Архив игры "Бездна: Скотская кадриль"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Бездна: Скотская кадриль" » И стонет сумрак, как душа в мученье » Апартаменты Великого Инквизитора


Апартаменты Великого Инквизитора

Сообщений 81 страница 87 из 87

81

- Того, что статуя не сможет пройти цензуру?- снова наугад спросил скульптор.
В этом мире было не слишком уж много вещей или явлений, которых боялся Лоренцо Сиена. Зная, как трепетно он относится к изваяниям, составляющим главную его страсть, не трудно было предположить, насколько неприятной могла оказаться для него процедура цензурирования.
О господине Белле Леонид знал. Это имя было постоянно на слуху, ибо его владелец был коллекционером и меценатом, однако лично скульптор не был с ним знаком. Некогда он проявлял интерес к его коллекции, но ситуация того времени сложилась так, что Леонид был лишен возможности соприкоснуться с этим грандиозным собранием предметов искусства.
И судя по всему коллекция господина Белла обогатилась еще одним уникальным экспонатом. Нетрудно было представить какую огромную ценность представляла собой эта "поющая" статуя. Леонид не мог вспомнить ни одной археологической находки, подобной этой, поэтому справедливо полагал, что морская дева наделает шума и соберет вокруг себя изрядную толпу. Господина Белла можно было только поздравить с таким блестящим приобретением.
- Я непременно схожу в музей, чтобы посмотреть на нее,- сказал Шеридан.- Хорошо, конечно, если это случится до отъезда Рашели... Она тоже была бы рада взглянуть на это чудо,- помолчав, скульптор спросил.- Насколько я понимаю, господин Белл сам занимался восстановлением?
Эта причуда пожилого коллекционера тоже была широко известна. Ланселот Белл слыл прекрасным реставратором, умелые руки которого возвратили к жизни не один шедевр.

82

- Верно, - ответил Сиена на оба вопроса. – И я давно не испытывал такого смятения, отправляясь на эту встречу. Когда скульптуру открыли, я, честно признаться, обрадовался не столько ей, сколько тому, что ее не придется отправлять в переплавку. И только потом позволил себе разглядеть, - инквизитор покачал головой. – не знаю, имею ли право говорить о том, но все это и мне видится… болезненным, - Сиена нарочно избежал употребления слова «неправильно», отставил бокал на стол и сел в кресло, подавшись немного вбок.

- С другой стороны, не будь этой обязанности, я едва ли смог бы отвлечься от основных занятий. Нет худа без добра, - на губах промелькнула тень усмешки. – Это касается почти всего, что происходит в нашей жизни, за исключением невосполнимых потерь. К примеру, не будь неразберихив Третьем округе, вытащить Вашего приятеля из-за решетки было бы сложнее… - Лоренцо покачал головой, с улыбкой посмотрел на скульптора.

- Не завидовать господину Беллу и его удивительной находке я мог только потому, что знал, меня ждет Ваша работа, - спрятанная за шутливым тоном благодарность, намек.
– Кстати сказать, Вами весьма интересовались.

Отредактировано Лоренцо Сиена (17-10-2009 00:03:47)

83

- И тем не менее, Вы находите иногда время, чтобы видеться со мной,- заметил мужчина.- И я очень благодарен Вам за это... Однако, я даже не знаю когда Вы сможете получить теперь статую, ведь Вы сами только что расставили приоритеты,- в эту самую минуту скульптор чувствовал странное облегчение, будто мальчишка, который едва не попался на своей шалости. Продемонстрированная психическая неуравновешенность, впрочем, шалостью отнюдь не была. И узнай об этом Великий инквизитор, он, возможно, посмотрел бы на Леонида совсем иными глазами.- "Всадники"- это работа не на один месяц...
Покачав головой, будто прикидывая что-то, и выдав неопределенное :"Мда",- через минуту скульптор поспешил перевести тему разговора:
- И у кого же вызвала интерес моя скромная персона?- осторожно осведомился Шеридан, невольно потирая поврежденную руку, которая неприятно пульсировала болью.
В целом подобный интерес к для скульптора был не в новинку, так что он, как правило, он очень спокойно относился к проявлениям внимания. Некоторые люди интересовались его творчеством, некоторые- его статусом и приватной жизнью, однако Леонид не предполагал, что человек, о котором сообщил Лоренцо относился ко второй категории. Те любопытствующие, обнаружив, что Шеридан является личностью довольно заурядной и вовсе не скандальной, быстро исчезали из поля зрения, навсегда теряя к нему интерес.
Оставались еще те, кто видел в работах Леонида искру Божью: они относились к скульптору доброжелательно. Шеридан сомневался однако, что этим любопытным был Ланселот Белл.

84

- Это мой пресс-секретарь. Господин Ричард Эмерсон видел Ваши работы в капелле Святого Корнелия и восхитился ими.  Как я понял, он хотел бы познакомиться с Вами, - разумеется, Сиена ничего не сказал о том, что господин Эмерсон восхитился настолько, что не смог сдержать слез.

То странное происшествие до сих пор вызывало у Великого инквизитора изумление. Внешне сдержанный, точный как часы пресс-секретарь вдруг обнаружил трогательную черту, которая Лоренцо импонировала. И если кто-либо другой счел бы такое проявление характера слабостью, то Лоренцо наоборот удивился тому, сколько нерастраченных эмоций, порой весьма интересных может быть в этой душе. С другой стороны ему будет интересно пронаблюдать, как сложится знакомство Шеридана и Эмерсона, тем более, что в последнее время Сиена задумывался над тем, а не доверить ли Третий округ человеку, прекрасно владеющему печатным словом, разбирающемуся в журналистике и литературе.

Именно Эмерсон мог бы задавать и поддерживать определенный тон, предполагающий некоторые послабления.  В случае, если скульптор и пресс-секретарь найдут общий язык и общие интересы, знать о нынешних думах и веяниях будет гораздо легче, а самое главное, Лоренцо не придется волноваться о безопасности Леонида.

- Если Вы откажетесь, я пойму. Пристальное внимание порой бывает неуместно. Но, позволю себе заметить, что господин Эмерсон весьма искренен в своем желании лично поблагодарить Вас за Ваши труды. Похоже, я упустил когда-то, что он является поклонником изящных искусств, а потому был весьма удивлен, услышав слова похвалы и радости…

85

- А, вот оно что,- улыбнулся Леонид.
Он слышал о Ричарде Эмерсоне, как о человеке, который полностью посвящал себя работе. Кто знает, была ли это сублимация или же неподдельная преданность делу, выявляющая призвание человека. Шеридан никогда не сталкивался с пресс-секретарем, и не думал даже, что придется когда-либо свести знакомство. Лоренцо отзывался о господине Эмерсоне с уважением, и скульптор не имел никаких возражений, которые могли бы воспрепятствовать знакомству.
- Отчего бы и нет,- после недолгого раздумья ответил мужчина.- Если господин Эмерсон найдет свободное время, я с радостью встречусь с ним. Правда, я не думаю, что благодарность с его стороны будет уместна... Не лучше ли благодарить Бога, который создал мрамор и наделил людей умением резать его, и восхвалять тем самым своего Творца?
Отчасти последняя фраза была вежливой отговоркой, но Шеридан действительно считал, что никаких благодарностей со стороны пресс-секретаря не заслужил.
Скульптор был сдержан и мягок, обретя привычное душевное равновесие. О том, как именно начинался вечер он решил не вспоминать и не возвращаться более к совершенным ошибкам, признав их единожды и раскаявшись. Надо, однако, признаться, что встреча с Лоренцо наконец-то принесла мир в душу Леонида, и сомнения оставили его. Иногда ради общего блага надо отказаться от грез.
- Я вынужден откланяться,- со вздохом признался Шеридан, поднимаясь из кресла.- Уже довольно поздно, а Вам необходим отдых,- на лице скульптора промелькнула мягкая улыбка.- Я буду ждать Вашего звонка, как всегда. И... спасибо Вам,- поблагодарил он Лоренцо, пожимая ему руку на прощание.- Еще раз... Вы очень добры ко мне.

86

- В таком случае я передам ему о Вашем согласии, - Сиена кивнул. – Иногда, любезный друг мой, следует все же благодарить не только Господа, - мягкая ирония в ответ на излишнюю скромность. Говорить и не сказать, тем не менее, ничего. Несколько лет осторожных разговоров или молчания. Леонид Шеридан обычно молчал, когда сняв перчатку, господин Великий инквизитор как завороженный гладил рукой белый мрамор. Господин Великий инквизитор молчал в свою очередь о набросках Леонида Шеридана. Определенно, за это молчаливое понимание нужно было благодарить Господа.

В распахнутые витражные створки с любопытством заглядывала ночь. Из-за света фонарей и отблесков ночного освещения многомиллионного города никак нельзя было разглядеть звезды. Так за отблесками слов не разглядишь истинных мыслей. Когда Шеридан начал прощаться, Лоренцо поднялся, чтобы пожать руку. Позвал слугу.
- Вам не за что благодарить меня, - сказал уходящему другу напоследок. – Я просто ждал Вас, - торопливое рукопожатие, ускользающий и быстрый жест.  Кто бы мог подумать, что так болезненно иной раз соприкасаться ладонями. – До встречи, Леонид.

Он испытывал стыд. Жгучий, саднящий стыд за то, что невольно стал причиной слабости сердечной, за то, что не имел права ответить, за то, что, по сути, не любил или любил не так, был привязан иначе. Бег по кругу от пресловутой любви земной порядком надоел ему за эти годы. Когда дверь за скульптором закрылась и стихли шаги, Лоренцо расстегнул высокий ворот, едва ли не разрывая петли. Отчего-то стало тяжело дышать. Волна мгновенно поднявшегося гнева подступила к горлу, делая едко-горькой слюну. Лоренцо сжал зубы до скрипа. Глас здравого рассудка услужливо подсказал, что сейчас не время для переживаний, но он не услышал. 

В порыве ярости Великий инквизитор одним движением руки смел шахматные фигуры на пол.

87

ООС: На следующий день.

Сигнал коммуникатора показался слишком резким, похожим на визг. Проклятие на весь род проектировщиков технических устройств, заставляющих пользователей каждый раз вздрагивать, услышав звуковое оповещение вызова, господин Сиена коснулся сенсорной панели и, не глядя в экран, ответил:
- Да.
- Господин Великий инквизитор, Вы просили напомнить о церемонии открытия экспозиции.
- Да, благодарю Вас, - он собирался было нажать «отбой», но его остановили.
- Господин Дефо подал прошение освободить его от занимаемой должности.
Ладонь в красной лайковой перчатке медленно отодвинулась в сторону.
- Вот как… - протянул Лоренцо. Локоть уперся в столешницу, инквизитор взглянул на собеседника, потер пальцами подбородок. – Ну что ж, придется удовлетворить. Что с отчетами из Второго округа?
- Грубых нарушений не выявлено.
- Отлично. В таком случае подготовьте все необходимые документы мне на подпись. Копии, как обычно, направьте в канцелярию госпожи Правительницы.
- Слушаюсь.
Окончив разговор, Сиена поднялся из кресла. Заложил руки за спину, принялся мерить шагами пространство кабинета. Вот так сюрприз. Верный слуга Империи, ярый защитник веры, господин Дефо решил отказаться от занимаемой должности. Лоренцо вспомнил слова о бунте и невольно улыбнулся. Отказывать Дефо у него не было причин, к тому же, бывших инквизиторов, равно как и бывших священников, попросту не бывает. Госпожа Гернон только совсем недавно требовала сюрпризов. Что ж, похоже, Всевышний удовлетворит ее саркастичную просьбу. Господь милостив, Верховный инквизитор Второго округа не скрылся в неизвестном направлении, взорвав особняк. Предпочел уйти тихо. Сиена кивнул сам себе, выражая мысленную признательность тактичному коллеге.

За опущенными наполовину роллетами разгорался новый день. Прежде чем был подан аэромобиль, Великому инквизитору пришлось задержаться, чтобы подписать документы а после самолично получить информацию из отдела безопасности касаемо обстановки на церемонии. Бдящие докладывали о том, что все в порядке. Незадолго до этого здание музея проверили буквально по сантиметру, а где положено – нашпиговали жучками. Разумеется, в целях усиления режима безопасности. Повторения Бонпола быть не должно.  Обходившийся двумя охранниками ранее, господин Великий инквизитор на сей раз собрал кортеж из шести аэромобилей, которым полагалось следовать вместе с ним и остальных шести, в которых находились люди, чьей задачей было создать дополнительное оцепление. Вооруженные электрошоковыми кнутами, с закрепленными на поясе наручниками, «люди в черном» смотрелись несколько устрашающе, однако и это было необходимой мерой безопасности. Близкая охрана должна была следовать впереди и позади, прикрывать по бокам. Уже на стоянке, оглядев пристальным оценивающим взглядом охранников, Лоренцо удовлетворенно кивнул и махнул рукой, отдавая первому звену разрешение на выезд. После сел в аэромобиль сам.

» Городской Музей Изящных Искусств

Отредактировано Лоренцо Сиена (18-10-2009 17:16:51)


Вы здесь » Архив игры "Бездна: Скотская кадриль" » И стонет сумрак, как душа в мученье » Апартаменты Великого Инквизитора