Архив игры "Бездна: Скотская кадриль"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Оружейный зал

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

Оружейный зал располагается в отдельном павильоне на краю Солнечного сада. Это невысокое здание, северная стена которого увита плющом. Архитектура его по сравнению с иными зданиями комплекса довольно проста, и указывает на определенную древность. Здесь не найти горгулий, однако стены украшены барельефами и скульптурами, а вход представляет собой очень красивый перспективный портал.
Внутреннее убранство этого вытянутого зала поражает обилием выставленного на стендах и подставках оружия. Казалось бы, здесь собрано холодное оружие со всего мира, от обычных ножей до экзотики. Каждый стенд подсвечен золотистым светом даже когда в помещении никого нет. Глухие стены украшены рукотворными гобеленами, а с центре зала располагается площадка для фехтования. У восточной стены, в арочной нише располагается статуя Девы Марии, прижимающей к своей груди пламенеющее сердце. По обе стороны от ниши стоят высокие, тяжелые подсвечники: множество подставок на одной розетке.
В специальной кладовой есть мишени: от картонных до восковых или глиняных. Если мишени для метания и есть фигуры людей- все они заперты до времени, когда кому-нибудь понадобится размять тяжелую руку...
Это здание закрыто для посещения обычным людям и служащим без высочайшего разрешения, так как здесь хранятся реликтовые вещи, а так же оружие из Арсенала Правителей.

Отредактировано Аллегра Гернон (07-10-2009 18:32:48)

2

» Апартаменты Великого инквизитора

Секретарь с говорящей фамилией Шеппард был иной раз похож на безмолвную тень или прекрасно настроенный автомат – ни одного лишнего слова или жеста. Отгорел закат, приближались вечерние сумерки, воздух был наполнен стрекотанием цикад, небо, подсвеченное лучами угасшего солнца, казалось темно-синим атласом. Совсем скоро стемнеет… Охранники, как обычно оставленные «прогуливаться» по садовым дорожкам, устроились на одной из скамей ожидать. Сам Лоренцо вошел в оружейный зал с некоторым промедлением, металлические каблуки звонко стучали по каменному полу.  Лоренцо и секретарь остановились в полутемном, пустынном зале.

Шеппард монотонно и безэмоционально доложил о прибытии Великого инквизитора. Ответа не последовало, вместо него в отдалении, справа и сзади Лоренцо услышал короткий, как росчерк звук.

Звук, который ни с чем невозможно было спутать – свист кнута.

Против воли, повинуясь рефлексам, но не разуму, мужчина резко обернулся, ладонь невольно легла на кнутовище. Вдох и выдох. Секундное промедление, необходимое для того, чтобы любезно улыбнуться и постепенно расслабить напрягшиеся мышцы. Неловкость.

- Добрый вечер, госпожа Правительница, - голос господина Сиена прозвучал чуть хрипло. Хлынувший в кровь адреналин заставил сердце биться с удвоенной скоростью. «Боже правый, госпожа Гернон, ну что еще за шуточки» - подумал Лоренцо, почтительно склоняя голову перед женщиной согласно обычаю.

Отредактировано Лоренцо Сиена (07-10-2009 19:19:49)

3

За день Гернон, еще такая хладнокровная утром, дошла до белого каления. Отчеты, присланные из инквизиции, были ею изучены дважды. В них излагалась такая чудовищная подноготная людей, принадлежащих к инквизиторской элите, что Правительница, читая, шла красными пятнами гнева. Ее просчет. Его просчет. Дефицит квалифицированных кадров, недостаточная дотошность в ведении документации, недостаточная степень верификации данных- какие еще оправдания могут быть придуманы?..
Выпущенные всего несколько назад директивы как будто скальпель вскрыли гнойник местного управления. Это был положительный момент: сбежали те, у кого в шкафу было больше всего скелетов. Но это факт  был возмутителен, и настолько серьезных последствий Аллегра не ожидала. И, судя по реакции окружающих- никто не ожидал. У всех без исключения были свои грешки, ибо плоть человеческая остается плотью. Но такая степень развращенности и порока для человека недопустима.
Весьма интересно было бы выслушать Великого Инквизитора лично. Какое лицо должен иметь всесильный Лоренцо Сиена после того, как из его ведомства убежали такие крысы и с такой помпой? Архивы Бестиария практически прекратили свое существование, городу нанесен серьезный ущерб, общественность стоит на ушах. Скандал еще более громкий, нежели приснопамятный взрыв в Бонполе. Аллегра была уверена, что вот теперь-то присутствия имперской проверки не избежать.
Встречу с Сиеной женщина назначила на вечер. Другого времени просто не оставалось, а находиться в кабинете было уже невыносимо: давили стены, изматывал гомон снующих туда-сюда людей, которые каждый час приносили документы и по крупицам восстанавливали ту крохотную часть архивов Третьего круга, которая находилась некогда в обороте городской управы.
В оружейном зале было куда как тихо... Весь свой гнев Аллегра извела на фехтование: фехтовала яростно, иногда нанося удары с неженской силой. Порвала дагой нагрудник на инструкторе... Тот уходил после прощания торопливо и был весьма бледен. Сейчас Правительница уже порядком выпустила пар, и заканчивала свои тренировки с кнутом, ударами гася свечи, укрепленные на деревянной подставке. Умение это оттачивалось годами, и Аллегра по праву могла гордиться той виртуозностью, с которой она владела кнутом.
В оружейном зале было тихо, и четкие, чеканный шаги Великого инквизитора были узнаваемы. Шеппард ходил гораздо тише, скорее даже шелестел, нежели шел, напоминая осенний лист не только невзрачной внешностью, но и походкой.
Аллегра и не подумала выходить к Сиене сразу же. Не обернулась. Только рассекла кнутом воздух, загасив еще одну свечу. Послышались еще шаги: Шеппард, помедлив, подвел Великого инквизитора к Гернон.
- Вы свободны, Шеппард,- бросила Аллегра из-за плеча, едва повернув голову. Тот ретировался.
Четыре свечи осталось, четыре удара. Свист!.... Свист!... Свист!...Одна. Хватит... Устала.
- Добрый вечер, господин Сиена,- Правительница наконец-то обернулась к мужчине, неторопливо сворачивая кнут в кольцо.- Как прошел Ваш день?

4

Одна за другой гасли свечи. Приложенное усилие было дозированным, ровно таким, которое требуется для выполнения такого «фокуса». Вместо свечей могло оказаться все что угодно. Разрушающая энергия, иной раз так настойчиво требовавшая выхода, принимала самые причудливые формы. Эта форма была изящной. Достойная демонстрация могущества. Прекрасный повод для того, чтобы сорвать негодование и злость. Жест был принят к сведению и соответствующим образом оценен.  «Отличное, крепкое запястье» - про себя отметил Сиена.

Лоренцо ожидал ответа, все так же чуть склонив голову и не торопясь поднимать взгляд, исподволь наблюдая, как Праматерь тушит свечи кончиком кнута. Считал удары мысленно, почти медитативно. Некуда спешить, некуда бежать, да и незачем. Все, что должно было произойти – уже произошло. Все, что можно было сделать – сделано.

Когда на него все же соизволили обратить внимание, Великий инквизитор поднял взгляд, посмотрел на госпожу Гернон прямо:
- С Божьей помощью в праведных трудах, госпожа Правительница, - ответил как всегда негромко с мягкой, успокаивающей улыбкой. – Расследование подходит к концу, версия причастности полностью доработана и обнародована. Внутреннее расследование идет своим чередом согласно регламенту и распоряжениям, - выражение скрытого маской лица или того, что представлялось возможным разглядеть, было как всегда невозмутимо спокойным.  Из соображений тактичности Лоренцо не стал задавать точно такой же вопрос Праматери. Просто ждал, что ответит госпожа Гернон.

Отредактировано Лоренцо Сиена (07-10-2009 21:07:41)

5

- Правда?- расцвела в улыбке Праматерь, чуть приподняв подбородок. Глаза у нее были холодными.- Как хорошо... А я-то боялась, что Вы меня еще чем-нибудь... порадуете на ночь глядя,- Гернон машинально поглаживала свернутый кнут.- Мне так понравилось наблюдать за городскими пожарами, что я уже с нетерпением жду следующий. Какие еще сюрпризы мне стоит ждать от Ваших подчиненных?.. Уж Вы-то должны знать, что происходит. Вы ведь так любите контролировать ситуацию.
Улыбка померкла. В полутемном зале двое стояли в полной тишине, нарушаемой лишь потрескиванием фитиля свечи у Гернон за спиной. Но и та с шипением погасла.
Аллегра вздохнула, и, обойдя Великого инквизитора, прошла к одному из столов. Отложила кнут, тяжело оперлась о столешницу обеими руками.
- Все эти перепетии, Лоренцо, привлекли внимание сверху. Пристальное внимание. Меня информировали о скором прибытии столичных чиновников. Наши с вами последние действия в какой-то степени оправдывают нас, косвенно становясь первопричиной бегства Наварро и Диксона. Является ли проверка первопричиной действительной- все еще под вопросом. И все равно отправной точкой является злополучный Бонпол, после которого события развивались лавинообразно. Я довольна вашими отчетами и довольна работой пресс-центра... Однако, все необходимо завершить до прибытия высоких гостей. Я хочу, чтобы господин Белл продолжил расследование- негласное, разумеется,- взрыва в Бонполе. Пусть найдет настоящих виновников, а если подтвердится все таки версия об офитах- тем лучше,- голос Праматери звучал глухо.
Она вздохнула еще раз и уселась в стоящее рядом кресло. Жестом пригласила Великого инквизитора сесть рядом. В дверном проеме мелькнула фигура Шеппарда. Секретарь впустил служителя с графином, полным рубинового вина, и двумя бокалами. Вино было сухим и терпким. Служитель наполнил им бокалы на треть и с поклоном удалился, пятясь.
- Меня так же беспокоит кадровый вопрос,- заметила Аллегра, положив ногу на ногу.- Третий округ сейчас будто обезглавлен, и я хочу, чтобы кто-нибудь из Верховных инквизиторов взял его под свою временную опеку, пока не найдется замена. Учитывая то, что господин Белл и так обременен, полагаю, что лучше бы этим занялся господин Дефо.

6

Лоренцо так же безмолвно, не меняя выражения лица, выслушал отповедь Правительницы. Горькая, едкая ирония, желчь. Он сам был бы рад иронизировать, но у господина Сиена на то не было ни желания, ни сил. Великий инквизитор устало прикрыл глаза, мысленно прочел молитву. Эту бурю можно переждать, в молчании, уповая на Господа.

Последний упрек был бы особо болезненным, если бы не навязчивое желание спать, оно оказалось столь мучительным, что словесный удар, направленный на самолюбие Великого инквизитора, прошелся мимо. Впрочем, он принял бы и его с тем терпеливым спокойствием, настоящим или показным, с которым принимал обычно все выпады в свой адрес.

Великий инквизитор не торопился говорить, не торопился пригубить вино. Слушал внимательно, недвижно. Светлые глаза в прорезях алой маски смотрели все так же прямо. Мужчина сел в кресло, не опираясь на спинку, руки расслабленно легли на подлокотники, и только в конце всей гневной тирады, Лоренцо произнес:
- Позвольте возразить, госпожа Правительница. Кандидатура господина Дефо видится мне ненадежной. Упрежу Ваш вопрос и позволю себе напомнить слова господина Дефо на Совете. Он прекрасно справляется в вверенном ему округе, но я сомневаюсь в том, что у него хватит сил навести порядок в Бестиарии.

Отредактировано Лоренцо Сиена (07-10-2009 22:48:08)

7

- У Вас есть иные кандидатуры?- спросила Гернон, выслушав замечание Великого инквизитора.- Или Вы сами хотите курировать округ?
Поспешное назначение кого бы то ни было на пост Верховного инквизитора казалось Аллегре сомнительной затеей. В свете проходящей проверки кто был бы рад такому повышению? Человеку пришлось бы взвалить на себя серьезное бремя по восстановлению архива Бестиария. Одному Богу известно сколько времени это займет...
- Знаете, Лоренцо, я сейчас абсолютно на всех готова смотреть косо и относиться с великим предубеждением,- призналась Аллегра, помолчав. Она откинулась в кресле, опустила голову. Помолчала, пожевала губы изнутри, а затем негромко произнесла:
- Вы уж простите, что я так на Вас опустилась,- это был второй момент за очень долгое время, когда Гернон просила прощения у Великого инквизитора. Первый и до сих пор единственный раз она извинялась, когда случайно наступила на край его сутаны. Аллегра не смотрела сейчас в сторону мужчины, который сидел прямо, но только руки его выдавали усталость.- Вы все же единственный человек, который достоин доверия.
И снова молчание. Лучше бы Аллегра загасила ту последнюю свечу ударом кнута. Тогда бы Лоренцо Сиена, возможно, не испытал бы его на себе.
- На самом деле я действительно рада, что именно Вы ведаете инквизицией Аммона,- Правительница протянула Сиене руку в красной кожаной перчатке. На среднем пальце блеснула массивная печатка.- Вот... Давайте пожмем руки и будем друзьями, как и прежде. Не злитесь на меня...
Аллегра действительно уже сожалела о том, что оказала крайней нелюбезный прием Великому инквизитору. Это была минута слабости, и для ее проявления женщина выбрала не лучшее время. Врагами они с Лоренцо никогда не были.

8

Сиена вздохнул:
- По правде говоря, до назначения нового Верховного инквизитора Третьего округа я предпочел бы передать полномочия господину Беллу, поскольку он занимается расследованием инцидента в Бонполе. Как Вы понимаете, в сложившихся обстоятельствах со стопроцентной уверенностью я могу сказать, что доверяю только самому себе, - Лоренцо отвел взгляд. Он прекрасно помнил старое, доброе правило, верное для всех времен: никогда не говори «Я не могу», говори о том, что ты можешь и намереваешься сделать. – Я могу обещать Вам, что дополнительно проконтролирую работу окружной инквизиции, - в сутках двадцать четыре часа, придется сделать что-нибудь, чтобы их стало двадцать восемь, а лучше тридцать.

Гнев Правительницы удивления не вызвал, а вот последующее извинение едва ли не вынудило Лоренцо невольно отпрянуть назад. Великий инквизитор отчего-то смешался, взглянул на протянутую руку, опустил взгляд. Отвергнуть – значит, потерять голову. Прикоснуться к женщине – нарушить строгий запрет. В тусклом свете лицо господина Сиена теперь отчего-то казалось бледнее обычного. 

«Ave, Maria, gratia plena;
Dominus tecum: benedicta tu
In mulieribus, etbenedictus
fructus ventris tui Iesus.
Sancia Maria, Mater Dei,
ora pro nobis peccatoribus, nunc
et in hora mortis nostrae.
Amen» - с молитвой Пресвятой Деве, он принял руку, упрятанную в тонкую кожу перчатки аккуратно и бережно. Сделал выбор.

Низко склонив голову, Лоренцо Сиена едва коснулся любом тыльной стороны ладони Праматери. Выпустил из рук узкую кисть женщины, словно птицу, от продолжавшей мучить неловкости немного спешно.

Отредактировано Лоренцо Сиена (08-10-2009 01:04:20)

9

- Полно Вам, полно,- промолвила Аллегра, видя, как Великий инквизитор склоняется к ее руке. Она не ожидала проявления такого преклонения, поэтому немного удивилась. Перед тем, как убрать руку, Правительница чуть сжала пальцы Сиены: благодарно, сердечно.
- Возможно, вы и правы,- задумчиво сказала она, качнув ногой.- Однако Ваша беда, Лоренцо, в том, что Вы не можете быть одновременно везде, где хотите. Не обещайте мне ничего, не стоит... Ваши люди управятся теперь сами. И я все равно считаю, что господин Белл- неподходящая кандидатура. Если официальное расследование завершено, это не значит, что теперь торопиться некуда. Третий округ отдавать господину Беллу нельзя: он требует слишком большого внимания со стороны куратора. К тому же Вы ведь знаете как много документов было безвозвратно утеряно из-за пожара...
Гернон погрузилась в долгое молчание. Потом вскинула подбородок, выходя из задумчивости.
- Я буду просить Вас составить список на повышение. Лучше повысить какого-нибудь инквизитора рангом поменьше, чем взваливать на себя непосильную ношу. Пусть будет новый человек,- Аллегра снова помолчала, всматриваясь в пространство.- Нужен кто-то очень смелый и честолюбивый, кто-то, кто не побоится занять пост в такую сложную минуту.  И лучше бы подыскать его в самое ближайшее время, чтобы никто не мог нас обвинить, что ситуация все еще неподконтрольна. Иначе в свете приезда наших гостей мы с Вами, Лоренцо, будем выглядеть очень бледно...
Правительница притронулась наконец-то к своему бокалу. Отпила из него: кисловатое, терпкое вино моментально заглушило жажду.

10

Тяжело порой понять женщину. Вот она гневается, хмурится как небо перед дождем, выражает недовольство. Ждешь бури, заслышав гром. Потом вдруг выглядывает солнце. Она сменяет гнев на милость, а в ответ на благодарность просит прекратить.  Воистину великая загадка природы. Возможно, кто-то может объяснить, но только не Великий инквизитор, более искушенный в вопросах теософии, риторики и софистики, нежели в делах житейских. Правительница не знала, да и не могла знать, что означало для него это прикосновение – шаг в пропасть, на краю адовой бездны. Бездна манила, раскрывая жаркие объятья, улыбалась алыми губами женщины, сидящей за столом напротив.

- Речь, разумеется, идет о первом времени, нескольких днях, госпожа Правительница. Я составлю рекомендательные списки. Глава инквизиции Третьего округа будет назначен как можно скорее, учитывая Ваши пожелания и рекомендации, - все тот же ровный голос, все тот же взгляд. Лоренцо следил за каждым движением Праматери неотрывно. В груди горело, томилось и медленно плавилось нечто, называемое сердцем. Уверенно и четко, почти зеркальным жестом мужчина взял бокал, пригубил вино. Взглянул поверх бокала на Аллегру.

«И золото, и жемчуг, и лилеи,
И розы - все, что вам весна дала
И что к зиме увянет без тепла,
Мне грудь язвит жестоких терний злее.
И все ущербней дни, все тяжелее,
Не может быть, чтоб долго боль жила,
Однако главный бич мой - зеркала,
Которые для вас всего милее.
Амура их убийственная гладь
Молчанью обрекла, хотя, бывало,
Вы соглашались обо мне внимать.
Их преисподняя отшлифовала,
И Лета им дала свою печать:
Отсюда - моего конца начало…
То молитвы, то стихи. Ну не глупец ли ты, Лоренцо Сиена? Не смотри на женщину прямо, за бесстыдство тебя могут лишить глаз», - и он сделал еще один глоток вина, опуская взгляд, спасительный.

11

- Хорошо,- удовлетворенно качнула головой Гернон.- Пусть будет так... Судя по Вашим отчетам, Вы готовите аутодафе в скором времени. Я хочу, чтобы оно было отложено, пока не приедут инквизиторы из столицы. Пусть увидят все воочию...
Аутодафе было важным событием. Сей процесс должен был стать самым громким за все прошедшие годы. Позорное шествие до эшафота- стать триумфальным для имперского правосудия. Странно было воспринимать аутодафе именно таким образом, но это необходимость. Каленое железо отрубает голову гидре, прижигая рану, дабы голова не отросла вновь. После такой шумихи в Аммоне, пожалуй, еще довольно долгое время будет тихо...
Будут праздники и карнавалы, жизнь войдет в свою колею. Но главное: удастся вычистить бюрократическую машину от падали. Чтобы механизм снова заработал правильно, четко. Камешек к камешку, зубчик к зубчику...
- Есть ли у Вас, что рассказать мне о Сфере?- спросила Аллегра, баюкая в руках бокал.- Поднялась суета, и срочных дел предостаточно, но предыдущих планов наших это не отменяет.
Со всех сторон все сильнее надвигался мрак. Видимо, снаружи, в саду, уже совсем стемнело.
Оружие хищно поблескивало в золотистых столпах света, падавшего сверху. Отражаясь, свет беспорядочно рассеивался, иногда лишь падая яркими бликами на какую-нибудь близкую поверхность. Тихо. За дверью сторожится Шеппард. Можно услышать, как он покашливает и перебирает бумаги, шелестит. Еще один лояльный человек. Исполнительный, тихий. В свое роде не хуже Саймона Шраада...

12

Казни для отчетности. Показательное аутодафе, которое следует провести так, чтобы ни одного лишнего слова не было произнесено. Лоренцо задумчиво потер подбородок, заговорил тише обычного, почти шепотом.
- В таком случае, необходимо точно рассчитать время. По моему скромному разумению, церемонию лучше провести до приезда столичных гостей. Чем меньше подробностей, тем лучше. Но с другой стороны, если  мы желаем продемонстрировать лояльность и неукоснительное следование закону, публичное наказание должно быть произведено минута в минуту, а для этого необходимо провести процедуру так, чтобы никто не имел возможности в нее вмешаться. С корабля на бал, как говорится. Так наши гости должны попасть на это «маленькое представление», - в голосе Великого инквизитора сквозила черная ирония, лицо же было спокойно.

Присутствие секретаря немало нервировало, Лоренцо не хотел, чтобы эта информация была услышана кем-то другим, - мужчина внезапно поднялся из кресла. Взял в руку бокал, покачал в ладони, вправо, влево, разглядывая темно-красную жидкость, похожую на венозную кровь. Подошел к стрельчатому окну, находящемуся за спиной Правительницы. Сощурил глаза, вглядываясь во тьму сада. В темном стекле, как в зеркале, метнулось отражение.
- Из-за последних событий, как Вы понимаете, у меня не было возможности детально ознакомиться с отчетами из Сферы, однако, после решения проблемы с еретиками, я смогу лично проконтролировать этот вопрос, - несмотря на то, что Сиена говорил по-прежнему четко и кратко, в голосе сквозила усталость.

Обернувшись, он сделал два шага к креслу Аллегры, оказавшись так близко, что мог рассмотреть поры кожи, сидевшей за столом женщины. Не приближаясь и не отдаляясь, Лоренцо сказал:
- Мы все устали, госпожа Правительница. И Вы, и я. Дела не делаются мгновенно, время нельзя отмотать вперед или назад. Я уповаю на Ваше понимание и снисходительность, - ноздри щекотал теплый запах духов. Он нарочно не стал возвращаться к столу, продолжая стоять у кресла.

Отредактировано Лоренцо Сиена (08-10-2009 03:45:12)

13

- Я знаю, Лоренцо,- откликнулась Гернон.- Я знаю...
Ей было приятно, что Великий инквизитор пытается подобным образом ее успокоить. Обычно он опирался на аргументацию, и о каких-либо личностных проявлениях помыслить было нельзя. Они обычно не говорили об усталости, не говорили о бремени, улавливая настоящее состояние друг друга лишь по внешним признакам утомления или же разочарования.
- К сожалению, я иногда забываю о времени... А это очень важный фактор.
Она делала ошибочные выводы, всего несколько дней назад думая о том, что близится миттельшпиль. Его не было. Эта кутерьма, эта партия после решительного их хода буквально захлебнулась и вдруг после дебюта противника перешла в эндшпиль. Она была уже почти закончена... "Недооценила",-  сдержано усмехнулась Аллегра. Усмешка вышла невеселой.
Сиена стоял за ее креслом- очень близко. Его присутствие можно было чувствовать затылком. Отчего он не сел обратно в кресло?..
- Этот процесс слишком громкий для того, чтобы не привлекать к себе внимание. Для делегации будет странным, если мы не дадим увидеть им развязку воочию. Пусть увидят...  Резонанс огромен, Лоренцо. Эти новости- не местного масштаба.
Вот так и проходят годы: в доказательствах своего статуса, права на алую парчу и шелк, права распоряжаться чужими судьбами и хоть немного, но быть выше этой системы. Но у всяких благ есть своя цена, и Аллегра свою заплатила. Взойдя на трон через убийство родной матери, она получила вместе с властью и страх того, что и с нею ее потомок может поступить точно так же. Бездетной же оставаться было нельзя.
- Скажите, Лоренцо, а вы не желали ни разу изменить свою жизнь? Действительно отмотать время вспять и не совершить какого-т поступка? Или наоборот, успеть сделать что-то?

14

- В таком случае мне нужны точные сроки, госпожа Правительница. Как Вы понимаете, ошибок быть не должно, - вино тонкой, масляной пленкой ложилось на хрусталь. Лоренцо чуть приподнял бокал, разглядывая его на свет, потом сделал глоток. Перевел взгляд на  Праматерь. Женщина задала весьма неожиданный вопрос.

Желал ли он изменить свою жизнь, отмотать время назад… Еще в юности Лоренцо Сиена понял, что не бывает пресловутого «Если бы».  Выбор делается раз и навсегда и за все надо платить. Отчасти повинуясь настоянию отца, отчасти желая убежать от болезненного, запрещенного чувства, Лоренцо вступил в ряды псов господних.  Может, его судьба сложилась иначе, если бы не проявившееся вдруг честолюбие, заставившее молодого человека доказывать семье, что он достоин носить фамилию Сиена. Битва за отцовское расположение и наследство порой была жестокой и он, Лоренцо, однажды выиграл ее. А на войне, как известно, все средства хороши. О самоубийстве брата Сиена не сожалел, не сожалел и о том, что невольно спровоцировал смерть отца. Жалел лишь об одной потере, и до сих пор разрывался между долгом, обетом, выбранной ролью и чувством, которое в молчании пронес с собой всю жизнь.

- Я желал бы только одного, - честно признался Лоренцо, - чтобы тринадцать лет назад все сложилось иначе, и моя сестра Анна осталась с нами. С детства мы были дружны, и я очень тоскую по ней. Но каждый раз, когда я об этом думаю, я понимаю, что ропщу на Господа и противлюсь Его воле, размышляя о том, если бы моя дорогая сестра была жива, а потому мне остается только молиться об упокоении ее души и прощении моих грехов: гордыни и невежества, - мужчина мягко улыбнулся.

– Иногда я думаю так же о том, что было бы, не послушай я отца, решив стать художником, несмотря на угрозы родительского проклятия и изгнания из рода. Но, думая о том, я не вижу никаких образов, только темноту, потому что Господь, зная лучше, верно определяет путь каждого. Я не сожалею о сделанном выборе еще и потому, что благодаря ему сейчас могу видеть Вас и говорить с Вами о времени, случайно повернувшем вспять, госпожа Правительница.

15

- Сроки будут, разумеется,- кивнула Гернон.- У нас, слава Богу, в чести пунктуальность. Необходимо будет сделать еще массу приготовлений, но за этим дело не станет.
Правительница пригубила вино, отставила бокал.
Великого инквизитора она выслушала внимательно. Ей была известна история его семьи: трагичная, но не из неслыханных. Насколько ей было известно, фамилия Сиена должна была исчезнуть вместе со смертью Лоренцо. Он был последним в своем роду, и накрепко был связан обетом безбрачия. Насколько Аллегра знала, ни его брат, ни сестра не оставили после себя детей.
- Вам не страшно быть последним из рода?- спросила Гернон. Вопрос был задан без тени смущения или беспокойства: просто спокойное любопытство человека, опирающегося на права дружбы.
Через три месяца должна была состояться ее собственная свадьба с Николасом. Брачный контракт был уже в финальной стадии составления, сейчас оговаривались вопросы регентства. Подготовка торжеств шла своим чередом. Над платьем Аллегры сейчас трудилось почти десять человек, и оно обещало быть поистине роскошным. Ее встречи с будущим супругом становились все более частыми, они вместе гуляли и делили порой досуг. Раз или два Гернон приглашала его сюда, в Оружейный зал: Николас был прекрасным фехтовальщиком. Цветы, дорогие подарки, иные знаки внимания- для окружающих эта пара была как будто бы влюблена друг в друга, искренне и нежно.

16

- C расчетом на Ваши указания, мы пересмотрим сроки проведения процедуры, - сделав еще пару шагов, Лоренцо обогнул кресло, в котором сидела Правительница, но садиться за стол не торопился. Просто стоял рядом, исподволь наблюдал за ее движениями, в которых была сдержанная, крадущаяся грация, оборачивающаяся горячностью, стремительностью и невоздержанностью подчас. Так ярко горел в этом сосуде огонь, что любуясь необходимо было прикрывать глаза.  И он опустил взгляд, допил вино и отставил бокал на стол.

- Я никогда об этом не задумывался, - перевел взгляд на оконное стекло, отражавшее смутное видение Оружейного зала. – Разумеется, благородные, древние семьи  истово охраняют свои имена, заботятся о продолжении и процветании рода, но после принятия сана я перестал задумываться об этом. Все когда-то исчезает с лица земли, ничего вечного нет. Забываются имена, уходят в небытие люди. Мне видится это естественным, - Великий инквизитор пожал плечами, - гораздо более уместно в данной ситуации сожалеть не об отсутствии потомков, а об отсутствии великих деяний, которые делают имена бессмертными даже при условии угасания рода, - Лоренцо тихо рассмеялся.

– Но, по крайней мере, один человек будет помнить имя рода Сиена после моего ухода, кладбищенский смотритель. Впрочем, если принимать во внимание недавнюю новость, порядком обескуражившую меня, род Сиена не угаснет, благодаря стараниям моей сестры и безымянного художника. Вот так грех под названием «блуд», а может и «любовь» спасают древние фамилии, госпожа Правительница. Я получил известие  о существовании ребенка в день взрыва, за несколько часов до происшествия. Курьезно, не правда ли?

Отредактировано Лоренцо Сиена (08-10-2009 22:48:03)

17

Аллегра едва ли не разочарованно повела плечами, услышав смиренный ответ Великого инквизитора, его, впрочем, весьма достойный. Рука ее царапнула деревянный резной подлокотник. Она хотела было сказать о том, что в его силах увековечить фамилию, постараться так, чтобы она была отмечена золотыми буквами на мраморной доске, среди иных знатных родов, которые все силы положили на благо процветания Империи. Стяжать себе бессмертную славу, возможно, даже посмертного канонизирования, и в посмертии занять свое место у Престола Господня.
Однако то, что Сиена произнес в следующий момент, остановило Правительницу.
- Вот как?- она вскинула подбородок.- Стало быть, у Вас есть племянница?
Эта новость вызвала в Аллегре живейший интерес: она была пикантна. У нее не было сильных предубеждений относительно детей, рожденных вне брака. При дворе было достаточно бастардов, и все сплетни на этот счет пересказывались раз за разом: так море обкатывает прибоем камни. Незаконнорожденные или нет, люди проявляли себя в первую очередь на службе. Иной раз безродный, собственым трудом пробивший себе дорогу, оказывался гораздо более полезен, нежели чей-нибудь именитый отпрыск.
- И где же она сейчас?- просила Гернон.- Надо полагать, ей по крайней мере тринадцать лет; она уже взрослая барышня. Простите, мне мое любопытство, Лоренцо, это Ваши семейные дела, но мне крайне интересно, что Вы намерены делать с нею...
Правительница удобнее устроилась в кресле, чувствуя, как остывают мышцы, наливается постепенно усталостью тело, измученное тремя часами занятий в зале. В последнее время Аллегра все чаще чувствовала слабость, хотя не могла признаться в этом даже себе.

18

Сиена вздохнул и развел руками с несколько грустной улыбкой:
- Пути Господа неисповедимы. Натали тринадцать лет от роду. Как Вы понимаете, это несколько странный сюрприз, тем более, для меня. Моя сестра была благочестива, истово соблюдала заповеди. Ее служба в карательном отряде была безупречной, и спустя тринадцать лет…  я узнаю такие подробности, - Великий инквизитор вздохнул.

– Анна должна была выйти замуж, как полагается женщине из высокого рода, но почему-то она предпочла всем поклонникам  некого безымянного художника, о котором я знаю только то, что он был добрым человеком и весьма пылко любил мою сестру, - Сиена говорил это без видимого недовольства, перечислял факты сухо, словно пункты досье или официальные сводки. – Любовь эта, правда, стоила ей жизни. Натали, хоть и нельзя винить девочку в этом, стала причиной гибели Анны. Все это время правда скрывалась из-за боязни, что я не приму такого поворота событий и предприму определенные меры, но когда не стало отца ребенка, обратились ко мне, - улыбка на секунду превратилась в усмешку.

- На данный момент я не имею возможности оформить документы из-за последних событий, девочка находится под присмотром друзей семьи отца. Мы еще не виделись. Я намеревался оформить попечительство и после направить Натали  в пансион при Обители святой Екатерины, девицы там воспитываются в строгости и благочестии. Натали будет под присмотром моей матушки и добрых сестер, и я надеюсь, что ее судьба сложится более удачным образом, - Лоренцо наконец вернулся в кресло, положив руки на подлокотники, сплел ладони в замок.

Отредактировано Лоренцо Сиена (08-10-2009 22:31:21)

19

- Лоренцо, помилуйте,- протянула Аллегра, невольно улыбнувшись.- Жизнь, такую юную и новую, нельзя запирать в стенах обители преждевременно. Эта девочка, конечно же, получит хорошее воспитание и станет кроткой и послушной, но что дальше? Я понимаю, что Вы обескуражены, понимаю Ваше смятение. Но я хочу предупредить Вас от принятия поспешных решений. Забота о девочке станет благом для Вас, но соблюдайте все же интересы ребенка, как и надлежит опекуну.
Великого инквизитора можно было понять. Он не имел опыта обращения с детьми и был далек от этого. Ситуация и правда была непростой, но разрешимой, хвала Мадонне.
- Натали,- Правительница произнесла имя неспешно, будто пробуя на вкус,- дитя, взращенное в светской обстановке. Лишившаяся отца, никогда не знавшая матери. Вы думаете, она обрадуется дядюшке, который отберет у нее и простые радости? Если вам надобно скрывать все подробности ее рождения и впредь, обитель, конечно, самый просто выход. Но разве вам не жаль ребенка? Они так непоседливы и жизнелюбивы в этом возрасте...
Праматерь замолчала, рассматривая Великого инквизитора с доброжелательной улыбкой. Он был, безусловно, человеком умным, но кто бы на его месте не растерялся?..
- Послушайте,- наконец сказал Аллегра.- Я хочу предложить Вам один интересный выход. Мне жаль думать, что Ваш род целиком будет состоять из затворников. Незаконорожденная или нет, эта девочка унаследовала пылкую кровь своей матери. Я хочу предложить Вам возможность составить ее светскую карьеру. Представьте Натали при дворе,- женщина отстучала пальцами затейливую дробь.- Я могу взять ее в свою свиту... Как Вы знаете, у меня в свите достаточно образованных и благородных девушек, настоящий цветник. Если Вы возьмете на себя расходы Натали и наймете ей пару человек из прислуги, она будет наравне со всеми, и, возможно, станет со временем украшением двора.

20

Не столько смятение и обескураженность были причиной принятия такого решения. Господин Сиена всего лишь старался исключить еще один фактор давления на себя, в случае каких-либо непредвиденных обстоятельств.  С другой стороны он действительно не имел понятия о том, как следует обращаться с детьми, и этот вопрос представлял для Лоренцо определенную сложность.  Аллегра же напротив ратовала за то, чтобы девочка росла в свободной, светской обстановке и во многом была права. Однако, до сего момента, высказанная Праматерью мысль, в голову Лоренцо не приходила, и поэтому он с некоторым удивлением воззрился на женщину.

- Госпожа Правительница полагает, что это наилучший вариант, в том числе и с точки зрения безопасности? – нравы при дворе отличались большим разнообразием, и если шла речь о том, чтобы Натали воспитывалась в свите Правительницы, то необходимо было приставить к ребенку тех, кто будет следить за неукоснительным выполнением догм. Тайно или явно.

- Ваше предложение большая честь для меня, - Великий инквизитор благодарно склонил голову. – О лучшей заботе трудно помышлять. Однако, мы оба знаем, что при дворе, помимо прочего, присутствует  множество искушений… -  Сиена невольно улыбнулся. – А дети столь непосредственны и доверчивы, что я опасаюсь, как бы нам с Вами не пришлось увидеть множество хлопот, преподнесенных этой душой неокрепшей. Натали необходим надзор духовного лица. Строгий надзор.

Отредактировано Лоренцо Сиена (08-10-2009 23:37:12)