Архив игры "Бездна: Скотская кадриль"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Картер - Диксон

Сообщений 21 страница 24 из 24

21

Диксон нажал на перекладину, и рукоять вошла в тело глубже, заставив Картера заорать, и не известно откуда взялся голос, еще минуту назад казавшийся сорванным. Нож оставался в ране, и парень предпочел замереть, не шевелясь, едва содрогаясь от боли, разливающейся по всему телу. Учитель отпустил его руку, и от поглаживающих запястье пальцев было еще страшнее, чем от произносимых слов. Кисти рук Лотар почти не чувствовал, сейчас он вообще был способен ощущать только те части тела, которые выли от боли, прошиваемые болезненной судорогой сведенных мышц. Минута, и руки уже были связаны за спиной. Лезвие легко выскользнуло из тела и за ним по ребрам хлынул горячий поток крови. Картер глухо застонал, пытаясь опустить глаза, что бы увидеть что с ним, повернуть голову он уже не мог – мешала петля на шее.
Слова Диксона он понимал через раз, о чем именно шла речь – о его ли видео, или о том что снималось сейчас. В голове отчаянно билась мысль, что копий две, и учитель должен его понять, должен его отпустить …
А Диксон тем временем спокойно приводил себя в порядок и закуривал. Ощущение, что время вышло, и думать больше некогда, заставило скрутиться нервы в узлы, сердце словно куда-то провалилось, пульс глухо застучал в висках. Слова прощания – единственное что Картер понял перед поцелуем. Слабое «нет», едва слышно произнесенное вслух, и в одно мгновение он потерял опору под собой. Деревянная палка, крепко привязанная к ногам, не давала возможности их выпрямить, не давала возможности встать в полный рост, и тогда бы крюки оказались на уровне груди, но сейчас он едва касался пальцами ног пола. Петля затянулась на шее, все сильнее врезаясь в горло, перекрывая доступ кислорода.
- Я скажу … имя … скажу … скажу … имя … - едва различимый хрип, скорее больше шевеление губ, и животный ужас в глазах.
Сколько он сможет так простоять – на пальцах ног, когда ступни уже сводит от напряжения, а кислород почти не поступает сквозь сжатое петлей горло…

22

Тело Лотара дергалось, пыталось найти опору, он хрипел, отчаянно цепляясь за жизнь и снова обещал назвать имя того, у кого хранится копия видео. Аллен глянул на запись и выключил. Снято достаточно. Теперь дело осталось за малым. Если Лотар назовет имя, то ремень, впившийся в его шею и перекрывающий дыхание, лишающий жизни будет перерезан. Оклемается - будет жить, не оклемается - такова его судьба.
Аллен встал со своего места, подошел к бывшему охраннику и наклонился:
- Говори.
Пока тот не назовет имя, ремень будет на шее. Он так решил.
Жалости не было, было осознание, что на плечи новым грузом навалилась достаточно серьезная проблема. За плечами черной тенью раскинула крылья вполне реальная опасность, угрожающая всей секте. И эта опасность была принята.
Нож в ладони и лезвие коснулось кожанного ремня-виселицы.
- Говори, Лотар и... Ты спасешь свою жизнь, но от меня не избавишься. Я не смогу отпустить тебя. Говори, согласен ли на это.
Достанет сил согласиться? Или нет?
Зачем Аллену это измученное тело, зачем сломанный за каких-то пару часов человек? Зачем ему предатель?
За два часа этого вечера все перевернулось с ног на голову. Его предали так просто и так пошло. Не проще ли дать предателю умереть сейчас, чем обрекать на мучения на долгое время. Ведь он не отпустит его никогда. И никогда не позволит снова превратиться в человека. С каждым днем, каждый час и минуту будет напонимать о содеянном, устроит свой собственный маленький ад.
Осознание того, что Аллен может совершить и несомненно совершит, яркой вспышкой вошло в мозг, рука дрогнула и лезвие ножа перестало касаться ремня.
Проще дать умереть, но он снова дал выбор.
- Лучше тебе, умереть, Лотар.
Ни злости, ни пренебрежения, ни высокомерия. Просто констатация факта.

23

Ног он почти уже не чувствовал, ступню и икроножные мышцы сводило так, что сам Лот не мог понять каким чудом он еще держится на ногах, вернее на цыпочках, еще не повиснув в петле. Учитель подошел близко, достаточно близко, что бы услышать едва различимый шепот и не читать по губам. И достаточно близко, что бы перерезать ремень. Картер проследил взглядом за движением руки с ножом. Сейчас он был готов сделать все, что угодно, только что бы ремень оказался перерезанным, только что бы петля больше не перетягивала горло, только что бы легкие могли вдохнуть как и прежде во весь свой объем. И он ловил каждое слово Диксона, цепляясь за фразы сознанием.
- … жить … пожалуйста … - взгляд метнулся на глаза учителя, словно в попытке понять выражение его лица, скрытого за маской, прочитать в зрачках, что будет в следующий момент. Голос почти не слушался, задушенное горло выдавало едва различимый хрип. Оставалась надежда, что Диксон все же понимает произносимые слова.
- … Тэйлор … ученый … у него … копия …
Это была правда. Как и говорил ранее Лотар, не называя имен. Услуга за услугу. Просьба, подтвержденная угрозой. Не стоит открывать ящик Пандоры, что бы посмотреть, что в нем. Но стоит припрятать подальше, посохраннее, что бы не дай бог ни что с ним не случилось. Они быстро нашли общий язык…
Выданная информация и умоляющий взгляд в лицо Диксона. Картер слишком хорошо сейчас осознавал, что получив информацию, учитель может просто развернуться и уйти, оставив измученному телу самому разобраться с собой.
- … я … хочу … жить … - уже без голоса, уже только посиневшими губами. Реальность постепенно отступала на второй план, наполняясь темнотой обморока, той потери сознания, из которой не очнуться, за которой последует небытие…

24

Лезвие полоснуло по кожанному ремню и тело рухнуло на пол. Аллен выпрямился, постоял немного, глядя на измученное тело. Сначала сложил ноут, выключил камеру. То и другое поместил в старую спортивную сумку. Лотар едва дышал. Петля впилась в шею и все еще грозила смертью. Пряжка подалась не сразу, но вскоре нехотя съехала, разжала тиски.
Затем настала очередь креплений на ногах, перекладина полетела в сторону. Следом за этим, пока Лотар все еще не мог свети затекшие ноги резким движением из заднего прохода был вынут кнут. Кровь полилась из него, как из многострадальной роженицы. Сейчас действительно нельзя было терять время.
Не утруждая себя развязыванием рук пленника, Аллен подхватил и поставил его на ноги. Тот находился в полубессознательном состоянии... хм... на взгляд Аллена уже почти в коме.
- Нет чтобы сразу сказать. Устроил мне цирк, клоун.
Прозвучало ворчливо, но даже добродушно. Это голос и интонации на фоне разгромленной кравтиры, почти бездыханного тела и крови, испачкавшей добрую половину пространства, звучал дико.
Картер не смог бы сам стоять. Пришлось обернуть его одеялом и взвалить на плечо.
Затем Аллен еще раз огляделся, с ношей было неудобно, но стоило отметить все подробности. Ничего не забыл. Кнут свернут и помещен в сумку с ноутом и камерой, сумка висит на сгибе локтя.
Ключи... Где у него ключи?
Нашлась связка в коридоре. Там же и ключи от квартиры.  Аллен отнес свою ношу к старому раздолбанному флаеру, стоявшему во дворе дома, сгрузил туда тело, сумку, покопался внутри и нашел канистру с горючим.
Зажженная спичка и язычки пламени весело побежали по стенам, полу и мебели.
Диксон аккуратно запер дверь, вернулся к флаеру и бесшумно поднялся в ночное небо.
Вскоре окропленная горючим квартира полыхала ярким пламенем.
Далеко Аллен не полетел, приземлился на другом конце 4 округа и загнал флаер в гараж неприметного дома. Дом ему снял один из знакомых. Здесь всегда находился верный человек из секты. Аллен пустил его пожить, когда бедняге оказалось некуда идти.
Ему и был сдан Картер с рук на руки.
- Последи за ним, Джо. Смотри, чтобы не умер и знай, что этот человек снял на видео все то, что произошло в вашей с ребятами мастерской полгода назад. Я имею в виду вечеринку при свечах.
Джо сначала округлил глаза, а потом скривил губы.
- Тогда лучше добить его.
Он не узнал Картрера. До того тот был изломан и изуродован.
- Нет. Я оставлю его себе. Он должен быть, живым.
- Ясно, учитель.

ООС. Через четыре дня после событий в Бонполе и издания подпольного листка, Диксон вернулся в домик забрал Картера и на флаере покинул Аммон в неизвестном направлении.