Архив игры "Бездна: Скотская кадриль"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Клуб "Пирожков у дамы нет"

Сообщений 21 страница 28 из 28

21

- О как, - лаконично ответил Лафайет, потерев обожженную щеку. То ли это был ответ на слова «А вальсирую я так себе», то ли про Бонпол – не понятно.
Иногда Валета Пик сам черт, двоюродный братец, разобрать не мог. Иногда и сам Валет себе удивлялся.
- Ну довыпендривались, видать. Чо там, не из-за психов же это дело было. Кто-то кому-то наверное крепко подосрать хотел, - Лафайет был, как всегда прям и логичен.
С младых ногтей он был уверен в том, что «Все это гребаная политика». А политика дело муторное и скучное. Политики воюют чужими головами, руками и ногами, а сами сидят в тепле. Так было всегда. Так будет впредь.
- Фейерверк, говоришь… Тут чо только не болтали про этот фейерверк, одна бредятина другой краше. Вон Ганс говорит, чо были это зеленые человечки. Диверсия, евону мать, сверху, оттедова, - он поднял указательный палец и широко осклабился.
– Я, кстати, думаю, чо они будут со своими кнутами делать против зеленых человечков или, а если дьявол из ада вылезет? На дьявола надо с пушкой, а они кнутами да наручниками. Эх, хилый народец, что ни говори, - Лафайет как-то обреченно вздохнул и махнул рукой. 
– Им там все переделать надо. Я бы сказал, кабы заплатили, да кто ж спросит…

22

В четвертом, если не пятом по счету стакане показалось дно. Водка, щедро разбавленная бархатистым томатным соком, шла легко. По позвоночнику растекался приятный жар, покалывало ступни и ладони, клонило в сон. Куколка уперлась подбородком  в сцепленные замком пальцы, облокотилась на стойку. Кивнула Тедди, который замешкался было, прежде чем налить еще одну "Мэри". Что уж теперь-то мелочиться.
Плохо только, что голова такая тяжелая. И мысли вертятся, не ухватить ни одной за хвост. Длинный такой и пестрый, как у бойцовского петуха. Куколка не видела их никогда, но теперь решила, что хвосты у них зеленые или алые и блестящие, как атласные ленты.
Моргнув, чтобы отогнать хмель, девушка сфокусировала взгляд на глазах собеседника.
- Политики, мать их… Что они понимают в дьяволах и порядке? – поморщилась, как от лимона откусила. – Верховных с Великими надо тут, в Отрубленной Голове набирать. Было бы всем счастье.
А из Люсьены, хозяйки заведения, в котором квартировала Куколка, вышла бы отличная Праматерь. Девушка тихонько фыркнула в свой стакан, представив, как эта молодая и полная жизни, да и просто полная женщина гоняла бы инквизиторов, утверждая свою власть. Уж она бы их всех в ежовых рукавицах держала.
- Лучше бы ты, Валет, сказал, кто этих человечков зеленых взрывчаткой снабдил, - Куколка смотрела с любопытством. – А уж я бы на твои ответы и покупателя нашла.

23

- Не наливай ей больше, - сказал Валет Тедди между делом.
- Ок, понял, - ответил тот и отошел подальше, если разозленная Вильгельмина вздумает ругаться или дать по башке. Ведь Тедди не дрался с женщинами.
Мужики, слушающие с интересом, старались интерес не шибко проявлять, но это удавалось им с трудом. Говорили тише, говорили для виду, и как ни старались, а в ту сторону, где сидели Валет с Куколкой, зыркали.
Пусть, своим можно. Трепать не будут. Знают, что за трепню можно и башку потерять.
- Откуда же мне знать, - вздохнул Валет и развел руками. – А задорого бы купили? – подмигнул. Не думал он, что тема такой животрепещущей окажется.
– Кабы знал, то я бы продал подороже. Но вот закавыка, мое дело – это кому голову отпилить, кому яйца прострелить, кому чо украсть. Мотоциклы и девки. А девки, да простреленные яйца разве нужны кому? – Лафайет прикрыл глаза. – Здесь каждый сам себе на уме, - протянул медленно. Потянулся, зевнул.
- Не-не-не. Коли и отсюда взрывчатка, так никто орать не будет, мол, я – поставщик фейерверков. Это искать надо, узнавать, а мне голову в ту петлю совать не резон. Было бы за что, - открыл глаза, прямо уставился.
– И тебе нос совать не советую. Тут на каждый квадратный метр шушеры всякой понатыкано. Есть, конечно, люди порядочные, но их меньшинство. И все они сидят здесь, - без ложной скромности сообщил бандит. – Ну ты поняла, в общем.

24

Замечание Валета вроде мимо ушей пропустила, но к сведенью приняла. Тедди поплатиться за это маленькое предательство, если утром Куколка встанет с похмелья злая. А если настроение ее к полудню разгладится, как сердитая морщинка над переносицей, исполнительному бармену ничего не грозит. Куколка хоть и вспыльчива чертовски, но почти незлопамятна.
К тому же девочки мадам Люсьены не станут жадничать и рады будут угостить квартирантку. У Молли, помнится, водился яичный ликер, а Вив делает отличную настойку. Вот только не надо спрашивать у нее, из какого сырья она готовит свое пойло, а то в горло не полезет.
И сама хозяйка на огонек заскочит, если клиентов немного толчется в баре. За рюмочкой другой и беседа завяжется. Удобный случай для Куколки не прилагая усилий прояснить, кто тут в ее отсутствие какие дела успел провернуть.
- Я бы поторговалась, – улыбка вышла хищная, как оскал зверя, напавшего на след – Одному продала бы, другому, третьему. Знатный навар вышел бы. Так что если у тебя будет что ценное на продажу, свисти.
Уточнять не стала, на какой товар у нее нашелся бы купец. Если Валет посчитает нужным, сам ее разыщет и условия сделки обрисует. Хорошо бы он про взрывчатку что полезное услыхал. Кто ее изготовил и внешним слил не суть важно, а вот разузнать бы, кто ее купил, да как в Бонпол доставил, вот где сделка на полмиллиона.
- Поняла, - кивнула медленно, все еще не сводя с Валета глаз. – Поняла, что пора двигать отсюда, а то вечер на излете.
Второй раз за вечер саквояж распахнул свою пасть.
- Налетайте, - девушка принялась выкладывать на стойку бумажные свертки и хрустящие пакеты с "гостинцами".

Отредактировано Куколка (04-10-2009 01:17:40)

25

Услышав заветное «Налетай!» мужики столпились у стойки. В очереди стоять не умели, поэтому беззлобно отпихивали друг дружку, шутили, смеялись.
Если у моряков женщина на корабле к несчастью, то в «Даме» все было ровно наоборот.
- Эй, эй! Тише, мать вашу. Я тут сижу, блин, - предупредил Валет, чтобы рванувшие за заказами парни, не шибко толкались.
Кому часы, табак, кому новую бритву, кому антипохмелин и  хорошую зубную пасту,  и Гансу пакетик лакричных мармеладок. Вик заполучил наконец то, о чем так мечтал – цепочку с указательный палец толщиной. Нацепил ее сразу, чтобы видели все.
- Златая цепь на дубе том, - сразу же откомментировал Валет. – Дикие люди, дети гор.
- Да пошел ты, - весело ответил Вик.
Опершись локтем о стойку, Тедди смотрел на вавилонское столпотворение и Куколку, негромко посмеивался.
- Ну отвалите уже, блин. Как дети малые, попросил Лафайет мужиков посторониться.
Как старую шарманку музыкант, Тедди завел музыку, нажал кнопку на пульте проигрывателя. Долбанули по ушам басами колонки.
- Тедди, прикрути, - попросил Валет. Предложил Куколке:
- Давай двинем вместе? Подвезу. Тебе куда?

Отредактировано Валет Пик (04-10-2009 01:32:18)

26

Мальчишки. Здоровенные, широкоплечие, кулаки огромные. Голыми руками гнут железные пруты, ударом ноги сбивают дверь с петель. Убивают, как нечего делать. И все равно мальчишки. Кинулись разбирать то, что Куколка им привезла с такой щенячьей радостью, что стали похожи на детей, столпившихся у рождественской елки утром. На сильно повзрослевших детей.
Куколка веселилась от души, наблюдая за парнями Валета. Ловко рылась в саквояже, отыскивая нужный сверток, сноровисто складывала деньги, забывая считать. Тут не обманут.
- Не толкайтесь, черти! – кто-то уже заглядывал через плечо, еще двое норовили обойти стойку, но Тедди держал оборону. – Меня задавите, кто вас, обалдуев, баловать станет?
Мало-помалу, ребята разбрелись, хвастливо демонстрируя друг другу приобретения. Тедди врубил музыку. За грохотом, девушка еле разобрала, что спросил Валет. Застегнула замочек саквояжа, потянулась, довольно улыбнувшись. На сегодня все.
- Мне… - хотела было сказать "домой" имея в виду комнату в борделе, потом вспомнила, угрюмо закончила. – Дело у меня. Возле рыбацкого квартала.
Зачем только расслабилась, выпила столько? Совсем из головы вылетело, что должна деньги сперва отдать за товар, который лихо разошелся на светских раутах первого округа. Как всегда.
Волшебная пыльца. Быстрый и надежный кайф, принимать малыми дозами. Все, что желают обеспеченные господа и дамы за свою наличность. В четвертом округе чеки не принимают. Под ложным дном саквояжа, уложенные в пухлые пачки, хранились деньги за проданную наркоту.
- Там склад старый есть. Я покажу, - Куколка соображала, как подъехать к нужному месту, чтобы провожатого не заметили. – Подбросишь до него?
Быстрая езда разгонит хмель, вернется ясность мышления. Рассчитаться за товар и взять новый – дело нехитрое, она управится за полчаса. Оттуда, правда, до "Страны чудес" далековато, но район ей знаком. Дворами и переулками Куколка доберется до борделя, еще и полуночи не будет.

27

- Не вопрос. Пошли, - Валет поднялся, потянулся. Взлохматил пятерней волосы, потом пригладил.
- Тедди, за старшего. Смотрите, не деритесь из-за домино, - осклабился. - Вернусь, - Лафайет застегнул наглухо куртку, обошел стойку, взял из подсобки второй шлем для Куколки и поковылял к двери.
Шлем принадлежал Тедди. Черный с красным, с серебристыми «молниями» по бокам, пижонский. Бармен был не против поделиться. Без шлема ездить не хорошо, хотя сам Валет частенько грешил этим. Правила придумали для того, чтобы их нарушать. Но некоторые правила все-таки были не совсем дурацкими.
Довольный Ганс, развалившись на диване, жевал лакричный мармелад, не обращая внимания на смешки и поддевки. Вик собирал народ в партию домино. Дым, висевший над столами становился все более густым. За стенами клуба входила в свои права ночь.
Они вышли на улицу. Тусклый свет фонаря размазанным пятном освещал тротуар. Где-то на ближней помойке орали коты. То ли еду делили, то ли самку.
Припаркованный у клуба, смирный и послушный, пока безмолвный и неподвижный, стоял валетов стальной конь. Черный с хромом, с ободранными боками, голой, облегченной  рамой.
В лицо ударил влажный, пронзительный ветер. Последние дни было жарко, а теперь вот попустило чуток. Свежий воздух, сладкий, без вони, чистый. Хорошо. И дышится свободно.
Лафайет улыбнулся, сверкнув белыми зубами в темноте.
- На вот, надень, чтобы башку не оторвало, - ласково попросил Куколку. Проверил седельную сумку, пошурудил, все вроде было на месте. Надел свой шлем. Сел за руль:
- Обними меня покрепче дорогая. А то сдует, - как ездил Валет Вильгальмина знала. Против правил дорожного движения, физики и здравого смысла.

Отредактировано Валет Пик (04-10-2009 03:12:00)

28

Куколка кивнула, заторопилась следом. От выпитого ей было легко, тело само плыло среди толкавшихся в зале парней. Вот только ноги подводили. Пройдет. Валет гоняет так, что протрезвеет и самый горький пьяница, да еще и пить заречется впредь. Куда там паре-тройке "кровавых" коктейлей.
Проходя через клуб, девушка со спинки стула сдернула чью-то ветровку. На удивленный возглас хозяина, быстро заметившего пропажу, только неопределенно мотнула головой и улыбнулась. То ли поблагодарила, то ли пообещала вернуть, кто ж разберет. Но владелец мигом успокоился, крикнул что-то на прощание. Музыка и несмолкающий в клубе гомон перекрыл его голос.
На ходу натягивая безразмерную куртку, Куколка перекладывала саквояж из руки в руки. Тот страшно мешался. Ей бы рюкзак носить, с ним ловчее, но если понтовый, хоть и тертый по бокам саквояж уместно смотрелся здесь, то мешковатый рюкзак в первом округе привлек бы неодобрительные взгляды.
О том, что у саквояжа нет лямок и его нельзя закинуть на спину, Куколка пожалела повторно. Когда пристраивала неловкую пузатую сумку на сидении между собой и Валетом. Не уронить бы. И самой бы не упасть. Шлем штука полезная, но если на вираже она вылетит из седла, ее по асфальту размажет. Разве что, голова уцелеет.
После аварии ее левую руку собралиа на три спицы, а локоть сгибался благодаря искусственному суставу. Врачи и косметологи затерли некрасивые шрамы на ее коже, но воспоминания остались. Охоту ездить быстро это не отбило, но к осторожности приучило. Куколка, одной рукой придерживая саквояж, другой обняла Валета, крепко вцепилась в его куртку. Кивком, хоть он и не мог ее видеть, обозначила свою готовность.
Мотор взревел зло и весело, зарокотал мерно. Машина сорвалась с места, в несколько секунд набирая скорость. Куколка зажмурилась. Не от страха, а чтоб не кружило голову. Зря она пила, точно зря.