Архив игры "Бездна: Скотская кадриль"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Обитель святой Екатерины

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Обитель святой Екатерины находится в Первом округе Аммона. Несколько прекрасных белокаменных сооружений огражденных высокой монастырской стеной с включениями декоративных витых решеток. Огромные створчатые  ажурные ворота расположены по четырем сторонам света: на север, юг, восток и запад. При взгляде сверху архитектурный комплекс образует квадрат.

Обитель святой Екатерины – это место, где всегда светло: высокие стрельчатые окна дают возможность свету проникать в залы и кельи беспрепятственно, освещать белые стены, создавая ощущение покоя и умиротворения. Построенный несколько сотен лет назад, монастырь практически не подвергался реконструкции, лишь достраивался. Последние постройки выполнены в том же стиле, что и основное здание, дабы сохранить неповторимый стиль и атмосферу.

В оссуарии, в богато убранном зале хранятся мощи святого Стефана, чье нетленное тело в полном монашеском облачении закрыто в стеклянном киоте. Именно благодаря этой реликвии монастырь несколько столетий является неизменным местом паломничества. Местное кладбище по праву носит звание жемчужины архитектурного и скульптурного искусства. Помимо служебных помещений и келий здесь есть комфортабельные корпуса для паломников и тех, кто желает пожить в тишине и уединении, однако, для всех существует весьма строгий закон: простота во всем и строгое соблюдение внутреннего устава. Здесь нет кричащей роскоши, мебель добротна и проста, комнаты просторны и уютны, пища без гурманских изысков, но приготовлена с особым старанием.  Сестры монастыря являют собой пример христианских добродетелей: всегда улыбчивы и приветливы, внимательны и готовы помочь в любом вопросе.

При монастыре действует пансион для сирот – детей из благородных семей, оставшихся без одного или обоих родителей. Воспитание в пансионе дается весьма обширное, помимо богословских дисциплин преподаются необходимые науки, классы оборудованы новейшими техническими средствами. Большое внимание уделяется этикету и общественным дисциплинам. При монастыре так же работает центр психологической реабилитации, многие из его пациенток в последствие становились монахинями этой обители и внесли огромный вклад в дело процветания монастыря.

Помимо всех достопримечательностей обитель святой Екатерины славится своим обширным садом – маленькой сокровищницей, где цветут и плодоносят многочисленные фруктовые деревья и можно посидеть на скамье в тени раскидистых яблонь и вишен, весной источающих сладкий, медовый аромат.

В просторной и светлой трапезной собираются все жительницы монастыря, включая воспитанниц пансиона, послушниц и монахинь с тем, чтобы вкушать завтраки, обеды и ужины вместе. На трапезах дозволяется присутствовать так же и гостям, живущим при монастыре или навещающим его жительниц.

Госпожа Луиза, аббатиса монастыря – пожилая, добронравная женщина, которая занимает свой пост вот уже в течение тридцати лет. Монахини, послушницы и воспитанницы пансиона боготворят эту женщину, называя ее ласково «матушка». Матушка никогда не окажет в совете или помощи и милосердна к больным и страждущим.  Она не любит, когда за ее спиной говорят о ее святости и искренне считает, что просто выполняет свой долг, возложенный на нее Богом.

2

» Апартаменты Великого инквизитора

После полуденной службы к северным воротам монастыря прибыл кортеж из четырех черных аэромобилей, с хромированными крестами на крыльях. Двое охранников господина Великого инквизитора остались ожидать у ворот, двое последовали за человеком в красном, чья высокая и статная фигура отбрасывала чернильно-черную тень на аккуратные, белые дорожки монастырского парка.

Лоренцо всегда удивляла звенящая тишина этого места, которую не нарушал даже мерный звон колоколов, созывавших сестер к службе. Великий инквизитор шел неспешно, поглядывая по сторонам, с любезной улыбкой кивая приветствовавшим его монахиням. Возглавляемая строгой воспитательницей, молодой женщиной в очках, стайка совсем юных воспитанниц пансиона направлялась в библиотеку. На мгновение они остановились, глядя на Лоренцо. Монахиня поздоровалась и жестом поторопила подопечных, некоторые из которых отстали из-за того, что слишком пристально глядели на инквизитора. Девочки, совсем еще юные, все как одна облаченные в одинаковые белые платья с длинным рукавом, высоким воротом и пелеринами, были похожи на ангелов из рождественской сказки.

Поднявшись по ступеням, миновав широкие светлые галереи с арочными сводами, Сиена вошел в кабинет аббатисы, оставив сопровождавших его охранников за дверью. Низко склонился, выражая почтение женщине, расположившейся в удобном полукруглом кресле с подлокотниками слоновой кости.
- Добрый день, госпожа Луиза, - он, как и все называл ее по имени, аббатиса позволяла такое обращение и ко всем относилась по-матерински, ласково.
- Добрый день, господин Великий инквизитор, - легкий жест руки, мягкая улыбка, лучики морщинок вокруг голубых, ясных как летнее небо глаз. – Не стойте, присаживайтесь рядышком. Вот сюда.

Лоренцо улыбнулся, сел в стоявшее подле стола удобное деревянное кресло, не опираясь на спинку. Настоятельница знала его еще с молодости, когда недавний выпускник семинарии Лоренцо Сиена приехал впервые, чтобы навестить ушедшую от мирской суеты мать.
- Хотите ромашкового чаю или может быть соку? – до прибытия господина Великого инквизитора настоятельница перебирала счета, делала пометки.
- Нет, благодарю. Как Ваше здоровье? – в последнее время аббатиса страдала от астмы, многие были обеспокоены тяжелыми приступами, которые женщина сносила со стоическим смирением.
- Все хорошо, дитя мое. С Божьей помощью, потихонечку это сердце еще бьется, - ответствовала женщина. – Вы стали реже навещать нас. Но я понимаю, с последними событиями на Вас свалилось столько дел…
- С Божьей помощью, - улыбнулся Лоренцо, - такова моя работа, и я благодарен Господу за то, что он позволил мне ежедневно доказывать Ему свою преданность.
- Я надеюсь, что все образуется к лучшему. Такие испытания выпадают на долю сильных, - вздохнула Луиза, - но Бог неизменно помогает им, тем более, если их деяния праведны.

Сиена кивнул, а в следующий момент спросил:
- Как поживает сестра Элке?
- О, Вы же не знаете! – аббатиса покачала головой. – Сестра Элке теперь заведует пансионом, после того как сестра Камилла сообщила о своем решении удалиться на покой, сестры единодушно избрали ее на управляющую должность.
- Вот как… Это хорошая новость для всех нас, - Сиена опустил взгляд, стараясь не выказывать слишком широкой улыбки. Семнадцать  лет назад эта женщина, ложно обвиненная в грехе прелюбодеяния, могла бы погибнуть от карающей длани правосудия, если бы не задуманная Лоренцо хитрость.  Молодой инквизитор надоумил Элке Фризо покаяться и дать обет.
- Я передам ей Ваши добрые пожелания, если угодно, - откликнулась матушка Луиза.
- Благодарю Вас, но думаю, что сегодня мне представится возможность сделать это самому.
- Лучшей руководительницы пансиона не сыскать, господин Великий инквизитор. Сестра Камилла была хорошей работницей, но, к сожалению, время берет свое. Оно неумолимо, его не остановить, а сестра Элке добра и внимательна к воспитанницам, знали бы Вы, как все ее любят.

- У меня к вам будет просьба, - осторожно и тихо начал Лоренцо. – Возможно, в скором времени в пансионе появится еще одна воспитанница. Она дочь художника, ее отец недавно погиб при странных обстоятельствах. Я хотел бы попросить Вас присмотреть за ней сверх положенных норм обители. Наверняка ребенку потребуется забота и помощь, - произнес Лоренцо не поднимая взгляда.
Женщина внимательно выслушала, подумала немного, медленно кивнула.
- Я не имею права спрашивать, дитя мое, но скажите, - настоятельница обители святой Екатерины сощурила ярко-голубые глаза, - Вы имеете какое-либо отношение к этой девочке?
Сиена вздохнул. Скрывать правду не было смысла:
- Да, матушка Луиза, как выяснилось, она дочь моей покойной сестры, - проговорил тихо, чуть хрипло. Вздохнул. – Я узнал о том, что у Анны есть ребенок. Узнал от женщины, с которой она была дружна. Эта новость, по правде говоря, ошеломила меня не фактом наличия племянницы, он стал большой радостью, а тем, что моя сестра в свое время не сообщила семье о том, что ждет ребенка.

- Значит, на то у нее были свои весьма веские причины, мой дорогой друг, - мягко улыбнулась женщина. – Иногда лучше не говорить о чем-то. Возможно, она боялась, что такую новость воспримут негативно, тем более, брат – ревнитель веры, - заметив грустный взгляд инквизитора, женщина сделала упреждающий жест рукой, - Лоренцо, я не намереваюсь обвинять Вас в этом, но поймите, иногда женщине проще скрыть что-либо, чтобы не расстраивать тех, кто дорог ее сердцу. Не печальтесь, примите эту новость с радостью. А я приму Вашу племянницу под свое крыло, ведь Вы знаете, я не могу отказать… Ваша матушка знает?
- Еще нет. Я прибыл сюда, чтобы рассказать ей о том и посоветоваться с Вами.
- Вы все правильно сделали, Лоренцо.
Сиена облегченно выдохнул, развел руками:
- Я решил, что Вы лучше всего позаботитесь о ней, ибо я… не представляю себе, что такое иметь дело с детьми.

Аббатиса рассмеялась:
- Познакомитесь, пообвыкнете, и узнаете. У детей чистое сердце, они любят не одежду, не должность, а человека, если у него в душе есть тепло.
Великий инквизитор сложил  руки в молитвенном жесте:
- Я буду молиться за Ваше здравие, матушка Луиза. Господь да продлит Ваши дни.
- Господь с Вами, дитя мое. А теперь ступайте. Ступайте, не задерживайтесь, у Вас ведь мало времени, Вам еще надо кое-кого навестить, - женщина осенила инквизитора крестным знамением, благословляя. Лоренцо встал, благодарно поклонился и спешно покинул кабинет.

Матушку он встретил в саду, где снова были оставлены порядком измученные ожиданием охранники. Увлеченная поливом цветов, монахиня не сразу заметила приблизившегося сына. Долго, молча смотрела на скрытое алой маской лицо, снизу вверх, против солнца, заглядывала в глаза. И только потом произнесла тихое приветствие. Они сели на скамью, женщина отставила леечку на край, взяла его упрятанные в красный бархат ладони в свои, покачала головой:
- Ты бледен как февральский снег, Лоренцо, – голос звучал тихо, за многие годы не изменилась привычная мягкая манера, все так же молодо звучал голос, хоть на лице прибавилось морщин. Женщина разомкнула ладони, отпуская его руки.
- Устал, матушка, - честно признался Сиена, избегая встречаться взглядом с глазами матери. Думал, как сказать о том, что только что сообщил аббатисе.
Франческа Сиена сидела неподвижно, склонив голову набок, словно бы чего-то ждала.
- Дела в Бонполе, Вы, должно быть, слышали.
- Сюда не долетает шум, Лоренцо, не слышны стоны и плач, но мы молимся за упокой душ погибших и за здравие тех, кому удалось уцелеть. Ты снова страдаешь бессонницей? – женщина грустно улыбнулась, бережно погладив сына по рукаву сюртука.

Лоренцо согласно кивнул.
- Но раз ты нашел время навестить меня, значит, все хорошо… И день такой удачный, - приложив ладонь тыльной стороной ко лбу госпожа Сиена взглянула на небо. Там высоко в синеве кружили ласточки. Дождя не будет.
- Я пришел с новостями, - взгляд во след высоко парящим птицам. Пауза.
Женщина вопросительно взглянула на сына:
- Неужто в неизменности есть изменения? – в голосе монахини послышалась мягкая ирония.
- Да, матушка, и они весьма любопытны. Не так давно я разыскал женщину, которая еще в юности знала Вашу дочь и мою сестру. Госпожа Лита – каратель. Мне удалось с ней встретиться и узнать подробности гибели Анны.

Монахиня опустила взгляд, делая вид, что смотрит на цветы, мелкий щебень под ногами, обутыми в мягкие сандалии.
- Госпожа Лита сообщила мне, что у Анны есть дочь, - Лоренцо произнес это отчетливо, но тихо. Сделал паузу, ожидая ответа, наблюдая за реакцией женщины.
Она не сразу подняла взгляд, сложила руки на коленях и тихо произнесла:
- Я знала.
Сиена, принесший казалось бы ошеломляющую весть сам теперь оказался в неловком положении, вдруг осознав, что все это время Анна и Франческа на двоих делили один секрет.
- Да, я знала, - повторила госпожа Сиена уверенней, подняв голову. – Ты, наверное, хочешь спросить, почему об этом не знаешь ты? Анна рассказала мне в обмен на обещание держать в тайне от тебя. И я сдержала его.

Лоренцо вздрогнул. Великий инквизитор, привыкший знать все и обо всех, ревностно любящий контроль, вдруг оказался в затруднительном положении. Тринадцать лет назад его не обманули, но утаили весьма важные детали.
- Но… почему?! – он не сдержался, невольно повысив голос. Осекся. Замер. На мгновение ему показалось, что щебетание садовых птах стало оглушительно громким.
Монахиня обители святой Екатерины Франческа Сиена ответила  прямым спокойным взглядом:
- Тебе лучше знать, сынок, - мягкая ладонь женщины легла на плечо Великого инквизитора. – Что случилось с художником?
Сиена отвел взгляд:
- Погиб при невыясненных обстоятельствах. Пожар в доме, такова официальная версия происшествия.
- Бедный Эрик, упокой Господи его душу, - Франческа Сиена торопливо перекрестилась.
- Я решил, что Натали будет лучше здесь. Ведь Вы не против, матушка? – теперь в глазах Лоренцо откровенно читалось смятение и неуверенность.
- Это верное решение, дитя мое.
- Мне потребуется время на оформление необходимых формальностей, после этого ребенка переведут под опеку монастыря. – Я уже говорил с настоятельницей.
Монахиня нежно улыбнулась:
- Ты все правильно сделал. Я приму ее с радостью, как и все мы. Здесь никто не побеспокоит и не обидит ее.

Лоренцо кивнул. Вновь повисла тишина, впрочем, слова сейчас не требовались, а расспросы были излишними. Ему вдруг захотелось уйти. Бежать как можно дальше из этого светлого сада, скрыться от взгляда матери, которая, не сказав ни слова, напомнила о том, что он так тщательно скрывал все эти годы. Слишком многое стало понятно. Слишком тяжело было осознавать, что в том, что произошло, отчасти была и его вина. Или не было? Он окончательно запутался. Лоренцо поднялся со скамьи, рука матери очертила благословляющий жест. Сейчас ему надо идти. Надо побыть одному, она понимала и знала.
- Матушка, - попросил Сиена тихо, и голос его против воли дрожал. – Я не смогу поприветствовать сестру Элке. Передайте ей мое поздравление и пожелания доброго здравия.
- Хорошо, дитя. Я передам.
Он наклонился, взял ее руки в свои, торопливо, слепо ткнувшись, поцеловал ладони и отстранился.
- До встречи.

Через несколько минут Лоренцо Сиена в сопровождении утомленных охранников вернулся к аэромобилю. Великий инквизитор был, как всегда, сдержан и немногословен, еще более задумчив и сосредоточен. Беседа, обычно приносившая умиротворение и покой, на этот раз обернулась новым беспокойством. Про себя господин Сиена мысленно поблагодарил Бога за то, что за проблемами служебными так легко прятать личные переживания, алая маска Великого инквизитора надежно скрывала чувства и мысли.

» Апартаменты Великого инквизитора

Отредактировано Лоренцо Сиена (02-10-2009 18:39:51)