Архив игры "Бездна: Скотская кадриль"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Бар "Алатырь"

Сообщений 1 страница 20 из 38

1

Неприметное здание на одной из укромных улочек Бестиария, вход в бар – четыре крутых ступени вниз и аккуратное крылечко с маркизой – тоже не сразу разглядишь. И все же, кто знает, ни за что не пройдет мимо низеньких, в две ладони высотой, окошечек, которые вечерами загораются янтарно-рыжим светом. Те, кто знает, что в подвальном этаже дома из серого камня прячется небольшой бар, непременно заглянут на ночной огонек. Точно мотыльки.
Там их встретит уют прокуренной гостиной, в которой шелест бесед путается с ароматами кофе и корицы, крепкого рома и сливочного ликера. Внутри тепло и свежо, блики, кокетливо выглядывающие из-под расшитых золотом абажуров, играют на тканых обоях цвета темного гречишного меда. Маленькие столики, диванчики и кресла, обитые шелком, вмещают всех желающий скоротать вечер в приятной компании своих друзей или книг. Изящные стеллажи и резные полки украшают редкие печатные издания наряду с обернутыми бархатом и сафьяном томами популярных романов. Среди фотографий и обрамленных позолоченными багетами старых театральных афиш, на стенах развешаны подлинные гравюры и акварели известных мастеров. Но истинная ценность заведения - старинный граммофон с коллекцией пластинок, позолоченная ручка которого не знает иных прикосновений, кроме хозяйских.
Второй этаж – его личные владения. Скрипучая лестница из подсобки поднимается прямо в полутемную прихожую, из которой вглубь квартиры ведет узкий коридор. Две спальни в светлых тонах, гостиная с разнокалиберной мебелью и множеством картин, и кабинет с балконом, выходящим во внутренний двор. Внизу сад с кустами чайных роз, пара кованых скамеечек и столик, с растрескавшейся столешницей из бука. Гости редко заходят сюда, не нарушая уединения хозяев, так оберегаемое ими.

2

Сегодня он боялся уснуть. Затаив дыхание и зажмурившись, Ноах прислушивался к звукам снаружи, за пределами комнаты, чтобы не проспать мягкие шаги призраков прошлого. Каждая секунда ощущалась ноющей болью внизу живота, сжимая внутренности в тугой узел и заставляя сердце чаще колотиться. Напряжение, выраженное ожиданием, тяжело повисло в воздухе, наполненным запахами прелой древесины и сырой земли - выхолощенный дух, что преследует память после потери родственника. Часы отсчитывали каждую секунду нового дня, уже триста семьдесят одну минуту подряд расшатывая нервы.
Не выдержав угнетающего чувства, парень откинул одеяло и присел на кровати, кинув короткий взгляд в окно, а затем на часы. Почесав подбородок, он боролся с желанием не вставать и необходимостью пойти умыться и подготовить бар к посетителям.
После некоторого времени он все же спустился вниз - предстояло приготовить чай перед тем как по обычаю явится самый первый посетитель - брат. Сосредоточившись на надлежащей подготовке, незаметно для себя от мысли о третьей годовщине смерти отца он перешел к мыслям о брате. Получая от старшего заботу, парень чувствовал себя неловко, оставаясь на стороже и всякий раз выискивая подвох. Одно неловкое движение со стороны Ноаха - и в ответ жесткий взгляд с невеселым набором последствий. Возможно, он не доверял брату, опасался, поэтому мысленно просчитывал каждое свое действие, каждый свой взгляд, стараясь не выделяться и не выходить из тени. Он знал, на что способен родственник, который был больше увлечен работой (словно его личность зомбировали и украли собственные мысли и мнения), нежели семейными узами, уже доставившими столько хлопот. Тот явно не хотел повторений прошлых эпизодов. Разумеется, это не значило, что характер их общения сводился к простому утреннему чаепитию (что, кстати, вошло в некую семейную традицию) при гнетущем молчании. Совсем нет. Ноах вел себя достаточно непринужденно и общался улыбкой, взглядом, жестами. Он никогда не позволял себе коснуться брата, словно в страхе увидеть его иную сущность, другую сторону, которая отправила единственного родителя на казнь. Собственно, он никогда и никому не позволял коснуться себя, если только это не было случайным соприкосновением.

3

Начало игры.
Раннее утро. Спальня на втором этаже дома.

Крепкий, хоть и непродолжительный сон – компенсация за утомительные дневные труды. Не меньше шести часов в сутки чтобы не чувствовать себя разбитым. Пять, чтобы не выглядеть утомленным. Один час в жертву удовольствию проснуться в доме брата, в комнате с бледно-салатовыми обоями и цветочными горшками на подоконнике. Интерьер комнаты не вяжется с представлениями Саймона о холостяцком жилище в квартале богемы. Ему кажется, так брат восполняет недостаток семейного уюта в детстве.
Или никаких психологических вывертов нет и в помине, а к обстановке приложила руку женщина?
Саймон давно проснулся, но не спешит вставать. Лежа в постели, размышляет о личной жизни брата, о существовании или отсутствии которой не осведомлен. Одно из многих упущений. Представлять Ноаха мужем молоденькой актрисы или, скажем, поэтессы необычно. А в браке ведь принято рожать детей. Примеряя на себя роль дяди пары-тройки розовощеких карапузов, Саймон не может удержаться от улыбки. Из младшего брата выйдет любящий отец. Такой, какого у него никогда не было.
Заботливый и щедрый для одного, отец был тираном для другого. Сыновья выросли в точности такими, как он их воспитал. Старик не ожидал, что уничтожит его старший из них – плод трудов и строгой родительской опеки. Как бы он удивился, вырвавшись на часок из пекла, что младший сын – когда-то его безвольная игрушка – скучает по нему.
Тихо выругавшись и машинально проговаривая вслед за тем молитву, Саймон отправляется в душ. Не те мысли приходят в голову утром. Только о чем думать в знаменательный день третьей годовщины безвременной гибели родителя? Он с раздражением выкручивает ручку смесителя до упора, как будто в ней причина его дурного настроения. Рожок душа вздрагивает и выплевывает на голову инквизитора поток ледяной воды.
Тугие струи хлестко лупят по плечам и спине. Стиснув зубы, Саймон ждет, когда тело закоченеет до колющей боли в мышцах. Ступни начинает сводить от холода. Он постепенно прибавляет горячую воду, чувствуя, как отогревается продрогшее тело. Вместе с ознобом уходят тяжелые мысли.
На вешалке рядом с душем предусмотрительно повешено полотенце. Пушистое снежно-белое с вышитым в углу неразборчивым вензелем. Несерьезное. Такие должны быть в домах, где живут счастливые семьи.
Оставшегося в запасе времени хватает ровно на легкий завтрак. Саймон спешит одеться и спуститься в пустое в честь раннего часа кафе.

Отредактировано Саймон Шраад (13-08-2009 19:55:57)

4

» Квартира Моргана Тэйлора

Этот бар не соответствовал ни положению ни состоянию тюремного ученого, но отчего то Тэйлор предпочитал заезжать именно сюда. Может из-за того, что здесь постоянно было немноголюдно, может из-за атмосферы недоступного ему уюта, который он не смог создать даже в собственной квартире. Как бы то ни было, Аск был частым завсегдатаем бара «Алатырь», и отлично знал, во сколько тот открывается, а потому его не смутила вывеска «Закрыто» на двери заведения. Уверенно поднявшись по ступеньками, Тэйлор повернул дверную ручку, и перешагнув через порог, оказался внутри.
- Опаздываешь с открытием, малютка Ноах, - вместо приветствия произнес Аск, обращаясь к бармену, - кофе, как обычно.
Он оглянулся на табличку, еще возвещающую о том, что заведение не работает, прикоснулся к ней, собираясь перевернуть, но передумав, убрал руку. Ученый умел находить прелесть в одиночестве, а потому несколько минут покоя, пока он выпьет свой кофе, не помешают. В конце концов, Ноах сам в состоянии позаботиться о своих табличках в своем баре.
Тэйлор подошел к барной стойке и после недолгого ожидания забрал свою чашку. Местный бармен был на удивление расторопен. А еще у него была одна особенность, которая нравилась Аску более прочих – Ноах был нем как рыба. Моргану было совершенно безразличны истоки и причины этого явления, он умел ценить самое важное в нем – заказать свою привычную чашку кофе, не выслушивая параллельно бесполезный треп и льстивые приветствия, а то и того хуже – хамство не выспавшегося хмыря, которому все поголовно что-то должны.
Бросив деньги на барную стойку, Аск забрал чашку и отошел к одному из столиков в глубине зала. Кофе, немного свежей прессы из сети и пара звонков, что бы начать наконец свой рабочий день.

5

» Бездна » Раздвинет опиум пределы сновидений » Экспресс-трассы Павлиньего Хвоста

Покружив бесцельно над кварталом, Данте оставила свой лёгкий аэромобиль недалеко от знаменитой арки Бестиария. Ей давно не приходилось здесь бывать просто так, без «долга» или «миссии». А когда-то все улочки были исхожены Эжен с этюдником под мышкой. В такой же ясный день она рисовала цветник у пышного фонтана, со скульптурной композицией, изображающей женщину, легко, без усилий, рвущую пасть льву. «Победившая Зверя», кажется, так звалась эта композиция. На самом деле древний символ Таро. Аркан Сила. Когда девушка рассказала об этой находке одному из друзей, тот долго и истово доказывал, что это изображении Праматери Дайны, которой не было равных в дрессировке. Был весёлый и жаркий спор. Отец, услышав его, спокойно заверил, что оба правы, автор изваяния удачно объединил символику и реальность. Луис Данте всегда умел спокойно и обстоятельно объяснять. А тогда Эжен ещё хватало этих объяснений. Видение из той, первой её жизни. Да, женщина привыкла делить не на «до» и «после», а на первую свою жизнь и вторую. И иногда в мыслях шутила сама с собой, что осталось их ещё семь…
Сквер с «Победившей» на этот раз госпожа Данте не нашла. В общем, просто не задавалась такой целью. Глава одного из отрядов тех, кто вызывал ужас, восхищение, благоговение и отвращение, как не парадоксально, просто гуляла. На женщине не было маски, но принадлежность к определённому кругу выдавало ритуальное и вполне себе прозаичное оружие, наличие которого Эжен даже не пыталась скрыть. Дважды к ней подходили стражи порядка – интересовались документами. Оба раза сцены заканчивалась округлившимися от усердия (или страха) глазами дежурных и сдержанной похвалой за проявленную бдительность со стороны Данте. И в обоих случаях её улыбке явно не поверили. Если бы ситуация повторилась ещё раз, так мило бы это уже не закончилось. Но Господь и Нечистый на этот раз между собой как-то договорились, и испытывать терпение госпожи карателя больше не стали. Сама Эжен свернула с проспекта на улочку потише в поисках, дабы самой не искушать судьбу.
Эту улицу женщина прекрасно помнила, но вот притаившееся на нижнем этаже одного из домов заведение видела как будто впервые. Конечно, в юности она не часто бывала в барах и редко запоминала местоположение неинтересных ей заведений. Была привычка ориентироваться по архитектурным изыскам, а не тому, что они в себе заключают. Сейчас… бары и клубы интересовали её больше. По долгу службы. Во время очередного рейда. Глаз был намётан примечать тихие закоулки, где можно собраться, выпить пинту-другую пива и под это дело помянуть «тихим незлым словом» Праматерь и Инквизицию. Эжен невесело усмехнулась и толкнула дверь бара. Во всяком случае, если ей откажутся принести чашку кофе, ссылаясь на то, что заведение ещё закрыто, можно будет «воспользоваться служебным положением». Тела людей… Души людей… Это конечно прекрасно. Но надо уметь радоваться малому. Хорошему латте, например.
Данте прошла в маленький уютный зал и свободно присела на один из высоких стульев у бара. При этом полы плаща разошлись, демонстрируя притороченный к поясу хлыст. Эта женщина с красными волосами был лишена ложной скромности и носила положенные регалии с достоинством, не акцентируясь на них в повседневной жизни. Торопить бармена как-то иначе она пока не собиралась.
Эжен и не подумала снять очки, бегло оценивая присутствующих сквозь стёкла. Кажется, красный цвет линз и полумрак бара её нисколько не смущал.

Отредактировано Эжен Данте (11-08-2009 18:41:37)

6

Спускаясь вниз по винтовой лестнице, Ноах ощущал странную тревогу где-то глубоко внутри, между сердцем и печенью (не углубляясь в детали анатомии и будучи малограмотным, он предположил, что неясное томление зародилось именно там) - первый орган сжимала память, а второй преследовала боль от излишек выпитого накануне. Остановившись на середине, он прижал руку ко рту и тяжело выдохнул, чувствуя, сильную пульсацию в висках. Спустя некоторое время парень продолжил свой недолгий путь, переводя мысли от боли к другим насущным проблемам - стоило ли открывать бар и давать временный приют гостям, настроившимся на отдых, или же следовало взять выходной в честь события. Событие. Было ли оно настолько значимым, чтобы помнить случившееся три года назад? В этот день Ноах был особенно неуклюж и рассеян, виной всему занимавшие голову мысли. Перебираемые варианты - что было бы, если...?
Достигнув конца лестницы, парень ступил во мрак подсобного помещения, прежде чем пройти дальше, в бар. Работа требовала сосредоточиться и отнимала всякое время на лишние раздумья, поэтому зайдя в небольшое помещение кухни, мимо барной стойки, он решительно принялся к готовке завтрака. Включив плиту, он налил немного растительного масла на сковороду и вбил туда пару яиц, тут же добавив необходимые специи и соль. Дожидаясь, пока плита нагреется, он сделал пару сладких (с медом) и пару обычных тостов, после чего пожарил яичницу и аккуратно переложил на тарелку, украсив блюдо зеленью. Выйдя с тарелками из кухни, он расположил их на барной стойке и занялся приготовлением кофе. Пользоваться туркой не было никакого желания, поэтому Ноах подошел к автоматической "кофемашине" с женским именем Jullia и, заправив ее, включил.
После чего уселся на высокий стул и, взяв бокал, плеснул двойную порцию виски, впрочем, не забыв кинуть несколько кубиков льда. Облокотившись на столешницу, он пригубил напиток и прикрыл глаза, наслаждаясь тишиной. Собственно, именно в таком положении его и застал Морган. Звон дверного колокольчика мягко предупредил о появлении посетителя, чем немало удивил. Сегодня утром, Ноах не успел открыть входную дверь, соответственно напрашивались ясные выводы, что, увлекшись ночью спиртными напитками, он мог позабыть запереть на ночь бар. Случайные мысли заставили неприятно поежиться.
Неловко улыбнувшись гостю, парень поставил перед ним небольшую чашку с кофе, положив на блюдечко пару кусочков сахара. И только после того, как увидел мужскую спину, вспомнил, что этажом выше находится брат, а присутствие нежданного и неожиданного клиента, могло повлечь за собой массу неприятностей. Кинул взволнованный взгляд в сторону подсобного помещения, через которое должен был выйти родственник, и едва не подпрыгнул, когда входная дверь вновь открылась, сопровождаясь нежной мелодией колокольчиков. Раздраженно выдохнув и повернувшись в сторону еще одного посетителя, не умеющего читать, Ноах осекся и застыл, увидев, кого принесло в этот нелегкий на подъем час.
Какую шутку еще могла сыграть случайность в этот день? Прямо перед хозяином бара возникло видение из прошлого, белое, тонкое, почти призрачное. Тряхнув головой, он продолжал всматриваться в женщину, что уселась на высокий стул у бара. Чтобы не встретиться с ней взглядом и не дать прочесть ненависть, зародившуюся в глубине янтарных глаз, Ноах отвернулся за папкой меню. Взяв себя в руки, он положил ее перед карателем и усилием воли улыбнулся. Скупой улыбкой, нервно дергавшей уголок губ.

Отредактировано Ноах Шраад (12-08-2009 19:11:53)

7

Мягкий щелчок замка и мелодичное звяканье колокольчика застает Саймона на последней ступени лестницы. В подсобке мрачно, лампочка погасла вчера вечером и ее просто не успели заменить. Две светлые полоски – солнечно-желтая из полуоткрытой двери ведущей в зал, и стерильно-белая из-за кухонной двери – пересекаются на полу, расчерчивая темный пятачок прихожей на четыре прямоугольника. На кухне течет кран, капли ударяют в жестяное дно раковины, работает радио. А вот из зала доносится мужской голос. И если звон колокольчика мог померещиться, то голос Саймон разобрал отчетливо. Кто может говорить в баре, где только немой хозяин? Верно, первый ранний посетитель.
По негласной договоренности, Ноах открывает "Алатырь" немного позднее, когда брат гостит у него. Незначительная уступка, учитывая местный ритм жизни. Люди творческие редко просыпаются с рассветом, предпочитая начинать утро после полудня. Основной наплыв посетителей приходится на вечерние часы, и порой последние из них покидают заведение только за пару часов до открытия. Бар можно считать круглосуточным. Исключение составляют нечастые дни семейных встреч. Кой черт дернул Ноаха открыть сегодня раньше?
Саймон покорно бормочет короткую молитву – муштра в семинарии не прошла даром. Наставникам не удалось отучить его сквернословить, но привычка покаяния за вырвавшееся бранное слово выработалась. Он не замечает ее, как маску и нательный крест.
Маска и кнут лежат в машине. Без этих атрибутов инквизиторской власти, без черного плаща и перчаток он может сойти за рядового гражданина. Есть риск, что посетитель примет его за любовника Ноаха, но это пусть. Нравы третьего округа отличаются некоторой свободой по сравнению с дисциплиной первого и второго. Здесь жители привычны смотреть сквозь пальцы на мелкие грешки соседей. Принцип "относись к другим, как хочешь, чтобы они отнеслись к тебе" вполне работает в мире изящных искусств и бурных страстей.
Входная дверь хлопает повторно. Облокотившись на шаткие перила, Саймон смотрит в узкий проем и удивленно присвистывает. Через зал, сверкая медицинской белизной костюма, идет госпожа карательница. И так же, как не вписывается нарочитая чистота ее наряда в дышащий янтарным теплом интерьер, также подходят к нему алый отсвет круглых стекол, прячущих глаза женщины, и ядовито-рыжий "ежик" жестких волос.  Не знать, что эта экстравагантная барышня виртуозно владеет кнутом, ни за что не поверишь. И все же это так: госпожа Данте ревностная поборница порядка и смертельно опасный боец.
Она узнает его в маске, впрочем как и без нее. Саймон тоже знает в лицо грозную карательницу. По долгу службы, разумеется. И оба они, пожалуй, удивятся, столкнувшись ранним утром в этом милом заведении. Не та встреча, которую можно назвать радостной. Тем приятнее будет ее избежать. Наглухо застегнув верхние пуговицы плаща, Саймон выходит через заднюю дверь, по краю минует розовые клумбы и оказывается на затертой между глухими стенами двух домов маленькой стоянке.

Отредактировано Саймон Шраад (11-08-2009 22:48:42)

8

Дверной колокольчик вновь дрогнул, возвестив о нарушенном уединении. Молчаливый бармен был не в счет, а вот делить этот очаровательно тихий бар еще с кем-то совершенно не хотелось. Дай бог, что бы очередной посетитель тихо молча выпил свое пойло и покинул заведение ко всем чертям.
Морган отвлекся от экрана коммуникатора, что бы сделать очередной глоток кофе, и поднял взгляд на белую спину, восседающую у барной стойки. Каратель. Что ж, дело принимало несколько иной оборот. В присутствии некоторых из них казалось, что и думать следовало потише и поаккуратнее, кто знает, какие тайны способны выдать наши лица в тот момент, когда мы в полной уверенности, что маска деланного равнодушия защищает нас.
Аск вновь вернулся к чтению новостей, но уже после второй строки взгляд его непроизвольно взметнулся вверх, по изгибу белой спины к красному «ежику» прическе. Этого карателя Тэйлор не видел никогда ранее, хотя часто бывал здесь. А может быть она здесь впервые? По своим карательным делам? Кто знает … В любом случае, пялиться на ее спину не лучшее из того, чем он мог бы сейчас заняться.
Очередной глоток кофе, перелистнуть страницу, и вновь упереться взглядом в красный затылок. «Бывают женщины-магниты, они притягивают взгляд …». Морган усмехнулся самому себе. Еще несколько попыток отвлечься для чистоты эксперимента, и вот уже взгляд ученого с чистой совестью буравит спину карателя. А почему бы и нет? Маска не одета на лицо, а значит она не при исполнении, а значит … Да в сущности ничего, кроме следующего вопроса – через сколько времени госпожа каратель почувствует тяжелый пристальный взгляд? И что последует дальше?
Возможно, что ничего, и тогда, глубоко вздохнув, можно будет допить свой кофе, забыть новости и сделать несколько деловых звонков. А пока … Морган криво усмехнулся, и приложил палец к губам, словно советуя помолчать и без того вечно молчащему бармену, очевидно заметившему его игру в «гляделки» с затылком карателя.

9

Про сидящего за одним из столов господина, женщина отметила только то, что он явно не являясь инквизитором, тем не менее, предпочитал чёрное. Либо очередной неформал, каких в Бестиарии полно, либо служащий какого-то «хитрого» заведения. В любом случае цепляться к таким мелочам не было никакого желания. Тем более неброско - Эжен подумала «невзрачно» - одетый бармен не заставил себя долго ждать. Подобный костюм был по мнению женщины больше уместен в Четвёртом Округе, нежели в квартале Муз. Данте с досадой подметила, что в её время богемная молодежь самовыражалась интереснее… и тут же осеклась. От подобных мыслей как-то ощутимо веяло старостью. А ведь парнишка был даже симпатичным. Только вот вымученная улыбка с которой он передал женщине меню – не лучшая приправа. Но что ещё требовать от человека, вежливого, но явно не ожидающего ничего хорошего от визита карателя в своё заведение с утра по раньше. Эжен оценила сделанное усилие, ответив формальным благодарным кивком, и открыла затянутую в кожу папку. Взгляд рассеянно заскользил по строкам меню. В принципе, Данте знала, чего хочет. Но всегда было интересно оценить все возможности. Вдруг в этом маленьком янтарном зале подают что-то неожиданное? Например, приснопамятный коктейль «Смерть Инквизитора». Из-за такой малости когда-то было целое разбирательство. Владельцу питейного заведение пришлось тогда пережить пару не самых приятных в своей жизни часов, в попытках объяснить, что же он этим имел в виду. На взгляд Эжен оно того не стоило…
Ощущение постороннего внимания заставило оторваться от околопрофессиональных воспоминаний. Бармен был в поле зрения, значит мужчина в чёрном. Карателю было не привыкать к чужим взглядам, но такой пристальный интерес стоило отметить.
Женщина развернулась на стуле, опершись локтём на стойку и закинув ногу на ногу. За очками взгляда не было видно, и призрачная улыбка однозначной интерпретации не поддавалась:
- Хотите что-то посоветовать? – то ли с насмешкой, то ли всерьёз.
Совет женщине или совет карателю? В этом была опасная разница.

10

К счастью ли, к печали ли, но Саймон так и не появился, немного напрягая своим отсутствием. Семейные завтраки рано утром являлись своего рода традицией за последних несколько лет, поэтому сейчас Ноах ощущал некий дискомфорт. Почти так же смущало присутствие карателя в баре - какой черт ее дернул совершить рейд к его заведению? Тем более в такой час, когда большинство питейных заведений еще спят. Пока необычная посетительница изучала меню, парень поднял глаза и с удивлением отметил заинтересованный взгляд Моргана, предназначавшийся затылку женщины. Кротко улыбнувшись, бармен утвердительно кивнул на жест промолчать - словно без этого он собрался громко распевать песни прекрасной даме, дабы завоевать ее очерствевшее сердце и отсутствие души. Мысленно фыркнув, он отвернулся и отошел от мучавшейся выбором клиентки, чтобы не прерывать мирную беседу двоих нежданных с утра пораньше незнакомцев.
Взглянув на оставленный и уже остывший завтрак, парень вздохнул и отнес тарелки на кухню. Вернувшись, он встал у стойки и опустил взгляд в наполненный недавно бокал, где лед успел уже исчезнуть на дне напитка. Мысли вновь вернулись к даме, сидящей неподалеку - Ноах пытался определить то чувство, которое испытывал к карательнице. Вряд ли это была ненависть, но что-то жгло изнутри, сводя настроение к нулю. Если хорошенько подумать, то он должен был ощущать хоть какую-то кроху благодарности, ведь уведя отца, она избавила семейство от монстра. Невесело улыбнувшись, парень рассеяно провел рукой по волосам и искоса глянул в сторону посетителей, все еще ожидая заказов. Почему этот день должен стать очередным скучным, будничным и рабочим?

11

Каратель обернулась, обратив к нему свой вопрос. Морган едва сдержал улыбку, щекочущую уголки губ, и мысленно остановил секундомер. Бармен ни чем не выдал интереса ученого, и все же женщина почувствовала взгляд. Тэйлор так и не смог осознать для себя механику не тактильных контактов. Ему надо было все потрогать, подержать в руках, сломать, наконец. Так и сейчас – одного взгляда, брошенного через пол зала, было недостаточно, что бы понять, что его зацепило все же в этом огненном затылке. Да и громко переговариваться даже через пустой зал желания не возникало.
Аск допил остывший кофе последним глотком, и не торопясь поднялся, приближаясь к барной стойке и закуривая на ходу. Присел на соседний с карателем стул, выпустив струйку дыма в сторону в пол, и вновь поднял глаза, разглядывая свое отражение в красных стеклах.
- Разве вы бы приняли во внимание мой совет? – вежливая улыбка и оттенок удивления в глазах, - даже если предположить, что он у меня был.
Не глядя в сторону бармена, Морган сделал ему неопределенный жест рукой, означающий не то «спасибо, больше ничего не надо», не то «шел бы ты отсюда, пока не услышал чего лишнего и не попал под раздачу». Не то, что бы Тэйлор беспокоился за Ноаха, нет, ученый быстро привыкал к удобным вещам, а безмолвный бармен, почти каждое утро наливавший Моргану кофе был удобен своей ненавязчивостью, поэтому наверняка будет лучше, если парень не станет подслушивать разговор, что бы ни было сейчас произнесено в слух.
- Могу ли я потревожить своим присутствием ваше общество? Или вы предпочитаете пить кофе в одиночестве? – отточено-вежливая улыбка в приложение к стандартной фразе, заготовленной для начала знакомство с женщиной. И, как правило, женщиной, не обязываемой правилами носить маску.

12

Одни люди боятся карателей, другие ненавидят, трети ненавидят и бояться, четвертые боятся и благоговеют, пятые… Впрочем, не важно. Реакции бывали многообразны. То, что Эжен ощущала от посетителя бара, вернее всего определялось как «любопытство», но не суетливое и непосредственное детское или болезненное обывательское, а что-то сродни научному интересу. Сдержанно и снисходительно. Но демонстративная неспешность во всех действиях мужчины скорее импонировала. Сегодня Данте готова была подождать. Чуть-чуть. По мере того, как растягивалось время ожидания ответа, улыбка красноволосой госпожи становилась очевиднее. Что отнюдь не означало её однозначности. И вообще женщина улыбалась довольно своеобразно: не показывая ряда жемчужно-белых зубов, но так, что было заметно клыки. То ли биологическая особенность, то ли искусственно выработанная привычка, то ли пару визитов к стоматологу.
Тем временем мужчина неспешно преодолел зал и опустился на соседний стул.
- Это гипотетика. Из разряда «если». Если бы Вы дали мне совет, я бы могла решить, следовать ему или нет, - даже эта странная улыбка померкла.
Женщина повернула голову в сторону молчаливого бармена, так что Моргану было видно, как тёмные ресницы задевают стёкла красных очков.
– Будьте добры, латте, - она помедлила, словно собиралась что-то присовокупить к заказу. – Пока это всё.
Каратель проводила боковым зрениям струи табачного дыма. Угол рта дрогнул в улыбке и она снова повернула лицо к собеседнику:
- Полагаю, что в Ваших силах не только это. Вам лучше знать. А я… я предпочитаю пить кофе, - тут прозвучала довольно жирная точка. – Если к этому здесь прилагается что-то ещё, то почему нет?

Отредактировано Эжен Данте (12-08-2009 23:06:23)

13

Он оценил улыбку, обнажающую клыки. Он оценил голос и тон. Он оценил поворот головы и чуть наклоненную линию подбородка. Он оценил изгиб ресниц и едва заметный край радужки под ними. Он оценил заказ и произнесенный ответ следом. Одним из недостатков его профессии был годами выработанный за окуляром микроскопа изучающий взгляд, который не так то просто было скрыть. Он скользил по поверхности изучаемого объекта, подмечая малейшие детали, делая выводы, заставляя мозг предполагать, какая начинка скрывается под видимым слоем.
Он придвинул ближе к себе пепельницу и стряхнул пепел с сигареты, снова выдохнув дым в сторону.
- К кофе здесь обычно прилагаются забавные салфетки, - зажатой в пальцах сигаретой, Аск указал на поставленный на барную стойку заказ, - они довольно качественные, но если не удовлетворяют ваш эстетический вкус их легко смять, порвать или выбросить. Иногда жаль, что не со всеми приложениями можно так поступить. Не правда ли?
Риторический вопрос, несколько слов, что бы поддержать беседу. Морган неожиданно поймал себя на мысли, что все разговоры его в последнее время носили настолько деловой характер, что едва появилась возможность «просто поболтать», как слова отказывались выстраиваться в связные предложения, несущие какой-либо смысл.
Аск действительно не знал, для чего завел весь этот разговор, и тем не менее продолжал упрямо сидеть рядом с карателем, скользя взглядом по линиям ее лица, неся малосвязную чушь, и не желая уходить в ближайшее время.
- Полагаю, вы впервые в этом заведении. Могу поинтересоваться, что вас сюда привело? Любуетесь красотами этой части города или ожидаете часа назначенной встречи?

14

Некоторые заведения агитируют ненавязчивым сервисом, другие – внимательной и компетентной обслугой. На деле оба этих заявления либо означают одно и тоже, то есть, одинаково качественный сервис, либо скрывают недостатки. Но, как и в случае с классификацией реакций на появление в поле зрения карателя, варианты этим не исчерпывались. Про «Алатырь» Эжен ничего не знала. В это заведение ей просто захотелось зайти. Из любопытства, от  скуки, из желания выпить чашку кофе. А главное, отвлечься. Вот это последнее ей наконец удалось. Её мир на какое-то время замкнулся в рамках этого уютного бара, бармена и человека напротив. Были, конечно, какие-то абстрактные не относящиеся к текущем моменту мысли, воспоминания… Но не думать вообще, если и такое возможно, не для дочери Луиса Данте. Интеллигентность, рефлексия. Всё это жевание соплей и оплакивание убежавшего вчера молока. Взращенное с детства не изжить и за двадцать лет. Иначе бы она не была творением своего отца.
А голубые глаза смотрели цепко. Мужчина был высок, плечист и говорил о ничего незначащей для них обоих ерунде. Как женщине, ей было это приятно. Но возникал традиционный в таких случаях вопрос: женщину или её белые одежды видит собеседник? Вот бармен, кажется, зациклился на одеждах.
- Если этой салфеткой можно вытереть пролитый чай, то она меня вполне устраивает, - каратель проявила практичность. Вообще, служба способствует рациональности суждений. Как минимум внешней.
- Да, я в этом баре впервые. И, Вы удивитесь… - она понизила голос, как будто собиралась сообщить мужчине как минимум о раскрытии антиправительственного заговора, вот прямо здесь и сейчас. Это не похоже было на интимный шёпот, скорее на заговорщический. - …проходила мимо и мне захотелось выпить кофе, – очень просто, очень поземному.
Признание вроде того, что «у Инквизиторов под сутаной не ангельская стерильность, а вполне себе мужское достоинство». Уж каратель об этом знала не понаслышке… по долгу службы.

Отредактировано Эжен Данте (13-08-2009 00:41:52)

15

Морган кивнул, по достоинству оценив практичность. Понятие о пользе у него всегда было первостепенным, все вокруг рассматривалось только в качестве применения, либо игнорировалось, когда применение было не возможным. Хотя были исключения. Вот как сейчас например. Тэйлор упорно флиртовал с женщиной, хотя с трудом мог вспомнить свои последние отношения с противоположным полом. Кажется это было еще до того, как к нему переехал младший брат…
Аск не перебивал карателя, когда она заговорила, и когда понизила голос, он затушил сигарету в пепельнице, и чуть склонил голову, приближаясь к женщине, что бы лучше расслышать ее «тайну». Легкий аромат духов с примесью естественного запаха кожи. Забавно, но одна и та же марка на каждом человеке пахла по-разному. Особенность человеческого организма – химия человека строго индивидуальна и неповторима. Ученый внутренне усмехнулся своей способности облечь простые вещи обертку научных толкований. Однако духи карателя приятно щекотали нос, и уже сократив дистанцию на несколько сантиметров, Аск не стал отстраняться, опершись локтем на барную стойку.
Каратель и впрямь выдала страшную тайну. Считает ли она сама себя чем-то большим, нежели орудие правосудия? Гложет ли ее это, или она не придает сему факту значения? Порой, когда неудачи складывались в цепь, разбивая четко выверенные и красиво вычерченные планы, Морган ощущал себя несовершенным приложением к микроскопу и ничего не мог с этим поделать. Испытывает ли женщина, сидящая радом, нечто подобное?
- Невероятное событие, - в тон карателю произнес Морган, - просто не укладывается в голове.
Он улыбнулся, давая понять, что понял шутку.
- Я бываю здесь постоянно, - признание за признание, обмен любезностями, - этот молчаливый паренек варит не плохой кофе. Хотя скажу вам откровенно, порой не болтливый бармен такое же приятное приложение к чашке кофе, как мягкая салфетка. Вам никогда не доводилось изливать душу представителям этой профессии?

16

Заказ оказался на стойке удивительно быстро. Латте из «чудо-машинки» никогда не бывал слишком горячим. Обжигающий кофе варят на огне или разводят гранулированное подобие крутым кипятком. Но женщина, как будто ждала, что он остынет, невесомо поглаживая ручку чашки. Хотелось освободить кисть от плена ткани и прикоснуться к тёплой керамике кончиками пальцев… При каждом движении на запястье между перчаткой и рукавом облегающего костюма открывалась полоска незащищённой кожи. Иногда можно было даже разглядеть синеву жилки. Той самой, что неудачливые самоубийцы режут поперёк. Примерно в этом самом месте. Эжен повела плечом и, оставив чашку в покое, сняла очки, а за тем привычным, совершенно автоматическим движением положила их во внутренний карман.
- Обычно изливают душу мне. Правда, в иных обстоятельствах.
Она даже не шутила. Настолько, что можно было подумать, что сейчас каратель вспоминает чьи-то переломанные тисками пальцы или неряшливо освежёванную кнутом спину. Но Эжен всего лишь констатировала факт. Она не любила пьяных разговоров с барменами. И знала, что объективно они опасны как для тех, кто говорит, так и для того, что рискует слушать. Доносчики, осведомители, провокаторы. Это было такой же реальностью Аммона, как праздник Девяти Нияд и пробки на трассах Второго Округа. Хотя, представить себе лицо бармена, которому каратель или палач изливает душу, было бы забавно. Но если тебе не нужна вербовка, это совершенно лишнее.
Женщина сделал несколько глотков. Латте был ещё не совсем остывший, поэтому она вполне смогла оценить его вкус. Делала это Эжен так же неспешно, как прежде случайный собеседник допивал свой кофе. Она не забыла. Отставив чашку, каратель, наконец, обратила на мужчину взгляд, не скрытый больше красным стеклом. Тёмные, в этом освещение практически чёрные, только лишь с золотистыми искрами глаза.
- Я чувствую некоторую несправедливость. Вы знаете кто перед вами, а мне остаётся запомнить, лишь то, что передо мной завсегдатай этого бара.

Отредактировано Эжен Данте (13-08-2009 01:15:52)

17

Морган не смог сдержать усмешки, он вполне представлял себе обстоятельства, при которых теперешней его собеседнице приходиться выслушивать откровения других. Мысль о том, что он может однажды оказаться на их месте, холодила позвоночник неведомым чувством страха. Аск практически ничего не боялся, разве что опасался за брата, но при этом слишком хорошо знал свои грехи, и отлично осознавал все тяжесть расплаты за них, когда те наконец всплывут на поверхность. Если всплывут.
Тэйлор потер большим пальцем висок, отгоняя не нужные сейчас мысли, и скользнул взглядом по рукам карателя, что бы в следующий момент взглянуть в ее глаза, не защищенные больше стеклами очков. Почему-то на секунду этот жест показался столь же откровенным, как расстегнутая пуговица на воротнике или снятая с руки перчатка. В мире, застегнутом наглухо, порой было нужно так мало, что бы разбудить фантазию. Без тени смущения, Морган рассматривал глаза карателя своим пристально изучающим взглядом, ловя золотые искорки в их темноте.
- Прошу прощения, что не представился сразу, но мне и в голову не пришло, что вас может заинтересовать случайное знакомство, - произнося это Аск ни в коей мере не кривил душой, как правило ему было безразлично имя человека, с которым было суждено пересечься всего на несколько минут, а потому сейчас он машинально перенес это свое свойство на женщину, по умолчанию предполагая, что той мало интересно, что за собеседник нарушил ее покой. Сам же Тэйлор, еще сидя за столиком, продумал варианты поиска информации. Не смотря на то, что они выделялись из общей толпы граждан, каратели все же по-своему были однообразной прослойкой общества. Гордые, надменные. И одинаковые. Порой, Аск ловил себя на мысли, что давно пора бы узнать, где находиться та фабрика, где запустили их серийное производство. Нынешняя же собеседница выделялась из обще сложившегося настолько, что у Тэйлора не закралось и тени сомнений, что ему удастся идентифицировать ее через «своих» людей.
- Я всего лишь ученый в Сфере, - представился Аск, так и не называя собственного имени, - подопытные мышки, знаете ли, пробирки с химикатами … современная магия, если можно так выразиться.

18

Стоянка не огорожена, здесь нет камер видео наблюдения и сигнализации, но в этих мерах предосторожности нет необходимости: машина сама о себе позаботится. Вместо замка – сенсорная панель под ручкой, настроенная на прикосновение хозяйской ладони. Попытка чужого проникнуть в автомобиль закончится тем, что бортовой компьютер заблокирует двери и работу мотора. Вернуть к жизни законсервированную машину сможет только хозяин. Или придется менять всю электронику, перенастраивая систему безопасности под нового владельца. Слишком дорогое удовольствие для возможных похитителей.
Подушечки пальцев касаются шероховатой и едва заметно прогретой пластины. Машина приветливо мигает фарами и с тихим шипением отворяет дверцу со стороны водителя. Саймон достает из кармана перчатки, натягивает, несколько раз сжимает и разжимает кулаки, чтобы эластичная ткань плотнее облегала руку. Вторая кожа, гладкая и черная. Холодная, как змеиная шкура.
Оставленная на переднем сидении маска пялится на него пустыми прорезями глазниц. Ему иногда кажется, что она, заменив ему лицо, обрела собственную мимику. Стала почти живой. Верхний край маски немного истерся, но у него рука не поднимается заменить ее. Можно привязаться к детали костюма? Нет. А он умудрился.
Последним свое место занимает кнут. Скрученный кольцом, он надежно фиксируется к поясу. Саймон проверяет, удобно ли расположена рукоять, достаточно ли легко срабатывают крепления, стоит потянуть его из пазов. Закончив привычный ритуал, он садится в машину. В салоне прохладно, еле уловимо пахнет кожей и освежителем воздуха. Нейтральный аромат, не похожий ни на один из существующих в природе. Ненатуральный. Как кожа сидений. Искусственный заменитель немаркий, а главное, лишен той напускной роскоши, которая ни к чему инквизитору.
У него есть еще минут сорок, можно не торопясь проехать по главным улицам едва пробудившегося ото сна города. Вместо этого Саймон достает из бардачка истощившуюся пачку сигарет, закуривает. Табак частью высыпался. Бумага сухо трещит, сгорая. Включенный на полную мощность, кондиционер разгоняет дым. Еще пара долгих затяжек, и окурок бесславно гибнет в пепельнице.
На поворот ключа зажигания мотор отзывается сытым урчанием.  Автомобиль трогается с места плавно. Дороги здесь без выбоин и неровностей, гладкие, как широкие шелковые полотнища, превращают долгий путь в приятную прогулку. Которая была бы значительно приятней, если бы не гадкий осадок на душе.
Утро оставило мутное чувство недовольства, от которого не удается избавиться. И тревогу. Что понадобилось карательнице в баре Ноаха? Чашечка лучшего в округе кофе, конечно. Переформулируем вопрос: что понадобилось в баре Ноаха карательнице, руководившей арестом его отца, в день годовщины его казни?.. Дурацкое совпадение, конечно. И прогрессирующая паранойя у господина инквизитора.
Кривая ухмылка, некрасиво изогнувшая губы мужчины, отражается в зеркале заднего вида. Саймон выводит автомобиль со стоянки, выворачивает на шоссе. Отсюда до резиденции Праматери около получаса быстрой езды. В такой ранний час дороги свободны, основная часть населения – служащие, рабочие, клерки – несутся на работу в набитых вагонах общественного транспорта. Хорошая возможность насладиться ровной трассой и видами, пестрой мозаикой проносящимися за окнами автомобиля. Может быть, он сэкономит несколько минут на утренний кофе, раз уж позавтракать не пришлось.
Внезапный визит госпожи Данте и нехорошее чувство неисполненного долга бередят душу. Саймону стоило остаться в баре, но в тот момент и в голову не пришло, что Ноах может узнать красноволосую карательницу. Брат не совсем уравновешен, но ему хватит ума не устраивать истерику при виде нее. Поводов для волнений нет, и если день сложится удачно, к вечеру утренний инцидент забудется. Или станет причиной раздражения, если день не заладится. В любом случае, вечером он навестит брата, хоть бы из уважения к памяти отца. Или чтобы заткнуть так некстати пробудившуюся совесть.

>> Резиденция Правительницы

Отредактировано Саймон Шраад (16-08-2009 18:37:17)

19

Большинство людей почему-то считали, что первому отвести взгляд – слабость. Уступка, признание за другим зверем право на какую-то территорию… Эжен ещё раз по достоинству оценила по-волчьи светлые глаза собеседника и спокойно опустила взгляд к чашке, прикидывая, стоит ли допивать остывший кофе или оставить как есть. Своё ненавязчивое удовольствие от напитка и беседы она в целом уже получила. В уголках рта снова поселилась улыбка. Данте казалось, что она слышит, как у мужчины в голове прокручиваются варианты, взвешиваются «за» и «против» откровений о своей личности. Да, потом она обязательно его найдёт, чтобы отдать пакетик сахара из бара. Ещё надо обязательно взять окурок из пепельницы на экспертизу ДНК. Всенепременно. Этим она и будет заниматься весь следующий месяц. Женщина открыто, откровенно весело улыбнулась, промокая уголки губ «салфеткой двойного назначения» и снова обернулась к собеседнику:
- Кто Вы и как Вас зовут это два совершенно разных вопроса… Видимо, не зря говорят, что все маги, которые не попрощались с миром на Острове Висельников, обитают в Сфере.
Брови мимолётно изогнулись, взгляд был смеющимся. Такими вещами не принято шутить, но она шутила. Сомневаясь по этому поводу много меньше, чем на счёт того, стоит ли допивать кофе.
- Приятно было… - она не договорила, что именно. – Мне пора. Всё же не увлекайтесь слишком поисками Философского камня, - ещё одна улыбка. - Благодарю, - это уже бармену.
Каратель достала из кармана пару согнутых пополам купюр, придавила их к стойке своей полупустой чашкой и легко соскользнула с высокого стула, но прежде чем направиться к выходу, ещё раз обернулась, невесомо положив руку на плечо случайного собеседника. В этом жесте было что-то очень профессиональное, а не соответствующий ему бархатный тон голоса сбивал с толку:
- Я хочу, чтобы в своих мыслях Вы звали меня Эжен, - достаточно тихо, чтобы расслышал это только адресат, но не стоящий за стойкой парень.
Данте выпустила чужое плечо и направилась к двери, на ходу доставая очки...

Раздвинет опиум пределы сновидений » Экспресс-трассы Павлиньего Хвоста

Отредактировано Эжен Данте (28-08-2009 16:08:23)

20

Не то упоминание о Сфере развеселило карателя, не то сравнение ученого с магом, однако же смеющийся взгляд придавал очарование темным глазам, и заставлял глупо улыбаться в ответ. Настолько нелепо Тэйлор не чувствовал себя достаточно давно, неужто во времена ушедшей юности, когда он еще волочился за девушками, все так и было. Аск откровенно не помнил об этом, он предпочитал не хранить бесполезную информацию, и наверное потому собственные ощущения показались для него чем-то новым.
Легкий кивок головой в ответ на слово «приятно», улыбка в ответ улыбке. Женщина собиралась уходить, и Морган не имел никакого желания ее останавливать, хотя был бы рад поболтать еще какое-то время. Не названные имена как не открытые карты. На несколько минут пересекшиеся судьбы. И с каких только пор в случайных встречах ему послышался отголосок романтики? Рука легла на плечо совсем неожиданно, а голос невесомым пером защекотал слух.
- Эжен, - повторил Морган одними губами, глядя в удаляющуюся спину карателя.
Неожиданно, непонятно … Аск выудил сигарету из пачки и закурил, прикрыв глаза вдыхая дым, и выпуская его в потолок бара. Кто знает, при каких обстоятельствах им может быть суждено встретиться вновь, но сегодняшнюю встречу он запомнит. И карателя по имени Эжен найдет …
- Ноах, - подозвал Морган отошедшего бармена, - порцию джина без тоника.
И ученый достал телефон, что бы отменить все запланированные на сегодня деловые встречи. В конце-концов, сегодня его планы рушились с самого начала дня, а значит не стоило рисковать некоторыми важными делами.