошо, и пиво было неплохим, можно уже не просто утолить первую жажду, а взять в руки приятно прохладную кружку,  занять паузы в разговоре. А еще подумать над своими словами, прежде чем говорить. Чуть было не обернулся на имя Джей, так ведь звали здоровяка, что все время добротно держал его, лица то его так и не увидел. Но это потом, не озираться же сейчас на каждый звук. Решив принять правила игру, Двойник тоже уверил себя, что никому, кроме них двоих нет дела до этого разговора.
Валет задавал вопросы и явно ждал ответа. И пока еще врать или умалчивать ему не придется – это хорошо. Врал парень всю свою жизнь и виртуозно, но дело это не любил всей сущностью, переел в больших количествах. Когда Главарь подвинулся ближе, сам чуть наклонился вперед, заглядывая в его лицо, прищурился на характерный жест. На самом деле правдивость угрозы сомнения не вызывала ни разу. Двойник опустил глаза и сделал очередной глоток из кружки. Вот так, приятная прохлада по горлу…
-Не напою, - уверил, - Я говорил, что они к вам не сунуться, и не сунулись. Это я правила нарушил – не туда забежал, - рассказывает, поглаживая кончиками пальцев стекло, стирая влагу, -Игра у них такая есть…, -чуть нахмурился и потер плече, куда его задротил охотник. Естественно дротик вынули, нужно потом будет попросить глянуть, по расцветке понятно будет, что за сволочь. Все одно правила нарушены – трофей он не получит, разве что у банды Валета решил бы отбить, а так уж кто поймал…
-Совсем чужой,  - повторил, снова поднимая голову, поймал его взгляд, глаза за маской чуть сощурились – улыбнулся. То, что он не из четвертого трудно не заметить, если присмотреться, но многим это было все равно.. да и не давал обычно он к себе присматриваться. Ни к чему. Но вот сейчас спросит откуда, и придется врать. Да он и сам наверняка знает, что такую правду первому встречному не говорят. Вопрос только, насколько сильно любопытство, или это просто хороший повод начать допрашивать с пристрастием? Такая неизвестность щекотала нервы, разбудила его окончательно, на губах помимо воли снова появилась тень улыбки бешенного койота, он попытался спрятать ее, прикусив нижнюю губу –только лишних провокаций не хватало. Но глаза выдавали, слишком близко они сидели.

15

- Ну раз не напоешь, приходи петь к нам, - Валет улыбнулся во все тридцать два белых, ровных, что странно. Улыбка вышла немного хищной, похожей на оскал. То ли из-за того, каким было его лицо, то ли потому что Валет, зная об этом, улыбался так нарочно.
- Ага, пусть приходит, - сказал Джей, которому парень по каким-то причинам приглянулся. Получил тут же тычок в ребра от Вика. – А чо? Я говорю, пусть приходит, - сказал громче.
Компания, игравшая в домино, дружно рассмеялась, но беззлобно, без едких шуточек и намеков. Все знали, что три года назад у Джея помер младший брат. Подхватил болячку, долго перхал, как пес, а потом и вовсе начал кровью харкать. Спохватились поздно. Когда раздобыли таблеток и Эскулапа, тот уже отбрасывал коньки. Джей все винил себя, верил заверениям «Пройдет, простуда» и упустил, не сберег.
Валет глянул краем глаза, раз люди были не против, значит, порядок.
- Мне, в общем-то, по фигу, что ты тут делаешь, - сказал бандит. – Ты ж понимаешь, - откинулся назад, потянулся. Большой, гибкий и сильный зверь, побывавший в капкане. – Человек ты вроде неплохой, хоть и мутный немного. Допрашивать не буду. Это уж твои дела. У каждого здесь свои дела, - Валет вздохнул. - Всегда сохраняй меру и в речи, и в молчании, - последнюю фразу он сказал уже совершенно другим тоном.
Упорхнет утром соловушка, заснет  дома в теплой, мягкой постельке, чистый и тихий.
Валет полез во внутренний карман мотоциклетной куртки, достал  небольшой кусок жестянки, явно сделанный из распрямленной консервной банки. Какой-то умелец выгравировал на нем значок черной, опасной масти. Спокойно протянул сидевшему напротив парню:
- На вот. И добро пожаловать в клуб, - судя по тишине, это был не пустой знак и не красивая рисовка. – Покажешь здесь, в любую дырку пролезешь. Не теряй только. Если где-нибудь помрешь, и тебя найдут с ним – я отомщу.

16

Двойник после секундной задержки в тишине взял самодельный жетон. Не потому что сомневался, просто по внутренним ощущениям этот момент не терпел суеты. Это было немного неожиданно. Вот так приняли? Просто? Не свой, конечно, но и не чужак уже. Хотелось спросить – за что? Вряд ли эти отличительные знаки раздавали каждому, кто врежется лбом в главаря, устроив пустой переполох.
  Не зная как поступить пока с жетоном, но не желая сразу прятать в карман, парень сжал его в ладони, острые грани впились в кожу, оставляя следы.
-Всегда будет со мной, - пообещал, и намеревался сдержать обещание. Оно и правда где-то спокойнее с ним будет, а где-то может и опаснее. Банд много, на маленькой территории без драк не обходится.
Вот только Двойник знал, что если где и умрет, то далеко отсюда. И никто, даже Валет Пик, удалый бандит четвертого, не сможет отомстить за него. Да и не захочет скорее всего, если бы знал…
Певец приподнялся и все же обернулся туда, где Джей с парнями играл в карты, нашел глазами здоровяка, которому, он, видимо, был обязан полученной защитой. Улыбнулся и поблагодарил. Порадовался, что не попытался вырваться из его лап всеми возможными способами. Могло же и получиться, могло же и кончится печально для этого члена банды. А могло и переломом ребер и пулей в висок.
И раз уж стоит, раз уж позвали петь, то так и не сел. С кружкой пива в одной руке, с зажатой пластиной в другой, повернулся снова к Валету, щурясь привычно на табачный дым, попутно скользнув взглядом по банде, которая приняла его сегодня. Сделал небольшой глоток и поставив кружку на стол, сначала тихо запел, чувствуя, как напрягшиеся в первую секунду связки расслабляются, как голос на удивление мягко выходит из обожженного этой ночью горла. Он сначала даже не задумался, что поет. Последним, что он видел, были глаза главаря, а потом парень закрыл свои, подаваясь слегка вперед, за звуком и запел громче, пока еще не перекрикивая играющую музыку. Она ему не мешала и не сбивала, он уже давно привык отдаваться песне настолько, что окружающий мир переставал существовать.. вот так, будто влюблен и это ваш первый поцелуй, а весь остальной мир становиться ужасно, нереально далеким.
Песня была медленной, слова не особо замысловатыми, но стихи ложились на язык гладко. О ночных дорогах,  южных ветрах, о том, как это, влететь на всей скорости в ночное небо. Парень  пел, не задумываясь о том, что его могут прервать, послать к черту и велеть заткнуться, хотя и такое бывало. Но это пока единственное, чем он сейчас и правда мог отблагодарить.

Отредактировано Двойник (06-09-2009 03:14:36)

17

- Вот и ладушки, - негромко ответил Лафайет.
Музыку прикрутили. Потом уже, когда пение стало чуть громче, и мужики, находившиеся в зале, сообразили, что это импровизированный перфоманс.
Гул постепенно утих, кто-то пустил скупую слезу.
Джей улыбнулся, кашлянул в кулак, чему-то видно смутился. Валет слишком хорошо знал эту его привычку кашлять, когда Джей не мог показать какую-то из своих слабостей и вместо этого демонстрировал внезапно обнаружившуюся простуду.
Валет оперся локтями на спинку стула, расслабляясь. Прикрыл глаза, заулыбался. Парень пел красиво, хорошо, ладно.
Тедди собрал пустые кружки, налил еще пива тем, кто просил обновить.
Лафайет не был ценителем искусства, но послушать, чтобы от души и за душу - любил. Когда-то давно в детстве тоже была музыка, но он смутно помнил ее.
Все больше книги и множество вопросов.
Об этом лучше было не вспоминать. Как и о доме. Много раз Валет задавался вопросом, что сказали его родные, когда узнали, что их сын преступник и богохульник? Что бы они сказали сейчас, увидев его через много лет таким, каким он стал?  Вопросы, на которые лучше не отвечать. Не травить душу, не бередить раны.   Он решил сам для себя, что Жана Лафайета давно уже не было в живых. Так было лучше. 
Но иногда бессонными ночами  Валет Пик задавался вопросом о том, ждали ли его возвращения, искали ли имя в списке амнистированных? И успокаивался с мыслью о том, что скорее всего нет...
Кто-то, помогая певцу, начал  отстукивать  ладонью ритм по крышке стола. Следом присоединился другой. Ганс притопывал ногами. Смеха ради Тедди звякнул кружками, которые мыл тут же, за стойкой, в небольшой раковине. Вышло мелодично. Через пару минут клуб заполнили  звуки странного аккомпанемента для не менее странной песни. 
Лафайет, уткнувшись лицом в сложенные на спинке стула руки, слушал и молчал.

Отредактировано Валет Пик (06-09-2009 04:07:06)

18

Вот так вот бывает – уносит. Сначала слова разливались в наступившую тишину, живую тишину, даже с закрытыми глазами певец чувствовал, что не один, чувствовал, кажется, каждый взгляд сейчас. Ему дали петь, и он пел, и по сравнению с тем, как его голос набирал силу, прежние слова казались робким шепотом.
Эта публика, она не будет слушать из вежливости. Странное чувство, чем то с родни недавнему бешенному бегу в каменном лесу, словно прыгаешь с закрытыми глазами. Сердце в груди бьется взволнованно быстро, отщитывая такт, но вовсе не неуверенность или робость тому причина, волнение совершенно иного рода электричеством гуляет по коже, заставляет голос дрожать на перепадах, сплетать слова с музыкой, когда тишина наполнилась звуками, подхватившими, словно крепкие руки. Нестройные и случайные по началу, легко вошли в ритм, вывели мелодию. И было в этом что то безумно радостное  не смотря на скрытую печаль слов, что-то, что позволяло чувствовать этот полет, о котором пел.
На одном дыхании…
Открыл глаза с последними словами.
Все так же напротив Валета, внимательный и будто немного пьяный взгляд. Немного того же бешенства, что было в нем там, на улице. И как же ему захотелось стереть эту печальную задумчивость с его лица, молчаливую. И взгляд, который был обращен к нему, но смотрел куда то сквозь, далеко за пределы этого бара и этого времени. До дрожи в пальцах захотелось подойти и вобрать языком залегшие тени под его глазами. Поцеловать… И кто знает, что на самом деле удержало от этого безрассудного, а то и самоубийственного поступка. Уж точно не разум, и даже не толпа вокруг.
  Он порезал ладонь, и выбитый на жетоне знак наполнился кровью, а певец наконец то отвел взгляд и бухнулся обратно в кресло, словно подстрелили. Тихо рассмеялся, счастливо и немного безумно, как после хорошего секса. Забрал свою кружку со стола, все еще упиваясь этим разливающимся внутри колючим теплом.

19

- А чо, уже все? – Валет словно бы очухался ото сна, напялил привычную, кривую и наглую улыбку, повел плечами, глянул на своих. 
Кто-то поаплодировал, кто-то присвистнул. Люди были довольны.
Не каждый раз бывает так – вначале хорошая драка, пусть и на пустом месте, потом еще и душевную песню споют. 
Обычно все выглядело по-другому и заканчивалось дракой, а если не дракой, то к рассвету одуревшие от пойла и табачного дыма, они  расползались по домам.
Эта ночь была еще редкой и потому, что обычно ночью банда Лафайета не сидела без дела. Всегда находилось чем заняться. Как говорится – умей вертеться, если хочешь жить.
- Ну удружил, ну спасибо, - главарь поблагодарил певца. – Долг платежом красен. Может, и я спою, - предложил.
- Да уж, он тебе споет. Когда он поет,  птицы с деревьев падают, -  Вик не смог удержать язык за зубами.
- Слышь? Какие тут на фиг деревья? Ты где деревья-то видел, лопух? – вежливо поинтересовался Валет.
- На кладбище видел и на картинке видел, - авторитетно заявил Вик, не собиравшийся сдаваться. – Когда он затянет эту свою «Под сим крестом» все живое дохнет в страшных муках.
- Да ну тебя, - махнул рукой Валет. – Не слушай его,  - обратился к парню, - фигню говорит. Нормально я пою.
- Да кошки весной и то лучше тебя поют, Валет!
- Зато он поет с душой, - ввязался Джей.
- Тоже мне, жаворонок.
-  Убью, - спокойно пообещал Валет, потом кивнул:
- Да, я пою с душой, - мужчина  вышел к барной стойке облокотился лопатками, раскинул руки, опираясь локтями. 
– Ну подпойте.
Валет набрал воздуху и затянул на мотив заунывный и печальный. Голос у Лафайета и правда был неплохой.  Хоть и хриплый, но глубокий, бархатный, а вот интонации и впрямь такие, что впору повеситься:

- Под сим кресто-о-о-ом
Землей покрыта-а-а-а-а
Лежишь ты, превратившись в пра-а-а-ах
И пред тобо-о-о-ой, моя ро-о-о-одна-а-ая
Стою, пре-е-е-еступник я, в слеза-а-а-ах, - он нарочно тянул последний слог, поэтому выходило очень жалобно.

- Стою, пре-е-е-еступник я, в слеза-а-а-ах, - разом подхватили несколько мужиков с заметным воодушевлением.

- Желаа-а-ая вымо-о-о-олить про-о-о-ощенья
Про-о-о-ошу про-о-о-ости, ро-о-о-одная маа-а-ать
Ты чрез ме-е-еня со-о-о-ошла в мо-о-оги-и-илу
С тех пор и на-а-а-ачал я стра-а-адать

- С тех пор и на-а-а-ачал я стра-а-адать, - эхом отозвались остальные.

- То-о-оска-печа-а-аль тебя уби-и-ила
О том, что сы-ы-ын сиде-е-ел в тюрьме-е-е
И сме-е-ерть уда-а-аром пора-а-азила-а-а
Но как же-е-е тяжко-о-о было мне-е-е… - он вытянул последнюю ноту нарочно слишком надсадно.

- Но как же-е-е тяжко-о-о было мне-е-е, - повторили следом подпевалы.
Исполнение закончилось «хоровым» тяжелым вздохом.

Отредактировано Валет Пик (06-09-2009 05:46:38)

20

Двойник сидел молча, как обычно слегка опустошенный после пения, словно часть себя отдал словам и мелодии. Рана, которая быстро затянется и он снова и снова будет готов резать себя, выпуская часть всего, что накопилось за дни и годы, как кто-то пускает себе кровь тонкими лезвиями по запястьям. После приходило немного покоя. Почти наркотик.
Парень улыбнулся на предложение молча, слушая дружескую перебранку и подначки. Руку начало саднить и он потихоньку разжал пальца, стараясь не морщиться от боли, когда края вышли из ранок. Не глядя погладил большим пальцем влажный рельеф рисунка, чем то это напоминало свой личный ритуал под грустную песню каторжника. Двойник ее раньше не слышал, но с ходу запоминал незамысловатые слова. Большинство своих песен он писал сам, но подпеть в дружном нестройном хоре голосов тоже было здорово. Потому последнюю строчку он уже повторял вместе со всеми, постукивая ногой в такт и попивая пиво, снова холодное. Видимо пока он пел бармен успел обновить его. Закончив песню отсалютировал Валету и всем присутствующим – за песню. Наверняка он споет еще ее для них, наверняка вернется сюда ни раз.