Архив игры "Бездна: Скотская кадриль"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Бар "Молчальников"

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

Двухэтажный кирпичный дом, когда-то принадлежавший одному видному сановнику из Первого округа, теперь же по воле случая или стряпчих попал в руки к нынешнему владельцу. Был ли это откуп или подлог, или чудесное избавление от помещения, где, по слухам, произошло несколько зверских изнасилований – никто толком не знает. Хозяин же цинично отшучивается или отмалчивается, что дает волю фантазии и сплетням. Донимать расспросами того, кто хочет помолчать, в Четвертом округе не принято, это своего рода негласный закон, который помогает сохранить голову на плечах, а язык за зубами. Символично, наверное, и название бара -  «Бар Молчальников», хотя шумные потасовки, дебош и громогласные попойки случаются в нем чуть ли не ежедневно, и жители окрестных домов лишь плотнее прикрывают окна, чтобы не слышать воплей, звона посуды и откровенных сладострастных стонов. Сам бар расположен в подвале всего здания; верхний этаж занимает владелец; второй отведен под небольшую пивоварню, где варят знаменитое пиво «молчальников».
Просторное и довольно прохладное помещение бара освещено несколькими масляными светильниками, отчего создается иллюзия, что прокуренный воздух колеблется, движется и расходится загадочными сферами вокруг посетителей, словно нарочно кто-то показывает их ауры. Впрочем, принимая во внимание количество выпитого спиртного, не мудрено увидеть и самого Рогатого. Мрачноватая готика в убранстве, вдоль стен и по центру сводчатого зала столики, вокруг которых расставлены разной древности лавки и стулья. В углу барная стойка, у фронтального выступа которой ряд высоких табуретов с низенькими спинками. И всегда безупречно начищенные приборы. Кружки и бокалы, стопки и стаканы сверкают идеальной чистотой, и кажется, что бармен обхаживает их, как сокровища, из которых пьют божественный нектар. Хотя именно его и нет в меню, все же прочие известные миру алкогольные напитки представлены за умеренную плату и в неограниченных количествах. Одного категорически не приветствует хозяин – это нежелание платить. На сей счет у него на подхвате сноровистый официант по совместительству вышибала и пара злобных псов, млеющих от запаха пива, но готовых сожрать любого на кого бармен укажет «Пупсики, наш гость не хочет платить…»

2

» Улицы Отрубленной головы

У входа в бар стояли несколько мотоциклов. В одном из них Валет опознал знакомый, с красной полосой на баке. Это значило, что здесь был Джей. Сам Валет не часто тусовался в этом месте, больше любил «Даму», говорили, что оттуда его не выкуришь никаким динамитом. Но иногда по делу или отметить что – выбирался в культурные места с культурной  программой. На людей посмотреть, себя показать.
Сегодня в «Молчальниках» было еще пусто, толпа не подвалила. Спустившись по лестнице, которая скрипела от лафайетовых шагов, бандит оглядел помещение бара. Джей сидел за столиком углу. То ли кого-то ждал, то ли просто. Валет махнул ему рукой, Джей ответил тем же. Мешать друг другу не стали. Лафайет выбрал столик поудобнее, устроился в кресле, вытянул вперед ногу. Куртку снял, достал зажигалку, кинул на стол пачку сигарет, закурил и заказал подошедшему официанту две кружки пива и два блюда отварных креветок без панциря. Откинулся на спинку, пустил дым в потолок, посмотрел на скульптора.
Внешние приходили в Четверку кто за чем. Кто покутить, кто по делам, кто за безнаказанностью. Хотя последняя была здесь понятием зыбким. В Отрубленной голове не было инквизиции, но были те, кто мог дать по шее, если требовалось дать. Кое-кто приходил за приключениями и подвигами. Им будто бы не хватало опасности в их окропленном святой водой, стерильном мире. Внешние все были как один. Рядились, старались, даже разговаривали так, чтобы их считали своими. Выглядело глупо, их выдавал запах. Чистый запах ухоженной кожи, дорогого парфюма, что въедается намертво и пахнет через много дней, тщательный маникюр, правильные, правленые хирургом тела и лица, походка и жесты. И как бы они ни старались узнать, что такое подворотня, эта наука не давалась им с той легкостью, с которой давалась местным. Все они, так или иначе, боялись за свой зад, боялись потерять то благополучие, в котором жили. Местным терять было нечего. Местные в подворотне рождались, плодились и размножались, отвоевывали право на солнце, в ней же и умирали.  Были среди внешних и такие, которые приживались, быстро смекали что и к чему, говорили и делали по понятиям. Таких Валет уважал, относился с вниманием. Граница, между тем, все равно оставалась границей, раз и навсегда проведенной чертой. 
Встреченный им в борделе Шеридан быть своим не стремился. Оставался собой. Тихий, спокойный. Интеллигенция, деятель искусства. Отчего-то Валету понравилось говорить с ним, отчего-то было интересно, о чем тот грустил. Кроме прочего, скульптор относился к шлюхам из борделя уважительно. Это был показатель. Обычно внешние были не лучше скотов. Шлюха не человек, что туалетная бумага. Всунул – высунул, подтерся и выкинул. Одного такого любителя всовывать Валет год назад отправил к праотцам, разобрал топором по запчастям, в черном пакете вынес на помойку. Мамаша Лу молчала. Уговор дороже денег. Безопасность прежде всего.
Официант принес пива, поставил на стол, сообщил, что креветки придется подождать. Валет поблагодарил и снова перевел взгляд на скульптора. Взял кружку за ручку, подвинул так, чтобы дзынькнула и с улыбкой сказал:
- Будем, - тут же сделал жадный глоток, затянулся едким дымом поглубже.

Отредактировано Валет Пик (22-10-2009 19:57:14)

3

Улицы Отрубленной головы »

Оказавшись в помещении, Шеридан принялся озираться, рассматривая интерьер.
Лестница под ногами Валета проскрипела натужно, и неуверенно-  под ногами скульптора, который осторожно переступал с половицы на половицу. В баре не было накурено, вопреки Леонидовым ожиданиям, хотя характерный дымный запах сохранялся. Скульптор и сам не знал, что ожидал увидеть, но ничего пугающего здесь не оказалось, да и людей было довольно мало.
Валет поздоровался с каким-то мужчиной, а затем уселся за приглянувшийся столик. Леонид присел рядом с ним, так же сняв куртку.  Мужчина невольно потер ладонями руки: странно было находиться в общественном месте с руками, заголенными выше локтей, а так же с неприкрытой шеей.
Через несколько минут официант с куда более широкими плечами, чем требует профессия, принес два пива в высоких кружках. Леонид поблагодарил его и чуть нагнув голову, посмотрел пиво на просвет- осадка не было. Скульптор не был таким уж большим ценителем пива. Откровенно говоря, его можно было смело назвать дилетантом, и иные гурманы поморщились бы, если б узнали, что Леонид относится к пище и питью с позиции "нравится-не нравится". Отпив из своего стакана, он немного подержал пиво во рту, и, решив, что вкус ему не противен, проглотил. Послевкусием стала едва уловимая горчинка.
- Ты часто сюда приходишь?- спросил Шеридан у Валета.
Скульптор мучался догадками чем мог вызвать у бандита симпатию, достаточную для того, чтобы вместе посиживать в баре. У Лафайета было весьма нелегкое прошлое, а некоторые фразы, сказанные им прошлый раз в борделе, ясно давали понять, что Валет Пик вовсе не скурвился, хотя жизнь его изрядно обтрепала.

4

Лафайет выдохнул дым из ноздрей, покачал головой. Темные волосы упали на лицо.
- Не очень. Я больше в «Даме». Это наша точка. Когда надоедает там сидеть, иду сюда. Есть еще одно местечко «Гарпией» зовется. Но туда приличным людям лучше не ходить. Притон. Ну, то есть там шобла разная, а здесь толпа поприличнее будет, - доложил обстановку.
- Внешние вон думают, что тут совсем трущобы. Это не так. Просто места знать надо. Есть приличные, где хорошую музыку послушать можно. Но морду набить могут везде. Это факт.
Так всегда. Решишь посидеть, завалит народ. Народ что вода, имеет свойство пребывать, пока не затопит. Бар постепенно наполнялся. По двое, по трое, компаниями. В основном молодняк. Постарше придут позже. Публика разношерстная, разномастная. Ну да, не одному Валету хотелось пива. Пиво здесь варили хорошее, не мочу, пить можно. Принесли креветки с веточкой зелени на фаянсовых, темно-коричневых блюдах. Валет заулыбался. С паприкой и черным перцем пахло хорошо. Потянул носом, прикрыл глаза.
- Вот спасибо, дружище, - поблагодарил официанта и воззрился на скульптора.
– Еще здесь вкусно кормят. Можно недорого и хорошо пожрать. Я готовить не люблю, у меня не получается. То сгорит, то убежит. Бутерброды жрать надоело. А сегодня вроде как повод, типа праздник.

Отредактировано Валет Пик (23-10-2009 21:14:02)

5

Шеридан понимающе улыбнулся, услышав про готовку. Он тоже не слишком был хорош на кухне, предпочитая покупать готовую еду в кафе и ресторанчиках, если только в его доме не объявлялся кто-то, желающий похозяйничать.
- Тогда надо полагать, что это только начало?- скульптор кивнул на креветки, исходящие паром. Непривычно было то, что они были без панциря. Леонид спросил у официанта найдется ли к креветкам лимон, и тот, кивнув, удалился. Вернулся через несколько минут с маленькой тарелкой, на которой истекал соком разрезанный на дольки лимон. Шеридан уже успел к тому времени снять пробу с креветок: хотя и мелкие, они сварены были хорошо.
- Я нигде до сих пор кроме "Страны" не был,- признался мужчина, подхватывая губами с пальцев лимонный сок. От кислоты почему-то свело скулу, и Леонид состроил гримасу- что-то среднее между улыбкой и недовольством.
Заведение постепенно начало заполняться людьми, и скульптор с интересом рассматривал входящих, хотя стараясь не глазеть. Публика была колоритной- посмотреть было на что.
Сигаретный дым щекотал ноздри, дразнил, и очень скоро скульптору тоже захотелось закурить. Он достал зажигалку и портсигар, однако мундштук- постеснялся. Тот был слишком изящным, слишком манерной была привычка, и могла вызвать здесь косые взгляды и даже насмешки. Поэтому Шеридан просто выбил папироску о тыльную сторону ладони и прикурил. Сделав затяжку- едва не закашлялся, потому что сейчас табак показался слишком крепким. Леонид снял с нижней губы табачную крошку.
- Ничего вроде место,- резюмировал он, запивая едкий дым пивом.

Отредактировано Леонид Шеридан (23-10-2009 22:16:50)

6

- Ну знаешь как… - протянул Валет, - начинается оно понемногу, а потом что покрепче, - выставил руку ладонью вперед. – Но не так, чтобы на рогах, - улыбнулся.
За соседним столиком разместился парень, булавка в губе, на башке красный ирокез. Кожаная куртка разрисована краской из баллончика. С ним сидела девица. Коротенькая юбка, колготки в сеточку, стоптанные туфли. Оба перед тем как зарулить сюда, покурили дури. Видно было по стеклянным глазам. Чуть дальше сидела компания из троих бугаев. Их Валет знал. Промышляли по мелочи, несколько раз сталкивались, но не так чтобы всерьез. «Ты чо?», «А ты чо?», били морды и расходились. Джей разводил на игру в карты соседа. Тот мялся, но обоим хотелось. Поэтому согласился быстро. Расчищали стол. Джей был азартным игроком, мог доиграться до голого зада. Парень с ирокезом нетерпеливо крутил пепельницу, шкрябая по столу, девица бросала взгляды по сторонам, прикусывала нижнюю губу, теребила железный крестик на витом шнурке. В дальнем углу пара мужиков о чем-то говорили, до Валета и его приятеля доносились только обрывки фраз. Один из бугаев, бритый детина в камуфляжных, замызганных штанах посмотрел на Валета. Тот ответил прямым спокойным взглядом, посмотрел на Леонида.
- Ну да, ничо так.
Официант ходил туда сюда, надо сказать, бегал проворно. Дело спорилось. Парень с ирокезом приобнял девицу, та обвела зал бесцветными глазами, обмякла как тряпичная кукла. Молодая, не больше восемнадцати, а взгляд как у старухи. Потасканная как кошка. Таких Валет не любил, относился с жалостью.
Лысый заржал, указывая на Валета. Руки под столом в карманах, незажженная сигарета во рту туда-сюда пляшет. Поймал взгляд.
- Привет, хромой, - усмехнулся, показывая сколотые, желтые от курева зубы.
Лафайет сделал вид, что не услышал. Чего с чмом всяким разговаривать. Много чести. Бугаи заржали. Джей на минуту остановился, перестал тасовать карты.

7

Разговор не очень то клеился, но Леонид в этом ничего удивительного не видел. Алкоголь должен был со временем развязать язык если не Валету, то по крайней мере ему. Побеседовать они еще успеют.
Скульптор неторопливо пил пиво, заедая креветками. Лимонный сок пришелся очень кстати.
Краем глаза Леонид уловил, что один из вновь прибывших мордоворотов сделал жест в сторону их столика. Послышался смех, и скульптор невольно занервничал. Грубое приветствие, адресованное Валету, спокойствия не добавило, как и нарочитое игнорирование его со стороны бандита. Тот всем видом демонстрировал, что сидящей неподалеку компании вообще не существует под этим небом.
- Кто они?- тихо спросил Шеридан. Внешний вид говорящего вызвал у него чувство брезгливости.
Он всем сердцем надеялся, что нынешний вечер пройдет спокойно, хотя шансы на это, похоже, уменьшались в геометрической прогрессии. Скульптор очень не любил какие бы то ни было конфликты, а уж здесь, в Четверке,- действительно можно ожидать чего угодно. Леонид не был силен в выяснениях отношений, тем более с помощью рукоприкладства: последний раз он дрался в школе, и с тех пор оттачивал разве что навыки словесной пикировки. Как и любой благополучный человек, он опасался за свою жизнь, будучи уверенным, что никто не может гарантировать ее сохранность сейчас.
Впрочем, ситуация могла еще вполне закончиться ничем. Валет реагировал на реплику со спокойствием льва. Дай Бог, чтобы у задир не было никакого реального желания помахать кулаками.

8

- Это жлоб Патрик и его гопа. Ублюдки, что с них взять, - коротко прокомментировал Валет. – Грабят прохожих, иногда по клубам и барам, ну где охранки нормальной нет. Так по мелочи обирают. Раньше в нашем районе тусили, но их меньше, поэтому теперь не суются. А язык и руки чешутся, вот и гавкают. Не обращай внимания, подраться всегда можно, - Лафайет сейчас говорил негромко и улыбался как-то совсем по-другому, немного бесшабашно, но мягко.
- Чо, Валет, не замечаешь старых друзей? – повторил лысый.
Джей, наблюдавший все это со стороны, извинился перед парнем, с которым намеревался играть в карты, поднялся из-за стола, не обратил никакого внимания на упреждающий  жест Валета.
- Чо гавкаешь, сука? – резонно поинтересовался Джей как-то очень быстро оказавшийся рядом.
Патрик медленно поднялся:
- Чо ты сказал? – он был выше ростом, поэтому смотрел на Джея сверху вниз, но и при такой диспозиции Джей умудрялся выражать свое презрение.
- Епта, - сказал Валет и тоже встал с места, с грохотом отодвигая стул. – Пойдем что ли выйдем, раз чешется?
- Выйдем, выйдем. И сучку свою выведи, - Патрик кивнул в сторону скульптора.
Выйти они не успели, поскольку за последние слова Патрик получил прямой и крепкий удар в нос. Гопник взревел, переворачивая стол, схватил стул и попер на Валета. Кружки ссыпались на пол грудой осколков и брызгами разлитого пива. Валет не будь дураком схватил другой стул. Двое молодцов набросились на Джея. Завязалась драка.

Отредактировано Валет Пик (25-10-2009 00:44:24)

9

Шеридан резво убрался со своего места, отскочил в сторону, едва успев сорвать со стула куртку.
Он бешено переводил взгляд с одного дерущегося на другого, чувствуя как отлила от лица кровь. Как он и опасался, дело все таки дошло до драки, и теперь скульптор вжимался спиной в колонну, пребывая в смятении. Его нельзя было назвать трусом, но сейчас он чувствовал себя не в своей тарелке.
Сцена с битьем мебели, посуды и присутствующих  меж тем разворачивалась нешуточная. Посетители брызнули во все стороны от дерущихся- вмешиваться никто благоразумно не захотел. И, наверное, только скульптор с ужасом наблюдал за происходящим. По лицу его было видно, что он колеблется: из чувства товарищества ему впору было выступить на стороне Валета и его приятеля, но вместе с тем он понимал, что помощь может оказать очень условную.  Он уже успел позабыть о драках, да и никаких навыков толком никогда не имел, ибо даже не проходил службу в войсках. Властно напомнила о себе асфиксия и Шеридан, торопливо вытащив из куртки ингалятор, сделал пару глубоких вдохов, впрыскивая лекарство.
Валета меж тем начали теснить. Тот, кого он назвал Патриком, был поперек себя шире, а ростом был повыше Лафайета. Стулья их заклинило, судя по всему, и разойтись им было не легко. В скульпторе наконец-то созрело решение, о благоразумности которого сложно судить.
Шеридан сделал несколько шагов вбок, чтобы оказаться за спиной Патрика и подхватил первый попавшийся стул. То ли тот действительно был так легок, то ли просто скульптор не почувствовал его веса, но Леонид замахнулся и приласкал им Патрика вдоль хребта. Тот взвыл, с ревом оттолкнул от себя Лафайета вместе со стульями и бешено обернулся к скульптору.
- Это тебе за сучку,- неуверенно выпалил Леонид. Внутри у него все похолодело.
- Ух ты ж бляденыш!!!- осатанел бугай.
Каким-то чудом уловив начало движения, скульптор успел бросить в сторону Патрика стул, а затем страх придал ему скорости. С невнятным восклицанием "Ой, мама..." Шеридан ловко перепрыгнул через стол и шмыгнул между столпившимися зрителями.

Отредактировано Леонид Шеридан (24-10-2009 22:37:21)

10

- Стоять падлюка! – возопил Джей, вцепляясь в Патрика мертвой хваткой, пытаясь удержать того от опрометчивого шага. Лысый развернулся и наподдал Джею. Тот оказался стойким оловянным солдатиком, перехватил Патрика под руку, старательно выкручивая сустав. Двое других теперь достались Валету. Лафайет дрался молча, только зубами скрипел. Получать по морде было не то чтобы слишком приятно, но весело. От крепкого удара саднила скула. Одного из бугаев, тем не менее, удалось лишить опоры простейшей подсечкой. Падая, он опрокинул соседний стол. Угрожающе затрещали ощерившиеся щепками доски. Радостный Валет принялся мутузить противника ногами. В «игру» неожиданно вмешался официант, пытавшийся разнять дерущихся. К нему присоединились еще пара мужиков. Патрика наконец удалось скрутить по рукам и ногам. Джея оттащили на пару метров. Разъяренный, он пытался вырваться, но силы оказались неравны. Тяжелый деревянный стул опустился на голову лысого ровно в тот момент, когда кто-то дернул Валета за ворот куртки. Патрик как будто его резко выключили, осел на пол как мешок с дерьмом. Валет, матерясь на чем свет стоит, начал вырываться. Один из приятелей лысого, тот, что все еще был на ногах, стал протискиваться к выходу и словил обломок стула. С лаконичным, сиплым «Сука на» в игру вступила девица парня с ирокезом. То ли девчонке повезло, то ли она была мастером по метанию предметов, пытавшийся удрать мужик резко затормозил, прикрывая руками голову.
- Клева-клева! – запрыгала пассия «ирокеза». Сам ирокез держал Джея. Джей подуспокоился и теперь только бурчал: «Пусти, млин», делая ленивые, не слишком резкие движения локтями.

11

Затесавшись между зрителей, Шеридан с легкостью мог вернуться и помочь Валету, тем более, что почему-то не отхватил от Патрика напоследок. Обернувшись, он увидел, что какой-то крепыш повис на разъяренном бугае, пытаясь помешать ему двигаться. Тут же нашлись и другое доброхоты, и места для всех сразу стало как-то маловато. Скульптор только было решил, что свалка превратится во всеобщую, как все прекратилось. Драк продлилась всего ничего, но заведение успело понести некоторый урон: сломано было несколько стульев, по крайней мере один стол и перебито некоторое количество посуды.
Леонид поспешил к Валету, который как-то странно радостно улыбался, оправляя на себе куртку.
- С тобой все в порядке?- второй раз за вечер спросил скульптор, оглядывая бандита.
Особенного чувства благодарности Леонид к нему не испытывал, однако о повреждениях беспокоился.
Отступив на шаг, скульптор почувствовал как каблук его ботинка соскользнул с чего-то, и автоматически взглянул себе под ноги. Скользким предметом оказался полированный металлический портсигар Шеридана, который на момент начала драки лежал на столе. Портсигар был залит пивом, но, благо, внутрь ничего не попало, и папиросы остались сухими.
Официант и бармен начали неторопливо прибираться в заведении, поругиваясь сквозь зубы.
- А чо, нынче на улице разбираться не модно уже?- недовольно прогудел бармен, сметая стеклянные осколки.- Чо, потерпеть нельзя было?
Шеридан, невольно виновато оглянувшись на него, достал из кармана лекарство и сделал себе еще одну ингаляцию. Смятение постепенно оставляло его, но адреналин все еще играл в крови.

12

Патрика выволокли из бара и заботливо прислонили к стене, туда же отправился второй его подельник. Третий вышел сам. «Хорошо, что до ножа дело не дошло» - подумал Лафайет. Исподлобья посмотрел на скульптора. На роже расцветал багровым, махровым цветом синяк.
- Нормально все, - улыбка бандита стала шире, результатом он был доволен, хотя ухайдокать Патрика так чтобы совсем не удалось. Ничего, еще сойдутся пути-дорожки. В этом Лафайет не сомневался.
- Нехрен было язык распускать, - огрызнулся Валет, отвечая бармену. Тот недовольно буркнул в ответ.
Джей окончательно успокоился, его перестали держать, и теперь он смог подойти к Валету и скульптору.
- Показывал же тебе, «Не лезь», - стал распекать его Валет.
- Да они нарывались. Все равно бы начистили рожу друг другу, лучше начать первыми, - аргументировал Джей. Аргумент был железный.
Он посмотрел на Леонида, разглядывая пару секунд, потом сказал:
- Здрассьте. Я Джей. Цел? – святая простота улыбался, потирая щетину.
- Ну хрен ли там. Мы бы на улице, но тут уж я не сдержался, - заметил Валет.
- Друг твой что ли? – спросил между делом Джей, разглядывая внешнего повнимательнее.
- Хороший знакомый, - ответил Лафайет, переводя взгляд на скульптора.
- А. Ну да, это они зря, канеш, - с этими словами Джей протянул скульптору широкую, короткопалую ладонь для рукопожатия. – Приятно познакомиться.

13

- Леонид,- представился скульптор, пожимая руку новому знакомому, и слабо улыбнулся.- Спасибо, я в норме.
Джей беззастенчиво его рассматривал, но Шеридан смущения не испытывал, смирившись с мыслью о том, что, возможно, пару минут назад продемонстрировал самое комичное поведение из всех возможных.
Послушав короткие разговор Джея и Валета, скульптор сделал для себя вывод о том, что это, возможно, не первое столкновение подобного рода, и теперь уж наверняка не последнее. Валет, как и следовало ожидать, не спускал оскорблений в свой адрес. Однако он выглядел весьма довольным для человека, которому разбили лицо.
- У тебя синяк. Вот здесь,- скульптор, глядя на Лафайтета, показал на своем лице месторасположение синяка.- Сейчас...
Леонид отлучился, и вскоре вернулся с колотым льдом, завернутым в полиэтиленовый пакет и салфетку.
- На, приложи,- скульптор протянул лед Валету. А затем спросил, не будучи уверенным, что получит ответ.- А почему они нарывались на драку?
К тому времени, как Шеридан принес лед, мебель в зале уже успели расставить и заменить поломанную. Так что Валет и Джей посиживали за одном столом.
- Я попросил принести еще пива,- сообщил скульптор, усаживаясь на свободное место.- И еще креветок... Если никто не возражает, конечно.
Он, в свою очередь, рассматривал Джея. У того было открытое, довольно дружелюбное лицо, хотя было в нем что-то шельмоватое. Мужчина был весьма крепок в кости и силой обладал, судя по всему, довольно значительной.

14

Валет, как человек, склонный ко всякого рода романтическим приключениям, не находил в синяке ничего зазорного. Даже наоборот. Забота скульптора тронула его, поэтому когда тот принес лед, Валет с улыбкой пробурчал: «Да ладно». Не такая уж у него красивая рожа была, чтобы о ней беспокоится. К тому же, за правое дело – не жалко. В том, что дело было правым, Лафайет не сомневался. И дело было даже не в нем самом, а в том, что Патрик гавкнул в сторону его знакомого.
- Вот блин, пригласишь человека пива попить, посидеть, а тут такое вот говно случится, - совершенно искренне посетовал Валет Пик. – Спокойно поговорить не дадут, - он поглядел на Леонида. – Эти шавки раньше промышляли в нашем районе. Ну мы им поставили условие, чо либо по нашим правилам и с нами, либо никак. Все должно быть по чесноку. А Патрик, сука, любит, чтобы самому командовать. Ну в общем, иногда они задираются, ну чтобы силой померяться. Их мало, но все равно хотят показать, чо  на чо-то способны. Огребают, конечно. Ну а повод у него всегда один и тот же. Он как пес, который лает на проезжающую мимо развалюху. Увяжется и тявкает. Я бы и внимания не обратил, - пояснил Валет, - если бы он говно пороть не начал.
- Да задрали уже, - раздраженно процедил Джей. – Ну хрена ли, сидеть языком чесать по столу. На дело-то они слабаки. Ну там в углу кого прижали, телку какую напугали и все. Это же несерьезно. Серьезно это когда по-крупному. А это так, мелкота.
В понимании Джея их банда занималась крупными и важными делами. В его понимании вообще все, кто не с ними, были мелкотой. Приведи ему инквизитора и на того «мелкота» скажет. Такая уж натура у человека была. Валет, между тем, считал иначе. Их банда стояла где-то посередине между мелким ворьем и крупными воротилами. Крупные воротилы были чистые и все жили за пределами Четверки. Много лет назад Лафайет и представит себе не мог, что жизнь его сложится именно так, но когда приходит голод и желание жить, мораль быстро уступает место. Валет Пик давно избавился от неукоснительного следования заповедям «Не убей» и «Не укради».

15

Скульптор выслушал о местных перипетиях внимательно, но не проронив ни одного комментария- они были излишни. В Четвертом округе, как и везде, были нормальны  столкновения интересов, хотя они и выражались в куда более агрессивной форме, и Леонид, в целом, не был удивлен. Он не понимал до конца законов взаимоотношений и разговоров "по понятиям", осознавал лишь, что за любое неосторожное слово придется отвечать на деле. Он так же не разбирался в иерархии местных воротил, и не слишком понимал какое положение занимает Валет и его товарищи. Надо полагать, они были далеко не самыми последними людьми здесь: Жаклин называла Валета Пик "фартовым", и в "Стране Чудес" к нему относились с уважением.
- А почему вы просто не прижмете их окончательно?- спросил Шеридан, переводя взгляд с одного мужчины на другого.- Если они слабые, но при этом вас раздражает их присутствие... Или оно неудобно.
Официант принес три пива, а затем два блюда с креветками, глубокую пиалу с солеными фисташками и металлическую пепельницу, край которой был выщерблен. Леонид щепотью ухватил несколько орешков и принялся их лущить, нахохлившись над пивом. Интересно, будет ли его удача столь мала в недалеком будущем, чтобы позволить встретиться с Патриком еще раз, но уже без Валета, Джея и кого бы то ни было, кто смог бы вступиться за скульптора. Леонид решил, что ему следует быть немного осмотрительнее.
- Вас поддержали посетители,- заметил Шеридан, стрельнув взглядом по сторонам.- Патрика с компанией так не любят или это просто совпадение?
То, что присутствующие выступили на стороне Валета и Джея было довольно показательно, но Леонид не был уверен, что может сделать правильные выводы.

16

- Ну как-то жалко их убивать, - честно признался Валет. – Они не особо гадят. Так, по мелочи. Ну и если сам живешь, давай жить другим.
- Ага, - отозвался Джей. – Ты так говоришь, а тебе потом на голову срут.
- Ну не так чтобы сильно срут, - заулыбался Лафайет. – Но седни они чо-то совсем.
- Да, датые все трое были, - резюмировал Джей. Он придвинулся ближе, глядя на Шеридана.  – Я считаю, что с такими нельзя в демократию играть. Всех убил, значит выиграл. Крыс надо травить. Если не травить крыс, они сожрут твой хлеб.
- Ой-ой, тоже мне борец нашелся, - расхохотался Лафайет. – Кто полгода назад орал, что зря я того внешнего на мотоцикле вальнул?
- А я и сейчас скажу тебе, что зря, - уперся Джей.
- Он и его кодла сунулись в мой район и бросили вызов. Имею право делать, что хочу, - пробурчал Валет, перевел взгляд на скульптора. – Это называется плюрализм мнений.
- Но машина у него, конечно, хорошая была, - вздохнул Джей.
Валет махнул рукой:
- Что уж теперь жалеть, кому я башку прострелил, а кому еще нет. Выпадет случай и Патрику прострелю. Ваше здоровье, - приподняв кружку пива, бандит сделал жадный глоток.
- Это они не мне сочувствуют и не Джею. Это им было интересно посмотреть. Фигня как в шоу. Симпатия зрителей и все такое. Ты замечал, почему на одни понты ведутся а на другие нет? Харизма, мать ее. У лысого нет харизмы, а у меня есть, - с грохотом Валет поставил кружку на стол, заставляя посетителей обернуться.

17

- Ясно,- резюмировал Шеридан, ссыпав скорлупки в кучку.
Его удивили слова Валета о плюрализме. Скульптор не представлял себе, каким именно образом Валет поддерживает порядок в своей банде, но меньше всего он ожидал услышать о множественности мнений. Хотя, возможно, Джею позволялось больше, чем иным. Пытаться понять своеобразные взаимоотношения между местными Леонид даже не пытался: для этого необходимо было знать что такое "по понятиям" и "не по понятиям", а для пришлого эта наука была несколько сложновата. Но Шеридан и никогда не ставил перед собой подобной задачи: он приходил в "Страну Чудес" ради отдыха от условностей, ничто иное его не интересовало. Он никогда не сталкивался с воротилами из Четверки, и ни на что не претендовал: как вода огибает препятствия, так и скульптор избегал сложных и провокационных моментов. До сих пор ему это удавалось.
Шеридан скользнул взглядом по часам, висящим на стене бара- было около двадцати часов, не слишком еще поздно, но сумерки, уже, должно быть, опустились на город.  Леонид надеялся меж тем, что Лафайет из любезности согласится подбросить его обратно до борделя, когда придет время расходиться.
- Часто приходится сталкиваться вот так?- Шеридан наконец потянулся за папиросами, почувствовав, что дыхание наконец-то полностью пришло в норму. Никто здесь, как ни странно, на его ингалятор внимания не обратил, и скульптор этому факту порадовался: своего недостатка он стеснялся всю сознательную жизнь.
После драки в баре атмосфера восстановилась очень быстро: оглядевшись сейчас нельзя было подумать, что еще полчаса назад здесь сцепились между собой несколько дюжих мужчин.

18

Бандит тряхнул головой. Черные волосы упали на лицо, делая видимыми только нос, губы и острый подбородок.
- Вот сейчас ты меня спрашиваешь о частоте столкновения интересов, - Лафайет откинулся на спинку стула, смахнул пряди с лица, - а это же величина непостоянная. Часто наверное. У нас здесь на улицах это чаще чем у вас там. Хотя у вас там тоже убивают. Только убивают тихо, и жопу дерут не тем, кому следовало бы. А здесь хоть есть шанс жопу надрать правильно, - мужчина вздохнул. Благо во время драки уцелела пачка сигарет и зажигалка старая, бензиновая не потерялась. Выбив сигарету из пачки, Валет закурил.
- Ты ведь сюда за свободой ходишь. Все сюда за свободой ходят. А мы здесь за свободой живем. Ну еще и потому, что идти некуда. Тебе есть куда идти, а ходишь ты к нашим девкам, - впервые за все время Валет отвел глаза. Да и говорил он теперь в несколько другой манере. Тише, мягче, другими словами. Джей тактично уткнулся в кружку.
- Эх, - вздохнул Валет. – Позвал я тебя пива попить, а тебе скучно, да и поговорить ну не об искусстве же, - рассмеялся. – И мордобой этот некстати. Ты вот что. Ты не только в «Чудеса» приходи. Ты и к нам приходи. Знаешь, где «Дама» находится? – он торопливо объяснил дорогу относительно «Молчальников» и «Чудесляндии». Показал быстро, четко и обстоятельно. – Всегда рады будем. С остальными познакомим. Если, канеш, тебе не в ломы будет. Я тебе рад буду, - добавил зачем-то еще раз. Сигарета перекочевала из одного угла рта в другой.

19

- Везде есть свои недостатки,- сдержано заметил скульптор.- Вы пользуетесь услугами курьеров, чтобы доставать необходимые товары и вещи. Здесь не хватает благ, там- свободы,- он сделал паузу, чтобы промочить пивом горло.- Я прихожу сюда не только за... свободой. Я прихожу сюда потому, что здесь можно оставлять мои работы в целости и сохранности, а не... а не палить каждый раз,- выдавил Шеридан, разглядывая столешницу.- Рисовать я мог бы и дома. В некотором смысле я не слишком от вас отличаюсь: вы нарушаете закон здесь, в изоляции, а я- в городском благополучии. Но разве не здорово то, что я пока что могу еще пойти туда, куда захочу?- негромко закончил скульптор и поджал губы.
- Мне не скучно,- он покачал головой.- Я просто, наверное, не умею веселиться, да и драка, признаться, выбила меня немного из колеи. Не смейтесь, пожалуйста, но я не дрался с юности, когда был еще школьником,- Леонид признался открыто, ибо считал этот факт не постыдным.
Хотя в чем-то Валет был прав: Шеридан действительно не знал о чем говорить. Каких-то общих тем не находилось, а высказываться о здешней жизни Леонид не спешил, ибо не до конца понимал.
Выслушав приглашение бандита заглядывать к ним в "Даму", скульптор невольно улыбнулся: это было явное проявление симпатии со стороны Лафайета.
- Спасибо,- поблагодарил его Шеридан.- Но я, право, не знаю, буду ли там уместен...
Мужчина не возражал против новых знакомств, но рядом с местными он чувствовал себя декоративной виньеткой. Или даже вешалкой, которую впору в угол поставить, чтобы не отсвечивала.

20

- Ну да. Это и есть свобода. Когда надо палить, должно быть, не так прикольно рисовать, - кивнул Валет Пик.
– В юности у меня был друган, точнее не так, не мой друган, а друган другана. Однажды он предложил, мол, давай нарисую тебя голым. Я согласился, в этом ничего плохого нет, то есть я так считал, что ничего плохого, церковью, оно, конечно же запрещено. Но разве по-настоящему грех?.. Я до сих пор не понимаю, где грех если красиво.  Когда я спросил его, не страшно ли ему это делать, он сказал, что если все время бояться, можно перестать быть человеком. Это очень хорошие слова. Потом я ушел в армию, потом… Если бояться можно правда умереть. Не знаю что хуже, снаружи или внутри, - Лафайет глянул на Джея, тот имел вид несколько озадаченный, но, соглашаясь, быстро кивнул. Джей был калач тертый, тоже хлебнул в свое время, почем фунт лиха – знал наверняка.
- «Буду ли там уместен» - это ты не мне говори, - бандит выпустил сигаретный дым так, чтобы не попало на Шеридана. – Ну не знаю, кому ты там так говоришь, но не мне. Пойми ты, я ж от чистого сердца. Не хотел бы, да на фиг мне нужно было? Просто все, Леонид. Не парься. Паришься много, а от парилова в душе одна тоска. А тоска это грех. Вот с этим я согласен, - он снова глубоко затянулся и улыбнулся скульптору сквозь дым.
- В домино сыграем, - с каким-то наивным и искренним ожиданием проговорил Джей.