Архив игры "Бездна: Скотская кадриль"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Бездна: Скотская кадриль" » Раздвинет опиум пределы сновидений » Экспресс-трассы Павлиньего Хвоста


Экспресс-трассы Павлиньего Хвоста

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Трассы Павлиньего Хвоста приятно радовали бы любителей полихачить (если бы лихачи не штрафовались безжалостно и мгновенно - всем бы захотелось промчаться по этим пронзительным артериями), ведь в отличие от стремительных импульсов прочих трасс города они имеют два яруса для движения транспортных средств. Первый – которым разрешено пользоваться только владельцам частных средств передвижения, и тут похожие на струи сверкающей ртути частные аэромобили могут передвигаться свободно и не простаивать в утомительных пробках, ожидая, когда пронесется правительственный грузовой катер или кортеж, сопровождающий важную персону. Второй – созданный специально для того, чтобы сохранить время горожанам и гостям города, спешащим на многочисленные представления и мистерии, и использующийся только для грузовых и общественных средств передвижения. За нарушение границ передвижения компанию или аэромобилиста наказывают. Любое несоблюдение правил пользования трассой становится достоянием карательной организации быстрее, чем виновник доберется до следующего поворота. Чёрные диски патрульных экипажей снуют, как стрижи, взмывая то вверх, то камнем падая вниз, врываясь в гущу событий такими замысловатыми виражами, словно они созданы не их хрома и металла, а из гибких сосудов, и имеют возможность передвигаться, не обращая внимания на законы притяжения.
Гордость Павлиньего Хвоста – это  арочный Небесный мост, по которому на сверхзвуковых скоростях проносятся белоснежные поезда. С моста открывается красивейшая панорама Аммона, и ни один гость города не поборол искушения вознестись так высоко, где, возможно, впервые ощущал, что за ним не следит всевидящее око системы...

2

Начало игры

Лёгкий спортивный флаэр типа «эгоист», в котором все удобства рассчитаны на того, кто за рулём, а не того, что рискнёт занять пассажирское место, нёсся по трассам над Павлиньим Хвостом. На чёрных ртутно-блестящих боках горели две полосы рукотворного пламени. Допустимые скорости остались где-то очень далеко. Но служебная идентификация и зажжённый сигнал срочности давал возможность отдаться полёту и воспоминаниям двадцатилетней давности.

- Тебе стоит объясниться, - мужчина не напирает, но и не оставляет права отмолчаться.
- Я взрослая женщина и это моё решение, - продолжая глядеть в книгу, будничным тоном сообщает она. Хотя таким голосом можно останавливать армии и обращать в добровольное рабство.
-  Я понимаю… Нет, я не имею представления, о том что с тобой случилось. Но тебе самой стоит иметь хоть каплю уважения и нормально объясниться.
- Ты действительно хочешь объяснений? – девушка поднимает взгляд.
Он молчит, не желая комментировать очевидное. Пауза затягивается. Наконец, она откладывает свою книгу и начинает:
- Ты знаешь, как здесь относятся к людям искусства. Они, кто считают себя властителями,  ходят в театры, слушают музыку, вешают повсюду картины, украшают дома статуями и барельефами. Но им наплевать на тех, кто всё это создаёт…
- Тебе не хватает признания? Да, у тебя есть талант, но ещё слишком рано. Ничто не приходит быстро. Достойный творец всегда найдёт своё место, но его нужно заслужить, - он улыбается неразумному чаду.
- Будь добр, не перебивай. Это касается и тебя тоже. Неужели ты думаешь, что если носишь звание Главного Архитектора Аммона и живёшь в Паучьем Доле, то значишь для них больше, чем последний уличный портретист и Бестиария?! Всё твоё высокое искусство только слуга этого миропорядка. Кому нужны твои статуи античных богов и героев, громовержцы и потрясатели миров? Никому. И ты послушно называешь свою статую Давида «Защитником Праматери», - она полна сарказма, она распаляется от своих слов. - Какой прок от запретных знаний, которые ты вложил в мою голову, если ими я могу пользоваться только так, чтобы никто не догадался об их существовании, -  серые глаза сверкают едва ли не фанатичным металлом. - Я хочу уважать себя! Я хочу жить и творить по-настоящему.
- Ты ещё слишком юна и тщеславна, - мужчина не повышает голос. Ему это не нужно. - Деметра останется Деметрой, даже если позировала для неё твоя мать, а сотни глупцов будут искать и находить в ней черты кого-то другого. Красота всё равно изменит мир.
- Я поступила в корпус карателей, - без перехода, уже совершенно спокойно, сообщает она.
Отец молчит. Он силится понять.

Потом они ещё много говорили об этом. И ей казалось, что он так и не понял смысла. Не уловил связи. Сейчас они реже возвращались к данной теме вслух, но ничто не мешало Эжен вспоминать. Иногда эти мысли хотелось прогнать. Запить. Или просто отвлечься, подумать о чём-нибудь... нейтральном. Не о работе. Не об искусстве. Не об отце.
Флаер сбросил скорость, входя в общий поток, в традиционное течение времени.

» Бездна » Но ангелы хранят отверженных » Бар "Алатырь"

Отредактировано Эжен Данте (10-08-2009 22:55:50)

3

Но ангелы хранят отверженных » Бар "Алатырь"

Вечер событий в Бонполе.

И снова был полёт. И снова горели на чёрных боках огненные росчерки. Но теперь лёгкая капсула дисциплинировано плелась в общем потоке. Хотя, что значит «плелась»… Даже средняя скорость современных общественных трасс, при условии того, что они свободны от пробок, для водителей пошлого была в принципе недоступна. А от около космических скоростей нынешних пилотов отделяли, по всей видимости, только перегрузки. Согласитесь, выходить после каждого полета с заложенными ушами, покрасневшими глазами и сеткой лопнувших капилляров на лице, не самое приятное. Но Данте искренне надеялась, что ближайшие время головастики из научных центров найдут управу на некоторые законы физики. Хорошо бы только не пришлось жить совсем уж в невесомости…
Женщина протянула руку к сенсору, заставляя звуки музыки заглушать свист рассекаемого капсульным телом аэромобиля воздуха. Хриплоголосый, слишком наглый, слишком харизматичный для нашего времени, вокалист кричал о своих крыльях, о том, как тысячи крыльев расправятся в едином порыве, о вихре, что закружит Землю и перевернёт Мир. Это ересь. За это стоит отправить на дыбу. Эжен отмечала про себя, подпевать и постукивать кончиками пальцев по штурвалу в ритме музыки. Если бы это человек не умер лет сто назад от передозировки… кажется, от передозировки… то за ним бы пришли. Такие как она. Такие как они. Раритет. Хотя, в глобальной сети ещё можно найти подобные записи. Не слишком хорошо работают ребята из ведомств защиты информации. Определённо. Данте замолчала, ожидая финального припева… Но музыка оборвалась, уступая эфир служебному сообщению. Каратель моментально напряглась, щёлкнула клавишей, включая служебные идентификаторы, и пустила флаер в вираж, меняя направление движения и перескакивая на более свободный уровень. За такие фокусы обычно лишают прав на месте. И назначают публичное наказание. Эжен не забывала отмечать, что и как нарушает, даже когда делала это по служебной надобности, которая оправдывала в Корпорации практически всё.
Педаль газа ушла в пол. Аэромобиль стремительно набирал скорость, так что ещё не побеждённое наукой ускорение нещадно вдавило в кресло. Но оно же помогало не выпасть с места при смене траектории, на особо крутых поворотах. Свернувшее со своей полосы и несущееся навстречу, такси женщина заметила слишком поздно… Удар, отдавшийся в каждой клетке и темнота...

Распятье на стене страдальческой тюрьмы » Особняк Ло Литы

Отредактировано Эжен Данте (31-08-2009 17:05:09)


Вы здесь » Архив игры "Бездна: Скотская кадриль" » Раздвинет опиум пределы сновидений » Экспресс-трассы Павлиньего Хвоста