Архив игры "Бездна: Скотская кадриль"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Валет Пик - Двойник

Сообщений 21 страница 40 из 45

21

- Вот тебе и кошки, - рассмеялся Валет. Он тряхнул головой, черные, неровно стриженные волосы упали на лицо. Лафайет отошел от стойки, окинул взглядом собравшихся в зале и вернулся на свой стул, на котором и устроился.
Джей смачно зевнул, раззявливая как можно шире рот.
Близилось утро. Валет снова подался чуть вперед. Взглянул в глаза певца:
- Если тебе надо идти, то сейчас, а то до утра не успеешь, - хриплым шепотом сказал мужчина, посмотрел на стоящую на столе пепельницу, в которой было уже порядочно его окурков, и вернул взгляд  к Двойнику.
Мужики у окна доиграли которую по счету партию в домино. Их соседи сложили карты. Никто, как ни странно не проиграл своих порток. Несколько человек поднялись и, обязательно пожимая руку Валету, направились на выход. За дверью послышалось гудение моторов. «Вечеринка» подходила к концу. Тедд и с видом мученика принялся собирать кружки, провинившийся Крис взялся ему помогать. Надо было навести порядок,  прибраться и, видно, парень был готов это сделать.
Глядя на него, Валет подумал, что может быть, в будущем, если он оставит дурную  привычку жрать всякую дрянь, из него выйдет толк.
Лафайет мельком увидел обрезанную жетоном ладонь певца, спрятанную под столом, но ничего не сказал.  Сейчас он сидел напротив парня, просто смотрел на того, глаза в глаза и молча улыбался.

22

Банда потихоньку начала расходиться. Почему то Двойник думал, что они и живут где-то тут, может на втором этаже, может быть просто в этом здании. Интересно, что банды делают днем? Отсыпаться? Но как факт, пусть он и бывал в светлые часы в четвертом редко, знал, что ночью тут жизнь идет куда активнее. Хотя если рассудить, закон тут не правил ни в один из двадцати четырех часов. Закон , каким он был в понятии жителей других трех районов.
-До рассвета я уже опоздал, - сказал негромко, между дружескими прощальными рукопожатиями, отлично понимая, что косвенно выдает себя, если Валет знал, сколько примерно по времени добираться до какого округа. Певец явно был не из третьего. И пусть главарь уже дал понять, что ему совершено до лампочки, откуда на их голову свалился гость и что его привлекает на этих забытых богом улочках, Двойник испытывал какой то внутренний азарт. Словно преступник, который нарочно оставляет след, желая, что бы его преследовали и поймали. Ему было интересно. Щекотно. Знакомиться и узнавать того, кто привлек его внимание. А бандит явно привлек, это он осознавал совершенно четко  и сейчас не спешил уходить, оставшись почти последним посетителем бара, не считая бармена и его помощника. Изучал прямой взгляд Валета, эту его манеру улыбаться. Хотелось протянуть руку и потрогать рельеф его шрамов на левой половине лица, как он только что на ощупь изучал рисунок жетона.
-Есть ли здесь место, которое можно снять на ночь? Или на несколько ночей? – Двойник не так много времени проводил в четвертом, чтобы озаботится об этом раньше. Не так у него было много тут знакомых, которым бы он доверил выбирать место своего ночлега, и потому обычно он стремился попасть домой до рассвета. Но сегодня он и правда задержался. На самом деле было совершенно не важно, в каком часу он попадет домой, там его никто не ждал. Но почему бы не обзавестись некоторым подобием жилья тут. На всякий случай.

23

«Далеко же тебя занесло. Вот теперь ищи гостиницу». Улыбка. Валет задумался, запустил пальцы в черные, как смоль, густые, жесткие  волосы, поскреб затылок:
- Вписка, значит, нужна, - подумал еще немного.
Посмотрел по сторонам, протянул руку для прощания Вику.
И еще подумал. И опять. И еще чуть-чуть.
В тишине гремели посудой Тедди и Крис. Тедди занял помощника анекдотами. Он был умелец рассказывать всякие глупости. Делал это так, что все хватались за животы:
- Изнасиловали инквизитора в темном лесу. Он идет домой, лыбится  и приговаривает: «И до сыта и без греха».
Вот и сейчас Крис кривил от смеха разбитые губы. Рассмеялся и Валет.
Пришлый парень вроде бы не был похож ни на убийцу, ни на вора. У самого Валета воровать было нечего, а убить нужно было еще постараться. Просить кого-то из своих он не хотел. Потом лишние разборки, в случае чего. А по пьяни могло случиться все, что угодно. Знал по собственному опыту. Потом ругаться, бить морду, выяснять кто кого. Нет. Не вариант. Тяжело вздохнул, покряхтел.
- Ну у меня можно, - сказал наконец Лафайет. - Недалеко тут. Только это, не хоромы. Чистую постель найду. И пожрать, если хочешь, помыться там, и все такое.
Еще немного помолчал:
- Не на улице же тебя оставлять, соловей.

Отредактировано Валет Пик (06-09-2009 23:27:14)

24

А с чего бы и не на улице  - подумал, допивая пиво и усмехаясь на анекдот от Тедди. Я ведь тебе не брат, не сват. Не друг и не знакомый толком еще даже. И не страшно чужака в дом пускать? Хотя… такому видимо и не страшно. Двойник  удивился, что и сам не боится, доверяет на столько, что готов уснуть рядом, не задумываясь о том, что может случиться. А ведь могло многое – не так мало было тут убийц, а то и похуже людей. Романтика диких ночей – одно, но она и не отменяла всего того дерьма, что несли по себе сточный трубы улиц. Он сам не был ангелом. Ох не был…
Спросит потом, как-нибудь.
Понятное дело, что ночлег на одну ночь, а потом и правда может стоит присмотреть какое постоянное жилье. Зачем – не ясно, но чтобы было. Угол для себя или так, зайти пригласить. Хотя…. Сомневался парень, что будут у него гости. Почти все его связи тут, насколько бы тесными они не были, были случайными. Пропитаны ли они были жаром и страстью, огнем и болью, они забывались. Гасли так же легко, как и вспыхивали.
О чем это он…
Парень поднялся с кресла, все же сунув металлическую пластину в карман ветровки.
-Пойдем, - улыбнулся краем губ, соглашаясь не предложение,  и отвел глаза. Дошел до барной стойки, возвращая пустую кружку бармену, прибавляя еще немного работы. Виновато пожал плечами – мол извини. Повернулся обратно к главарю.
-А душ и еда были бы кстати, - заметил между прочим. Еще бы, после такой то гонки и прокуренного бара от него наверно не очень приятно пахло, а после всего выпитого алкоголя начался легкий отходняк, хотя хмель все еще бродил в голове и приятно согревал изнутри. Но парень знал, что уже через полчаса дико захочет есть.

25

- Ну пошли тогда, - Валет поднялся рывком, отодвигая стул. Легкое, мгновенное движение.
Подошел к стойке, выцепил мотоциклетный шлем. Махнул рукой Тедди, мол, "Бывай" и направился к выходу, зная, что парень пойдет за ним.
Крис убрал пепельницу, поставил стул нормально, за стол задвинул.
Уже когда тяжелая, обитая железом дверь захлопнулась и была задраена изнутри, он достал сигарету, по-быстрому прикурил, тычком стряхнул пепел.
- Руку бы перевязать. Нехорошо кровью капать. Пахнет она, - сказал зачем-то в сторону.
У низенького здания клуба стоял припаркованный мотоцикл. Хромированный бак, облегченная рама. Видно, что переделывали, варили да собирали это чудо техники усердно и долго. Быстрый, юркий, но сильный зверь, уходящий в высокую скорость без разгона, способный лавировать в узких улочках. В любую дыру проскочет.
Валет Пик показал на седло. Обычно место у таких машин было только на одного смертника, но седло было переделано тоже.
Здесь было два места. Второе для того, кто решится сесть сзади.
Лафайет выбросил недокуренную сигарету, надел шлем и сел за руль.

Отредактировано Валет Пик (07-09-2009 04:36:45)

26

Двойник вышел следом за Валетом, слов бармена он уже не услышал. Но прежде чем сесть на его железного коня, как смог обтер ладонь о свою куртку. Не хорошо было бы пачкать чужую одежду, а порез, кажется, уже перестал кровить. Хорош был зверь под ними, хорош и опасен. Шлема у парня естественно не было, он натянул капюшон на голову – не защита конечно, но рассвет обещал быть прохладным, а тем более на скорости. Может быть немного поможет. Застегнул спереди и прижался крепче к сильному жилистому телу перед собой, обхватив руками, лицом почти уткнувшись в спину, в спутанные пряди черных волос. Так было куда теплее…и безопаснее, конечно.
И не успел Валет завести мотор, как их ослепил направленный яркий свеет, вырывая из темноты переулка. Парень дернулся от неожиданности и закрыл глаза, но почти тут же приоткрыл, щурясь, пытаясь разобрать. Три мотоцикла с тремя всадниками загораживали им проезд на основную улицу, разглядеть одежду или лица было  почти невозможно, но вот двое по бокам отличались знакомыми уже длинными мордами и ушами. Задрав их в светлеющее небо, гончие издали вой, усиленный встроенными динамиками. То ли просто театральный жест, то ли привлекали внимание. То ли звали подкрепление. Человек, что был в центре, и чья фара ослепляла их, поднял «забрало» шлема, и его голос в наступившей тишине прозвучал четко и достаточно громко.
-Птица сегодня моя добыча.
Двойник не знал, чей дротик его сегодня вырубил, и так и забыл попросить его посмотреть, но теперь по голосу узнал охотника. Личность его не стала неожиданностью, а методы и раньше не отличались благородством и честностью. И так как правила охоты были весьма условны,  многое сходило ему с рук. Но Лекойя никто особо не любил. Скорее он купался в лучах общей неприязни, а то и страха. У него была одна из сильнейших и крупных стай среди охотников. И в его руки не хотел бы попасть никто. А Двойник… он не отказался быть добычей, даже когда узнал о его участии. Дразнил его и прежде, играл.. и вот доигрался. А ведь если бы он не налетел на банду Валета, то вполне сегодня мог быть пойман. Сознание этого холодком спустилось по позвоночнику. Мужчина давно точил на него зуб.. и если бы только зуб. Видимо если сегодня ему удастся каким-то чудом избежать ошейника Лекойя, то на охоте он появиться уже не скоро. Ни что так не бесило этого охотника, как вырванная из зубов добыча.
-Отдай его и разойдемся тихо, - сказал, и опустил стекло шлема. Видимо переговоры предусмотрены не были, либо сейчас Валет ссадит парня и уедет, либо они рискуют оба.

27

Лафайет  рассмеялся:
- Ах ты ж сучий потрох, - выругался тихо, сцепил зубы. Не оборачиваясь спросил:
- Умереть готов? – рассмеялся, и смех этот был нехорошим.
Говорить с перегородившими дорогу он не стал. Незачем было говорить. Парня ссаживать не собирался.
- Крепче держись, будем падать, если кобылка скинет, сгруппируйся. Хотя, вряд ли выживешь. Голову руками закрывай. Понял?
Щелчок зажигания. Машину мелко затрясло. Валет поднял забрало шлема, отдал короткий салют так, как делали это легионеры, затем опустил стеклопластиковую защиту и до отказа втопил в педаль.
Железный конь завелся с полуоборота, взвился ультразвуковым рыком и резко рванул вперед, навстречу.
Расстояние позволяло, между средним и боковым правым, дальше был поворот. Если впишется, можно будет не волноваться.  До следующего.
Не особо хорошие условия для маневрирования, но если постараться… Он пригнулся вперед, почти ложась на тело машины, которая всегда была с ним одним целым.
Стальной конь легкий и юркий с оголенной рамой и «мясом» вошел между двух мтоциклов почти становясь на дыбы. И вновь опустился, плавно и спокойно, сработала амортизация.
Если ему суждено сегодня навернуться, так пусть зароют вместе. Лучше не придумаешь.
Им потребовалось время, чтобы развернуться. Охотники взвились следом. Адреналин будоражил кровь, руки вцепились в руль намертво.  «Кого сдует – я не виноват» - отчего-то стало смешно. Давно Лафайет так не смеялся. Машину накренило, когда он вошел в поворот, кевларовый наколенник чуть не чиркнул по асфальту. Затем снова выровнялся. Дальше легче, ровная дорога. Необходимо было оторваться, но больше разгоняться было нельзя. Разнесет к чертям. Если бы он был один, может быть…
К чертовой праматери.
Мимо что-то просвистело, опасно близко. «Вот же ш ублюдки» - мысленно посетовал Валет и приготовился войти во второй поворот. Здесь вышло намного легче. «Тебе бы в цирке работать» - вспомнились слова Джея. Да уж, в цирке такой бы номер оценили. Овации, цветы, радостные дети. Только это был не цирк…
Впереди –  улица- кишка, оканчивающаяся тупиком аппендиксом. Ему надо было добраться туда первым. И, кажется, это удастся. Легче, быстрее, сильнее.
Со стороны это было чистым безумием, но Валет так не считал. Те, кто хотели поиграть и забрать приз должны были его заслужить. Приз был теперь двойной, а Лафайет слыл азартным человеком.
Машину слегка потряхивало из-за неровности дороги. Скорость чуть побольше, камешек под колесо и, пожалте, на закуску два готовых бифштекса.  В тупике он резко остановился, ставя машину боком, заглушил мотор, выключил свет, одной ногой оперся на землю и скомандовал парню:
- Слазь. Уходи назад. Прячься за переборку, - в конце тупика находилась бетонная стена, осыпавшаяся от времени. За ней дыра, из которой торчали обломки арматуры. Пахло отхожим местом и тухлятиной. Лафайет спешился и отошел назад, за машину. Присел и достал ствол.
Охотники  подоспели довольно быстро, встали вначале тупика в метрах восьми – десяти от него.
Двое предусмотрительно встали по бокам, главарь проехал вперед и остановился, так же боком.
Ждали. А зря.
Первый выстрел пришелся в обод фары, второй попал в раму, рядом с бензобаком, третий  - над колесом. Так Валет сделал три предупреждения.
Человек вскочил с машины и бросился бежать, только бежал он не от Лафайета, а к нему.
Несколько выстрелов вновь разорвали ночную тишину. Обмякшее тело упало на асфальт.

Отредактировано Валет Пик (08-09-2009 07:18:54)

28

Сучий, вот уж да, Двойник согласно кивнул и невольно прижался ближе. Он не думал, что Валет сдаст его, но и  не знал наверняка. Правила улиц, законы банд. За его смерть обещали отомстить, но не подставляться под пули, не ввязываться в междоусобицы. В конце концом и не смерть ему грозила, попадись он в руки Лекойя. Но это не утешало, совсем…
А потом этот вопрос и смех, и парень снова кивнул, в спину, так, чтобы он почувствовал согласное движение. Сам не рассмеялся, но губы растянулись в дикой улыбке восторга. Он мог бы слезть сам, мог бы избавить своего нового знакомого от опасной гонки и опасного врага. Мог бы. Но вместо этого вжался в его спину, руки сильно сцепились на груди, пальцы впились в его куртку.. и как раз вовремя, когда была дана отмашка и началась дикая гонка.
Рев мотора и шум ветра заглушали все остальные звуки и мысли. Он почти ничего не видел. Волосы и полы кожаной куртки хлестали по лицу и бокам. Сзади, то отдаляясь то нагоняя слышался рев вражеских моторов. Они маневрировали по дороге, резкие повороты, уходили, и это было хорошо. Один дротик в спину, а он сейчас был первой мишенью, и сознание отпустит, он просто свалится и скорее всего даже не успеет ничего почувствовать, вырубившись еще в полете. Адреналин зашкаливал и от опасной скорости и от опасной погони. Но это и правда было сродни полету, казалось асфальта уже давно нет под колесами, тьма и свет по бокам смазались до сплошных полос.
Гнали, дико, воздуха не хватало и Двойник задыхался, стараясь слиться в одно с водителем и машиной.
Остановка, команда. Не думать, голова кругом, легкие обжигает кислород, так, что давится им и кашляет, заваливаясь за стену. Буквально пара секунд, чтобы прийти в себя. Бешенный стук сердца в висках. Валет уже рядом. Как и рев мотоциклов.
Стихает, остается только глухой рокот заведенный движков. Он сам не высовывается, чтобы не подставляться и не мешать. Оружия то с собой нет. Зато у главаря есть, тот самый, старой модели, громкий, как сто чертей. Особенно в наступившей тишине, в гулком переулке.
Громыхает. Звук разбитого стекла, становится темнее, вонь гнилья и мочи перебивает резкий запах горючего. Крики и мат, вой и лай. Эхо множит голоса и кажется, что участников в два-три раза больше. Звук шагов, снова выстрелы
Какого черта Лекойя бросился вперед? Но подумать  ему об этом  уже было не суждено. Мертв еще до того, как тело и остатки головы глухо стукнулись об асфальт и тот расцвел под ним черными цветами. Взревели моторы, гончие, один за другим развернулись, уносясь прочь, сегодня из стая лишилась охотника. На время возможно.
И вот теперь стало действительно тихо. Двойник тронул плече Валета, не вставая, он все еще не видел, что точно твориться в переулке, хотя картина, как оказалось потом, рисовалась довольно правдоподобная.

29

- Ох-хо! – Лафайет снял шлем, распрямляясь во весь рост. Смылись. Он выиграл. Мать его ити, получилось. Валет повернулся к Двонику и хрипло сказал:
- Не. В жопу такие сказки, - но ощеренная, белозубая  улыбка говорила совсем об обратном.
Мышцы были напряжены, словно под разрядом электрического тока. Быстро колотилось сердце. Мужчина взмок и тяжело дышал. От Валета разило потом. Горький, резкий, сладковатый запах полыни мешался с утренней сыростью.
- Стой здесь, - он расстегнул ворот куртки, обошел машину и, ковыляя, направился вперед. Шел медленно и осторожно, держа оружие в руке. Привычка. Вдруг еще какая тварь вылезет. Но, судя по тишине, никого не предвиделось.
Склонив голову, Лафайет несколько раз пихнул труп носком высокого, кованного железом ботинка. Хорош, пес. И прикид хороший. Мужчина присел на корточки и, никакого внимания не обращая на расколотый шлем, разможженное лицо и лужу крови, принялся обыскивать. Обыскивал тщательно, разве что только в штаны не залез. Что не пригодилось охотнику, пригодится Валету. Наручники, электрошокер, портсигар с сигаретами. Хорошие. Дорогие.
- Вот так вот, детка, - он вынул бумажник, открыл, тихо присвистнул и торопливо затолкал во внутренний карман. Выгреб остальную мелочевку. Прикид оставлять было жаль, но пусть уж покойничка уличные собаки найдут одетым. А вот машина была отличным трофеем. Чертовски удачная игра, охрененный приз.
Охотник, похоже, тоже был нездешним. Ну да и хрен с ним. Был да сплыл.
Валет поднялся на ноги, похромал вокруг, похлопал мотоцикл ладонью по баку, погладил:
- Будешь теперь со мной, - сообщил безмолвному стальному зверю, лишенному единственного ока. – Я тебя починю, перекрашу, как новенький будешь, хороший мой.
Что и говорить, теперь драка удалась на славу. И парень жив, и  мотоцикл цел. Лафайет прикинул, куда можно толкнуть машину после того, как будет сделан ремонт.
- Слышь? – крикнул Валет парню. – Ты такую хрень водить умеешь? Его бы ко мне в гараж надо.

30

Двоник стоял молча напротив и также белозубо улыбался Валету. И его сердце стучало так же горячее и быстро, а внутри все еще свистел ветер, и только сейчас по телу прокатилась слегка нервная дрожь, запоздалый страх. Навалился и ушел, заставив сердце раз болезненно сжаться. У него всегда так, чувство опасности приходило немного позже, когда уже все кончилось и в тишине можно было подумать и понять, что…бляяяя…..
Двойник закрыл глаза, поднял лицо к ночному небу и рассмеялся, а потом и сам завыл. Не так громко, но если кто  из гончих остался рядом, то услышал бы.
Певец пошел следом, наблюдая, как  мужчина обыскивает труп, забирая нужные в хозяйстве вещи, самому Двойнику  ничего с поверженного врага не хотелось, даже сувенира какого-нибудь. Он просто стоял и равнодушно смотрел на быстро остывающее тело. Вот так и закончилось, а кто бы мог подумать, столько гонора и амбиций… а нужна то всего лишь одна пуля. Не ясно правда теперь, кто станет лидером, новым Лекойя. Имя это не принадлежало одному конкретному человеку, а переходило как титул. Но вот вопрос, во первых оно бы перешло гончему стаи, который бросил вызов… но Валет не был гончим, а среди этой стаи не было лидера, способного взять сейчас управление не себя. Этот Лекойя собирал вокруг в основном слабых «сабов», не желая мериться с гонором еще одного «самца» у себя на территории. Теперь или стая распадется, или придет мстить, или придет служить. Было даже любопытно, что из всего этого выйдет…и выйдет ли что то. Нужно было предупредить Валета обо всех возможностях, чтобы однажды неожиданно на его пороге не оказалось с десяток людей в волчьих масках.
-Да, умею, - отозвался. Умел он водить очень многое, включая и таких вот коников. Главное чтобы ехало. Двойник подошел ближе, осмотрел, погладил пальцами седло, -Жаль погонять сегодня уже не придется, - не смотря на  то, что где-то далеко на невидимом горизонте начало светлеть, гнать без фары по неровным дорогам четвертого не хотелось. Азарт и глупость – немного разные вещи. Парень плотнее запахнул ветровку, снова нацепив слетевший капюшон и оседлал машину. Завелась с пол оборота, уж у кого, а у Лекойя все было на высшем уровне, если исходить из возможного.. а порой и невозможного в округе. Поднял глаза на Валета, смотря в упор, -Я бы с тобой погонял, -сообщил шепотом и весело, не без вызова, улыбнулся.

31

- Погоняем как-нибудь, - пообещал Валет, спрятал ствол, убрал найденное добро в седельную сумку своей машины.  И правда удачная ночь. Пусть удачно закончится. Второй забег с погонями может выйти неудачным. Эх, был бы у него любимый дробовик… Досадное упущение. Дробовики Валет любил больше красивых и легких обрезных игрушек.  Особенно ему нравились модели, позволявшие стрелять очередями по три выстрела. Лафайет любил, чтобы с шиком, а какой шик от бесшумных игрушек? Никакого. А вот адский грохот и скрежетание были как раз по нему. Любая претензия должна быть предъявлена серьезно. И Лафайет предъявлял. Но и оправдывал. Не всегда удачно, конечно, но чаще выигрывал, чем попадал впросак. К своему ремеслу бандит относился философски. Чет-нечет, удача или пропасть, куда вырулит дорожка, так тому и быть. Он не был фаталистом, немного верил в приметы, особенно если они имели вполне реальное подтверждение. Черная кошка, к примеру, могла быть предвестником беды, если к ее хвосту привязано взрывное устройство. Кроме прочего Лафайет очень любил эксперименты с химикатами. Бутылки с зажигательной смесью – то еще развлечение, а уж если применять его с умом – дело полезное.
- Ну поехали что ли, - мужчина надел шлем, оседлал свою машину, завел мотор, - следуй за мной.
Через десяток, другой минут они оказались на окраине улочки, похожей на все остальные. Валет загнал машину в гараж, снял шлем и небрежно оставил его на руле мотоцикла, по привычке. Рядом «припарковали» трофей.
- Пошли, - Валет кивнул вперед, гараж имел два выхода. На улицу и в дом. Лафайет погремел ключами, отодвинул тяжелый, как  в бункере, засов и вывалился в темный коридор собственного жилища. Прошелся, включил свет, обнаруживая перед гостем серые, голые стены. Показал направо:
- Кухня там. Что найдешь, то твое. Душ там, - ткнул наверх. – Бельишко спальное потом выдам, - помялся чуток. – Тебе майку чистую и штаны дать? – странная чистоплотность для уличного бандита.

Отредактировано Валет Пик (08-09-2009 00:34:51)

32

-Штанов вполне хватит, - отозвался Двойник, уже скинув с себя сапоги и на пол пути в ванную. Душ он принять хотел явно куда сильнее, чем есть. Последняя прогулка по утреннему Аммону была неспешной и приятной, хотя все время подмывали прибавить скорость, испытать рыкающего зверя под собой. Чувствовалась в нем не выпущенная сила и ярость, так и подмывающая пуститься во все тяжки… Ну и ночка…
Парень стянул с себя куртку и майку, потом джинсы и белье, все было в пыли и грязи улиц, по которым он сегодня бежал, переулков, в которых прятался, табаком и баром, потом и кровью. Так пахла кожа местных жителей, он же словно снял маску, под которой тоже были ссадины и синяки, что оставили на нем сегодня асфальт, но на бледной коже, не украшенной сетью шрамов от ножей и пуль, они смотрелись временным, инородным явлением. Расплел косу и снял маску, оставив их в куче на одежде, шагнул под душ. Удовольствие от горячих очищающих струй иногда трудно описать словами, кажется они смывали не только грязь, но и усталость за этот день и ночь, успокаивали растревоженное событиями и адреналином сердце. Хорошо было в общем. Двойник промыл рану на руке, в которую забилась грязь и она слегка воспалилась, пощипывая. Оставалось надеяться, что у Валета есть  что то обеззараживающее. Хотя бы водка.

33

- Ты прости, у меня тут вечный срач, - Валет снял куртку, кинул ее на вешалку в коридоре, стянул ботинки. Поднялся на второй этаж, пошарил, нашел чистую одежду. Не новую, конечно, но сгодится.  Хотя, похоже, хрупкий Двойник, утонет в штанах и майка будет ему великовата. Валет представил это зрелище, усмехнулся. Сложил аккуратно штаны и майку для парня на стуле рядом с душевой. Потоптался на месте, стукнул один раз:
- Слышь. Одежду тут кинул тебе. Ты недолго там. Я следующий. Пока приготовлю что-нибудь. Жрать хочу,  - и пошел на кухню. Там уже открыл холодильник. Нашел колбасу, сыр. Хорошо, из этого можно было приготовить вполне сносный ужин или завтрак. Поэтому пока Двойник мылся, Валет занялся шинкованием колбасы, куски которой кидал на сковороду, чтобы обжарились. Соорудив бутерброды, Лафайет положил их на тарелку. Три съел сам, три оставил двойнику. Как говорится, чем богаты, тем и рады. Надо было сменить  белье в спальне, где была только одна кровать. Значит, ему придется спать на полу в гостиной, чтобы не стеснять парня. Какое-то время в доме слышался грохот отодвигаемой мебели. Лафайет отодвинул стол, притащил в гостиную одеяло, сложил вдвое, перекинул туда свою постель. Второе одеяло полагалось Двойнику. На кровати постелил старенькое, но чистое белье, заправил по-армейски. Поглядев на дело рук своих, бандит был доволен. Все как надо.

34

А вот и одежда. Двойник через шум воды не очень разобрал, что ему говорил Валет из-а двери, но в душе он так и так задерживаться долго не собирался, хотя чтобы отмыть слишком длинные волосы понадобилось время и теперь они холодным влажным покрывалом падали на спину, Что в летнюю духоту было даже приятно. Сначала завернувшись в полотенце, парень обнаружил штаны и футболку у двери и нарнул обратно в ванную, натягивая на себя одежду Валета, которая была явно на несколько размеров ему велика. Что ж, Птица был достаточно мелким, что, вообще то, в нормальной жизни только помогало. Майку он решил все же не одевать, так как она тут же промокла бы под волосами,  закатав штаны снизу, чтобы не наступать и все время придерживая их на бедрах, чтобы не упали, протопал в комнату, которая была гостиной. Там его ждал хозяин дома, еда и постель. Круто!
Маску на этот раз он тоже не одел, уж если он доверяет главарю настолько, что будет спать с ним в одном доме, то… Хотя было это немного непривычно – показывать кому то лицо. Двойник редко это делал. Почти никогда, слишком откровенным казалось для человека, который почти всю жизнь носит кожу или бархат на лице.
Цапнув бутерброд и усевшись на постель на полу, поблагодарил, проглотив еду почти не жуя. А он проголодался, при чем чертовски!
-А кофе есть? – одна чашка явно не помешает ему уснуть замертво, набегавшись за ночь. Потом, вспомнив, протянул мужчине ладонь, показывая проблему, так как рот был занят вторым бутербродом. На ладони красовалась небольшая, но неприятная рана, - Есть чем?, - остальные синяки его не особо заботили.

35

«Так вот ты какой, северный олень» - Валет посмотрел на парня с удивлением, но ничего не сказал.
Двойника можно было назвать красивым. Правильные черты лица, большие  глаза, гладкая кожа, не задубавшая, не обветренная и полное отсутствие щетины, как у мальчишки. Поняв, что пялится слишком долго Валет как будто бы смутился, отвел взгляд. Неприлично столько пялиться на человека. Ему бы не понравилось самому, если бы его разглядывали так пристально. И нахрена, спрашивается, лицо прятать. Не урод ведь. Ну да, тайны. Чтобы никто не запомнил. Точь в точь как инквизиторы. Он невольно залюбовался. На его веку попадались красивые.  Сам Лафайет тоже когда-то был ничего, пока в тюрьме один из охранки за слишком резвое отбрыкивание от сожительства и не в той роли, которая нравилась Валету, не наградил пожизненным клеймом. Но в этом человеке было что-то особенное. Что – он не мог сказать.
А если бы даже и мог, то не сказал бы.
- Ты не тут спать будешь. Там, - он ткнул пальцем на стену, - в спальне, неча на полу валяться, - Лафайет усмехнулся.
– Есть кофе. Там в тумбочке на  кухне молотый в упаковке. А кофеварка на столе. Сваришь, пока я помоюсь?  - он задал этот вопрос из вежливости скорее. Поднялся, крякнул надсадно и поплелся в душ. – Да, йод там же должен быть, в аптечке над столом. И марля тоже была вроде, - сказал уже на пороге не оборачиваясь.
По дороге Лафайет заглянул в спальню,  прихватил полотенце и чистый шмот.
Смена караула. В ванной снова зашумела вода, а через десяток минут Валет довольный, распаренный, голый по пояс и чистый почти как младенец, шлепая босыми ногами, вернулся в гостиную. Мокрые волосы разметались в беспорядке. Широкоплечий и ладно сложенный Валет был обнажен до пояса, являя собой подобие анатомического экспоната, на котором попробовали плеть, каленое железо, крюки и прочие прелести. Гордо вздыбившийся геральдический лев красовался на правом плече бандита. На шее болталось полотенце, а под ним – «армейский жетон» с изображением пиковой масти. Валет Пик стоял на пороге и широко улыбался:
- Ну что, кофе нашел?

Отредактировано Валет Пик (09-09-2009 03:36:52)

36

Двойник пожал плечами, не опуская головы, дожевывая бутерброд.
-Не хорошо как то хозяина из постели выгонят, мы бы друг другу не помешали, думаю, - оценив габариты  даже односпальная кровать вполне могла вместить обоих. Хотя, возможно, мужчине не просто не хотелось спать с кем то.
  В общем то его дело, Двойник и сам бы уступил гостю спальню, если бы такая ситуация приключилась. Кряхтя поднялся – уж больно удобно задницу уже примостил и потопал на кухню в поисках обещанного йода и кофе. Какое то время провозился с раной, размышляя над первым взглядом Валета на него без маски. Заметил ли? В глаза , конечно, не бросается, особенно поначалу, но рано или поздно все замечали.. Парень вздохнул –может быть зря он все это и стоило свалить домой. Пальцы невольно коснулись своей щеки и провели по горлу. Умелые хирурги не оставляют шрамов, особенно если заплатить большие деньги. Рану защипало и парень подул на ладонь, закрыл йод, который нашел где и обещано вместе с ватой и убрал на место.
Пришла очередь кофе. И если честно Птица не особо то знал, как его правильно варить –не приходилось самому, только  видел мельком разве что. Сложным это не казалось, парень умел легко делать куда более мудреные вещи и разбираться в куда более сложных машинах. Но вот….
  Засыпать, нажать..нет, еще и залить... или.. Залил воды, нажал кнопку. Все должно быть просто! А тут и бандит вернулся. Двойник повернулся на голос, теперь пришла его очередь рассматривать своего сегодняшнего партнера по ночным приключениям. И, честно говоря, откровенно засмотрелся на всю эту карту явно не легких лет и разнообразной боли. Это действительно.. поражало с непривычки. Правда за всем этим он еще видел и сильное красивое тело, и лицо, которое, как ни странно, не портил страшный шрам. Особенно вот так, в бледных лучах утреннего света из окон. Уже почти утро.
И что-то сзади возмущенно зашипело. Двойник тихо выругался и повернулся к взбунтовавшейся кофеварке, часть кофе оказалась на столе и она щелкнула выключателем. Видимо что то он все же сделал не так.... Оценил то, что осталось, кажется, пригодным для питья
-Ну..на полторы чашки хватит… наверное…- почесал в затылке, растрепав волосы.

Отредактировано Двойник (09-09-2009 21:29:10)

37

- Да, - сообщил с порога Валет. - У нее поломан дозатор. Черт знает как варит, тут приловчиться надо, - мужчина рассмеялся, подошел к столу, отыскал тряпку, вытер. - Полторы тоже ничего. Давай полторы, - и быстро подставил другую чашку, раз уж из первой перелилось. - Она льет, собака, не останавливаясь и здесь главное вовремя подставить кружку. Оп, - Лафайет поднял глаза, заметив взгляд. Сейчас было в его лице что-то мальчишеское, совсем недолго.
- В полночь я вышел на прогулку, 
Шёл в темноте по переулку,     
Вдруг вижу - дева в закоулке
Стоит в слезах... - напевая это, Валет принялся делить кофе на две кружки, чтобы всем поровну и никто не ушел обиженным.
- Где, говорю, тебя я видел?     
Кто мне, скажи, тебя обидел,                   
Забыл тебя?                     
Ты Орландина, ты судьба моя!                   
Признайся мне, ведь я узнал тебя!                     
Да, это я!.. - и с этими словами Лафайет скорчил ужасно-смешную рожу. - Друг у меня был, бар держал. Так бар так и назывался, "Орландина". Там варили хороший кофе. Теперь уже нет. Твое здоровьичко, Двойник, - Лафайет отсалютовал кружкой. Скинул с плеч полотенце, бросил его на разваленное кресло. Сделал глоток и поверх кружки на парня посмотрел.

38

Двойник улыбнулся в ответ, попробуй тут не улыбнуться. Возмущенно цокнул языком
-А предупредить? Ну что за подстава?! – оказывается не он виноват, ну и славненько, а то даже как то неловко было, что такой простой вещи сам никогда не делал. Угу, еще попробуй прибраться и постирать, к примеру, посмеши народ. У Двойника, где бы он ни жил и сколько себя не помнил, всегда были слуги.. вот и заводи тут квартиру. Он же просто в ней не выживет! Разве что поймает кого-нибудь и заставит работать. Вот это всегда легко.. Впрочем, певец, конечно, преувеличивал свою полную беспомощность. Наверное.
Пока Валет вытирал стол и переставлял чашки, рассмотрел повнимательнее и поближе наколку – яростного льва. Под забавную песенку забрал свою кружку, нашел сахар, не прерывая расспросами, насыпал ложек пять –шесть, и облокотился на столешницу, помешивая. Отсалютировав в ответ, попробовал горячий кофе, надеясь что пяти ложек, что он бросил в кофеварку хватит. Поймал взгляд бандита и улыбнулся снова, не то чтобы так же весело, как в первый раз. Дружелюбно скорее, мол отличная была ночь, и спасибо за постель и за кофе.

39

- Я забыл, - пожал плечами Валет, все так же улыбаясь, сделал следующий глоток кофе.
- Да и ты бы забыл. Слушай, у тебя под хвостом от сахара не слипнется, не? - кофе был очень сладким, а парень зачем-то насыпал сахару еще. Не то, чтобы он жмотил. Просто странно ему было, когда люди вот так, помногу, зачем-то. Валет просто был обязан проявить заботу. А может и дефицит.
Все-таки странным он был, этот незнамо кто незнамо откуда, но почему-то Лафайет ему симпатизировал. Спроси - почему, не сможет сказать. Потом, может, и объяснит, но все равно будет уже не то. Он провел пятерней по волосам, приглаживая их, пытаясь привести себя в божеский вид. Но как ни старайся, все равно не выйдет. Мокрый, лохматый, бродячий пес с драными боками и подбитой лапой. Парень смотрел на его льва, разглядывал.
- Это лев arme, то есть вооруженный, - Лафайет указал пальцем на сове плечо. Язык и когти льва были черными, сам же лев весьма умело выведен конутром. - Он всегда готов бороться и символизирует силу. Мне его в тюрьме кореша подарили, - пояснил Лафайет.
В окно заглядывало любопытное солнце, уже было светло. Спать надо.
- Надо спать, - сообщил бандит, словно продолжая вслух свои мысли. Но сам почему-то с места не сдвинулся. - Ну или покурить...

40

-Покури, -предложил. Сам не курит, но кофе еще полная почти чашка, пил он его медленно, потому что горячий и потому что не торопливо было. Ощущение такое внутри, под утро, когда и спать уже не хочется, и новый день брежет светом совсем неподалеку, и кажется откуда то взялись силы идти и жить дальше. А может и не кажется, бывало время и по трое суток без сна, почти на автомате, а голова должна соображаться, чтобы выполнить задание. Всякое бывало..
Пальцы, теплые от чашки, тронули контур льва. Желание и движение получились настолько сами собой, что даже не задумался, что мужчина может быть против. Возможно естественным жест был и потому, что Двойнику вообще редко кто хотел.. или смел противиться. Обвел тонкий контур и коснулся одного из шрамов. Прошелся глазами по другим, и в них явно читалось знание, темное. Птица отлично знал чем была сделана каждая рана, какие оковы оставляют какие следы и сколько для этого нужно в них просидеть. Брови невольно нахмурились, сходясь на переносице. Он и сам оставлял такие шрамы на живых людях. Слышал, как они кричали. Первый раз еще когда был ребенком. Когда только учился.
Убрал руку, отпив еще немного кофе, опустил голову пряча взгляд уже совсем не веселый. Нет, он не жалел Валета сейчас, не то. Он выжил, вырвался, значит сильный и все это теперь истории под кружку пива, если он когда то кому то хотел подобное рассказывать. Это была тень из другой его жизни, которой обычно он не давал здесь места. Почти зеркально повторил его жест, пытаясь пригладить свою непослушную шевелюру.
-Сахар да, наверное много, -не помнил, клал ли его, когда варил кофе или нет, и до этого момента как то не задумывался над вкусом того, что в себя заливал.