Архив игры "Бездна: Скотская кадриль"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Архив игры "Бездна: Скотская кадриль" » Без дрожи ужаса хватаем наслажденья » Похоронное бюро «Плакучая ива»


Похоронное бюро «Плакучая ива»

Сообщений 1 страница 20 из 37

1

Одноэтажное старинное здание, построенное несколько десятков лет назад. Когда Дефо старший подыскивал землю и оформлял документы и разрешение для обустройства кладбища, в его распоряжение могли отойти несколько участков различной степени отдаленности от центра и по разной цене. Отец Гаспара не располагал большими средствами, поэтому откупил небольшой клочок земли на окраине Второго округа, который доселе стоял без дела. Дом, ныне являющийся бюро Дефо, фактически достался им в придачу вместе с землей. Особняк был очень стар, и лучше бы было его снести вовсе, а на его месте поставить новый, но Дефо старший принял решение отремонтировать поместье.
Сейчас это одно из самых загадочных и красивых зданий в городе. И даже не потому что это похоронное бюро, впитавшее в свои стены людские страдания и слезы. Об этом поместье до сих пор ходят легенды и в основном не самые хорошие. То о призраках умерших, то о прежнем хозяине дома, изнасиловавшем и убившем свою собственную четырнадцатилетнюю дочь. Так это или нет, не знает наверняка никто, а Гаспар всячески отрицает любые слухи, дабы прогнать с поместья и без того дурную славу.
Дом не очень большой. Но там отлично разместился небольшой морг, комната для прощания, гостиная для родственников умерших и несколько помещений для персонала. Огромный чердак и подвал были обустроены под архивы, разного рода документы и личные вещи умерших, который тем или иным образом остались в стенах этого здания.

2

» Резиденция Гаспара Дефо

Прошло около получаса, прежде чем Гаспар ступил на порог своего премиленького заведения скорби и отчаяния. Хотя это было совсем не так. Как правило, родственники уже не плачут, ибо выплакали ко времени похорон все глаза. Матери, потерявшие своих отпрысков скорее напоминают  манекенов и делают все на автомате и сейчас их может затронуть только хорошо произнесенная речь одного из гостей или родственника. Некоторые потирают руки, некоторые благодарят бога, что «старая ведьма» наконец оставила их в покое. И лишь немногие провожают своих любимых в последний путь с чистым сердцем с уверенностью, что вскоре они встретятся снова. Гаспар тоже в это верил и частенько успокаивал безутешных вдов ничем не подтвержденными доводами.

Сегодня в бюро было на редкость спокойно. Кого успели, похоронили еще до захода солнца, а кого нет, те ожидают своей очереди в морге, любовно уложенные в перину резного гроба. Многие работники уже разошлись по домам, в бюро остался только смотритель кладбища, который, впрочем, никогда не покидает особняк.
- Добрый вечер, Давид! – Гаспар улыбнулся пожилому смотрителю и оглядевшись добавил – Все уже разошлись? А я решил навестить вас, не дожидаясь утра. – Слегка несуразный сторожил тут же кинулся к Хозяину побросав все свои дела и запинаясь на пути за все, что попадалось ему на пути. Давид искренне любил и уважал Гаспара и все семейство Дефо. Он проработал здесь уже 20 лет и не смотря на серебристую седину покрывшую всю его голову и частенько мучивший его радикулит, отлично справлялся со своими делами, а когда было необходимо мог составить дружескую компанию.
- Господин Дефо, как я рад вас видеть! Мы и вправду не ожидали вас раньше завтрашнего дня! – Мужчина был неуклюж, но тем самым вызывал на лице лишь снисходительную улыбку, но никак не гнев или любые другие негативные чувства. Он даже не заметил, что опрокинул изящный столик, который и так-то колыхало при любом дуновении ветра, что уж говорить об урагане в лице старого смотрителя кладбища. Заметив во взгляде Гаспара немой укор и обнаружив столь неустойчивый предмет мебели опрокинутым, он стал отчаянно извинять и кинулся поднимать столик.
- Да ничего, Давид, оставь! Лучше посмотри у нас в архивах, сохранились ли документы о захоронениях десятилетней давности. Меня интересует ноябрь месяц. - Гаспар прошел в гостиную и сел на диван, в то время как Давид ушел в подвал, в поисках нужного архива.
Минут через десять на столе у Дефо была внушительная папка с бумагами, на которой красивым витиеватым почерком бы указан нужный год и месяц. К великому удивлению Гаспара отец все таки сохранил все документы о захоронениях с момента открытия бюро. В этой папке было не менее двух десятков имен, некрологи, квитанции об оплате услуг, фотографии и прочее. Ладонь мужчины легла на гладкую поверхность папки, замерла. Пальцы погладили переплет, обвели его края и вновь замерли на поверхности. Эта папка содержала  два десятка судеб, была хранителем не только никому ненужной информации, но и памяти. Эти люди когда-то жили, любили, радовались или страдали. Возможно они не оставили следа в истории, но эта папка до сих пор хранит их лица, даже спустя десять лет. И когда-нибудь в такой же папке будет лежать фотографическая карточка Гаспара Дефо ибо никто не вечен и чем быстрее проходят годы, тем чаще начинаешь задумываться о неизбежном. Кто знает, может быть это случиться совсем скоро…

3

К удивлению Наварро, поехать с ним Иблис отказался, сказав, что появится там, где он будет.  Уже хотел было спросить -почему, но осекся на полуслове. Вернее говоря, на полумысли. Кто знает, может призрак хочет один побродить по району, где родился и вырос? Может что-нибудь еще вспомнит. А может.. Гадать тут можно было долго.
Кивнув Иблису, инквизитор пошел к площадке, где оставил аэромобиль.  Через несколько минут металлическая птица взлетела, присоединяясь к стае себе подобных. Район, вызывавший столь противоречивые чувства, остался далеко позади. Интересно, что чувствовал неупокоенный, попав в  полузабытые места? Предавшись собственным воспоминаниям, Лойсо лишь краем глаза замечал, как во время разговора, вынужденной прогулки, резко, с перепадами настроения меняется выразительное лицо "шайтана". То искрится веселым смехом, словно умытое дождем весеннее солнце, то хмурится зимней непогодой, то затягивается осенней пеленой тумана. Четыре времени года за какой-то час. Может зря не настоял, чтобы тот  поехал с ним?
Тряхнув головой, Наварро усмехнулся неожиданности последней  мысли. Да что с ним станется? Мертвый, бестелесный дух, нормальненько промотавшийся между мирами десяль лет со дня кончины.  И вообще, Лойсо, с какой стати тебя должно волновать, куда направился твой неожиданно свалившийся на голову гость? Взялся помочь ему с выяснением  личности, так помогай. А остальное тебя мало касается. Может, опять Эмира помчался дразнить, не желая тратить время на дорогу. Или сидит сейчас где-нибудь в парке, глазея на гуляющий народ. С него станется.
Тем временем аэромобиль уже спускался к одноэтажному, старинному зданию, где располагалась похоронная контора коллеги. Что и говорить, повезло, конечно, что именно Дефо был ее владельцем. Интересующую информацию можно было получить оперативно, избежав бюрократической волокиты и лишнего ожидания. Если такая информация сохранилась.
-Здравствуйте, Давид.  Как ваш радикулит? Все мучает?
Старика Лойсо видел от силы раза три, но память на имена была профессионально хорошая. Как известно, хочешь достучаться до душ людей, не забывай их имена.   
В первый раз он побывал здесь...А ведь шестнадцать лет прошло... Нет. Первый раз лучше не вспоминать.
А вот во второй, когда оплачивал похороны очень известного, талантливого, но как оно часто бывает, под старость всеми забытого, одинокого актера Павлиньего хвоста.  Старик Давид почти не изменился с тех пор.
-Господин Дефо у себя?
Получив утвердительный ответ, прошел вслед за смотрителем, в гостиную, краем уха слушая бурчание Давида, где, как , и в каком месте болит ночью, а в каком утром.
-Хорошо. Я попрошу Питера сделать для вас травяной настой. Честно скажу, я понятие не имею, из чего он там его варит, но отца Леона он на ноги поднял. Тот тоже радикулитом мучается.
Уже при входе, открывая дверь в гостиную .
- Здравствуй Гаспар.
Широко улыбнувшись, поздоровался с инквизитором,  мельком окинул взглядом достаточно уютную комнату, привольно расположившегося в ней коллегу. Кинув плеть на стол, снимая надоевшую за день маску с лица, плюхнулся на диван и начал стаскивать перчатки.
-Думал, опоздаю. Аэромобилей сегодня над  Аммоном, как саранчи в сезон миграции. Боялся,  где-нибудь застряну.  Кофейком с коньячком не угостишь? Ну, так что, сохранились документы, или зря потревожил тебя?

Отредактировано Лойсо Наварро (20-08-2009 22:07:05)

4

Улицы Черного Лабиринта
- Нету дома, Иблис. Ни моего, ни, вероятнее всего, твоего.
На этой фразе призрак вдруг резко замолчал, словно бы его вообще лишили умения говорить. Его глаза блеснули детской выразительной обидой,будто бы внутри себя он наивно верил в то, что все так же, как было и десять лет назад, и стоит ему только завернуть за угол, как он тут же окажется на своей улице. Но к сожалению, Иблис не был визуалом, и все, что хранилось в его памяти было не картинками, а ощущениями, прикосновениями, чувствами. Может попробовать закрыть глаза и чисто интуитивно пойти от булочной туда, куда тянет?
"Ерунда." - двойник снова бросил тоскливый взгляд на витрину, а потом на мужчину, что там работал. Кажется, тот был крайне озабочен их присутствием, вернее, присутствием инквизитора во всей аммуниции.
Вскоре отражение облаченного в черное Лойсо исчезло, и Иблис завращал головой, выискивая его. Он прошел дальше и едва заметно кивнул на чахлую березку.
- Нет, не помню. - пожал плечами Иблис, собственно, даже не собираясь припоминать никакую березу, тем более, что никаких эмоций она не вызвала.
Пока Лойсо звонил какому-то своему знакомому, призрак нарезал круги возле этого злосчастного дерева, которого он не помнил. Его широкая ладонь то и дело дотрагивалась до шершавой текстурной коры березы, оглаживая, ощупывая, словно пытаясь вспомнить. Но нет, тщетно. Тогда Иблис просто устало облокотился на нее плечом и стал ждать, когда Лойсо договорит.
- Пошли. Подъедем к одному моему хорошему знакомому.
Двойник отказался садиться в машину, да и вообще ехать вместе с Наварро, пообещав вскоре прибыть в назначенное место. Вернее, он еще не знал, что это за место, но обязательно почувствует это тогда, когда захочет найти своего владельца.
Дождавшись, когда машина Лойсо поднимется в воздух, Иблис вышел на улицу, где стояла булочная, и наугад направил свои стопы в сторону одного переулка. Плутал он недолго, так как ничего знакомого в домах, стоящих вдоль узкой улицы, не увидел, хотя, по правде сказать, и не ждал, чтоб что-то екнуло в сердце. Нет, так нет. Возможно знакомый Дефо, Верховный Инквизитор Второго Округа, им подскажет. По правде сказать, двойнику очень льстило то, что его гиблой душонкой занимаются такие высокопоставленные персоналии, ведь при жизни он был простым работягой, о которого такие люди вытирали ноги.
Покинув квартал, в котором тщетно пытался найти свой дом, Иблис направился по следам Лойсо. Это было удивительным и непердаваемым ощущением чувствовать его издалека. То ли запах, то ли тепло, то ли внутренняя неспокойная энергия, а может быть все вместе в совокупности притягивали двойника к нему. Практически сразу можно было узнать, где сейчас находится Лингвера, будто бы внутри призрака был оригинальный компас.
Лойсо меж тем был в похоронном бюро, и, даже не успев ухватить за хвост хоть одну его мысль, Иблис уже знал, что тот хочет сделать. Что ж, раз это в его силе, то почему бы и нет, только вот чем отплачиваться призрак еще не представлял. Конечно, он может быть полезен, но отдать плату сразу - вряд ли получится.
Иблис появился в уютном кабинете, где вместе с Лойсо сидел и второй инквизитор.
"Не оглядывайся, я за твой спиной." - сразу предупредил своего владельца двойник, ступая нагими ступнями на ковер. Будет лучше, если Гаспар Дефо не будет знать о его присутствии. Мало ли какие тараканы в голове у Инквизитора Третьего Округа.
Иблис прошел к столу, мельком глядя на папки. Как же ему хотелось сейчас же вцепиться в них, суматошно разыскивая свои фотографии, свою историю, свое имя, но он не мог ничего сделать. Только смотреть. Его взгляд остановился на Дефо, внимательно изучая его лицо, одежду (почти такую же, как у Лойсо), следя за малейшими движениями. Губы двойника растянулись в лукавом оскале.
- Он красив, Лойсо. А люди об этом не знают, видя только его безобразную маску. - призрак обошел второго инквизитора и остановился у него за спиной, чтоб видеть лицо владельца. - Тебе нравятся длинные волосы? Прямые, шелковистые, мягкие... они пробуждают во мне какие-то нездоровые воспоминания.
Иблис говорил вслух, не боясь, что кто-то еще, кроме Наварро, сможет его услышать. И действительно, кто?

Отредактировано Иблис (20-08-2009 22:16:06)

5

Сейчас здесь было тихо и спокойно. Никто не тревожил, не пытался довести инквизитора до истерики или до исступления. Гаспар вдруг обнаружил что не хочет идти домой. Даже не то чтобы не хочет, а боится. Боится что все начнется сначала и проклятая душа двойника так и не даст ему покоя, мучая своими заунывными песнями. Хотя, не исключено что мальчишка уже угомонился и пошел на покой. «Интересно, а призраки спят? Отдыхают вообще? Что он делает, когда не достает меня своими глупыми вопросами?» Гаспар не успел как следует поразмышлять на эту тему, как услышал в проходной знакомый голос Лойсо. Тут же поднявшись, он встретил коллегу с добродушной улыбкой на устах
- Добрый вечер! – поприветствовал Гаспар гостя в ответ – Да, вечером пробок как всегда много, даже жутко становится иной раз глядя на небо – Мужчина усмехнулся. Большую часть своей сознательной жизни он провел взаперти и когда пришел час покинуть монастырь, он с удивлением заметил, что мир все это время не стоил на месте и если вдуматься он о нем не знает ровным счетом ничего. У него аэромобили вообще вызывали неподдельный ужас. Он и правда находил эти летающие машины жуткими, да и плюс ко всему боялся высоты. Разумеется, каждодневно он с успехом боролся со своим страхом, но бесследно тот и не думал исчезать и Гаспару оставалось лишь смириться с таким положением вещей.
- Конечно угощу! Ты располагайся. Тяжелый был день? – по тому с каким нетерпением Наварро разоблачался, надо думать что день был как минимум утомительным. Хлыст и маска слетели на стол, в след за ними последовали и перчатки. Надо же, Гаспар только сейчас обнаружил, что выйдя из дома, не одел маски и перчаток. Просто вылетело из головы. Непростительная оплошность. Будь на месте Лойсо Великий инквизитор, он бы наверняка отчитал Гаспара, а это в любом случае не приятно.
- Давид, принеси пожалуйста чай! – выкрикнул Гаспар в дверной проем и услышав в ответ – Сейчас сделаю, господин Дефо - вернул свое внимание гостю.
- Нет, ты пришел не зря. – Гаспар направился к узкому старинному серванту и достал из него высокий хрустальный графин с ароматной янтарной жидкостью. – Папка на столе. Возможно, там есть тот кто тебе нужен. Отец был дотошен в таких делах и если человек и правда был захоронен через «Плакучую иву» информация должна быть. – Графин опустился на середину стола со звонким «дзинь», там же уже через минуту оказался поднос с двумя чашками ароматного кофе, сахарницей и немудреной едой. – Угощайся! Уж извини, к концу дня в закромах ничего не остается. Так… что родственники умерших не успели съесть – Гаспар невольно улыбнулся и тут же вернулся к теме, по поводу которой они сегодня и встретились – Конечно, десять лет прошло. Ты же понимаешь, не малый срок. Мало ли куда могло деться. Честно признаться, ты единственный кто за это время спрашивал об умерших ради праздного любопытства. Конечно, кроме полиции… - пауза – Они все время что-то ищут.

6

Время для Двойника не существовало. Оно неуловимо скользило сквозь пальцы как струи сигаретного дыма. Иногда ему удавалось схватить за хвост ускользающую нить иллюзорных воспоминаний, осторожно подтягивая к себе, но она, словно дразня, обвивала его ладони, что бы вновь раствориться в сумраке скрытого прошлого. То, что произошло вчера или месяц назад просто переставало иметь значение.
Маршруты и передвижения Инквизитора не отличались разнообразием. Поэтому Двойник вдруг обнаруживал себя то в сумрачной гостиной, то в парке за спиной Гаспара, то еще где-нибудь. Иногда он понимал, где находится, а иногда было просто все равно.
Похоронное бюро не вызывало у него практически никаких эмоций. Это от Сферы и застенков начинало колотить. Если и было в доме что нехорошее, то двойник просто не обращал на это внимания, считая что вселенское зло заключено исключительно в одном человеке, которому это бюро и принадлежало. Вообще почему то здесь вел себя тихо, почти прилично. Если Дефо занимался работой, то Патрес просто сидел на полу, и вслушивался в тишину темного особняка. Похороны не любил, но иногда бродил между посетителями, вглядываясь в лица, словно ожидая, что кого то узнает. Смотрел часами на лежащих в уютных гробах покойников, упираясь подбородком в сложенные замком руки. О чем он в тот момент думал, никто не знает.
Что-то выдернуло Двойника из дремотного состояния. Он мягко спрыгнул откуда-то сверху, то ли со шкафа, то ли со стола, словно появившись из небытия. Впрочем, возможно он и был здесь все время, только не показывался. Происходившее в комнате явно не могло оставить его равнодушным. Даже обида на инквизитора прошла за вчерашние слова, и жалость к себе притупилась. Двое посетителей. Один нагишом, а второй – типичный упырь, прости господи… Инквизитор. Даром что маску снял, а так все как положено. И одежда и перчатки и хлыст. Пара была впечатляющая, что и говорить.
Стремительно прошлепав по полу босыми ногами, Патрес встал перед обнаженным мужчиной всем своим видом изображая потрясение от увиденного и услышанного. На всякие там вежливые приветствия и "откушайте коньячку-с", "да как можно-с" он и внимания не обратил, как, впрочем, и на вопросы и ответы о какой-то неведомой информации. Ибо задело его нечто вполне определенное. Ставший уже родным упырь этому голому еще и нравился! Волосы у него, видите ли, шелковистые.  Дыхание перехватило, но через минуту обычно сиплый голос почти прозвенел в наступившей на мгновение тишине.
- Офигеть! Глазам своим не верю! – взмахнул руками как крыльями. Театр одного зрителя. - Это вообще что?!
Потыкал в голое тело пальцем, уверенный как всегда, что невидим и неслышим никем кроме Дефо. И при жизни то манерами не отличался, а тут и вовсе махнул рукой на подобные глупости. Очень распускается человек, уверенный, что его никто не видит. Кроме того, негодование требовало выхода, а признаться самому себе, что его возмутили слова о том, что Гаспар красив, он пока просто не мог.
- Это теперь нормально, да? Вот так ходить? Ну ни фига себе мода кардинально поменялась. Еще вчера все зачехленные ходили, руки не дадут без перчатки, а сегодня уже в чем мать родила?!
Возмущению Двойника не было предела. Он демонстративно осмотрел мужчину и снова повернулся к Гаспару. Нет, ханжой он не был, да и не в монастыре вырос, по крайней мере, он сам в это верил, но что бы вот так ходили, еще не видел. Грешил, буянил, паясничал, а все равно вырос в обществе закрытых тел и лицемерного целомудрия.

Отредактировано Ад Патрес (20-08-2009 23:19:11)

7

И все было бы чинно и мирно, и чай, который принес служака Дефо, допился бы быстрее, и инквизиторы бы скорее приступили к архивам, если бы не один случай. Вернее, недоразумение. Или даже разумение, судя по наличию у него головы на плечах. Одним словом все мысли о прекрасном черноволосом и мрачноглазом Инквизиторе Второго Округа сбил неизвестно откуда взявшийся парень. На его скуле был изображен какой-то рисунок, словно бы вышедший из-под легкой руки художника-авангардиста, а глаза густо подведены то ли сурьмой, то ли чем-то схожим. Да и Иблис не особо разбирался в новейших косметических средствах. Короче говоря, впечатление этот парень производить умел уже исключительно своим внешним видом. Но все бы ничего, если бы этот щенок не стал махать руками и показывать на него - на призрака. Да, именно на него, а не на сидевшего перед ним Дефо. И судя по фразам, в которых превалировало "Нормально ходить так" и "мода поменялась", а так же "в чем мать родила", не оставалось и сомнения, что все вышесказанно относилось именно к Иблису.
Иблис с вытянутым от удивления лицом смотрел на новоприбывшего, сначала вообще не понимая, какого Дьявола он его видит. Но сметение тут же сменилось пониманием - призрак. Ну, конечно же. Он их встречал на улице, ловил на себе взгляды "людей", по которым можно было догадаться, что они с ним из одного теста вылеплены. Но общаться вот так близко ему еще не посчастливилось.
"Твою мать, Лойсо. Я ж говорил с утра, чтоб шмотье мне дал! Тут еще один двойник. И если б не образ моей прошлой жизни, я б тут раскраснелся как кисейная барышня." - зло рявкнул в сторону Наварро Иблис, мысленно, чтоб только он мог слышать. Его внимательные зеленые глаза были все так же прикованы к гостю. Вероятнее всего, он был двойником этого Дефо, но, судя по мыслям Лойсо, об этом он не знал.
- Тшшш, не шуми. Дефо меня не видит. - предугадав то, что парень решил, что он, равно как и инквизиторы, живой, Иблис постарался его успокоить. Совсем не обязательно Дефо было знать о голом двойнике Лойсо. Во-первых, Церковь этого совершенно не поощряла, а во-вторых... ну что можно подумать о человеке, у которого двойник ходит нагим? Либо он слишком скупой, либо слишком смел в сексуальном плане, мягко говоря. Хотя, было уже поздно скрывать свое присутствие. Двойник выдал его с головой. Да что уж там, Иблис так же в долгу не остался, тут же сообщив Наварро эту новость.
- Я Иблис. - ну что ж, раз встретились, то надо и познакомиться. Пожалуй, было как-то непривычно перед незнакомым человеком стоять нагишом, но выбора сейчас не было. С другой стороны, призрак уже привык ходить вот так, без одежды, но лишь с тем условием, что другие двойники видели его мельком, а не во всех подробностях. Ясное дело, что взгляд обычно скользил сразу к паху, но это уж человеческая натура. - Такой же, как ты.

8

Кофе был превосходным. Горячим , крепким, без кисловатого привкуса. Как раз таким, как любил Наварро. Сделав большой глоток, мужчина едва не причмокнул губами от удовольствия и , как кот на сметану, скосил глаза на пузатый графинчик с коньяком. Плесканув крепкого алкоголя в чашку до краев, еще отпил, чуть задумался, борясь с соблазном. Соблазн победил, и кофе снова разбавилось изрядной долей алкоголя.
-Уфф.. Хорошо-то как. Спасибо, Гаспар. Да не сказать, что особо тяжелый, но сначала передохну немного. А потом уж и в бумагах пороюсь. Удача, что они сохранились.
С тяжеловесной грацией намотавшегося за день хищника, откинулся спиной на спинку дивана. Обреченно глянул на толстую, пожелтевшую от времени папку архива. Да уж, копаться в ней, и копаться. Ладно, сейчас приступим. Но сначала - покурить. Чиркнув зажигалкой, окунул в язычок пламени кончик сигареты, блаженно затянулся, и тут услышал голос едва ли не над самым ухом. Спрятал ухмылку, подавив желание оглянуться и посмотреть на двойника. 
-Явился таки.
А тот тем временем и сам появился перед  взором,  сверкая голым, аппетитным задом, как фонарь в ночи.
«Он красив, Лойсо. Тебе нравятся длинные волосы?»
С Гаспаром Наварро был знаком относительно недавно. От силы, пару лет, с тех пор, как тот занял  пост Верховного инквизитора. До этого лишь пересекался изредка на официальных мероприятиях, да вот в контору,  тогда еще принадлежащую его отцу, приходил. Но как-то никогда не рассматривал Дефо с такой точки зрения. А ведь тот и в самом деле  был весьма привлекательным мужчиной. Взгляд заинтересовавшихся серых глаз неторопливо коснулся головы инквизитора, плавно, как по шелку,  соскользнул по волне густых волос, едва ли не физически ощутимо прошелся по подбородку, обрисовал четкий контур улыбающихся губ, прильнул к уголку. А раньше и не замечал, смотря на Дефо, как на коллегу, священника, считающегося весьма набожным и целомудренным. Какие тайные бесы мучили душу Верховного Черного Лабиринта, какие скелеты прятались в шкафу его подсознания, Наварро понятие не имел. И лучше, чтобы этого он так и не узнал. Во всяком случае, о некоторых его сексуальных наклонностях, приводящих к смерти людей. 
Опомнившись, что слишком долго и пристально смотрит на коллегу, Лойсо поспешно отвел взгляд, мысленно пихнув призрака в бок
-Вот шайтан! Если б дьявол платил тебе по одной монетке за каждого соблазненного агнца, ты бы по уши в золоте купался. И откуда ж ты свалился на мою грешную душу?
Задал риторический вопрос. И тут же  от души заржал над эмоциональным криком души двойника, снова требовавшего одежду.  С ленивым порыкиванием разморенного на солнце хищника, огрызнулся.
-Свою надо иметь! Тебя что, голяком что ли хоронили?
Но мысленный смех застрял в горле, когда, наконец,  Наварро осознал смысл вытянувшейся физиономии двойника, следующей его фразы.  Только что отпитый глоток кофе с коньяком (а скорее уж, коньяка с кофе) забулькал во рту и фонтаном коричневых брызг выплеснулся наружу. Мужчина закашлялся, качнул рукой, добавляя к уже впитавшимся в брюки мокрым каплям, еще и здоровенное пятно из чашки. Вот чего-чего он не ожидал, так это того, что у Дефо может оказаться двойник. Вроде праведный, (с позиций официальной церкви) человек. По общественному мнению, иногда перегибающий палку в соблюдении законов и честности (и первого, Лойсо, естественно, в глубине души не одобрял), но свято верующий в Господа.  Ведь двойники чаще всего являются людям, по причине греховности их натуры. Так, во всяком случае, было написано в старом трактате о сущности неупокоенных душ. Или Верховному Черного Лабиринта призрак послан во искушение? Но как бы там ни было, сейчас философски размышлять о сущности бесплотных существ было явно не время, и не место.
Прокашлявшись, поставил почти пустую чашку на стол, салфетками стал промокать сырые колени брюк, одновременно пытаясь собраться с мыслями. Немного собрав мозги в кучу, мысленно буркнул
-Ладно, будет тебе одежда. Трусы куплю. Семейные. До колен. Тебе как – кружевные панталончики, по предписанной моде, или полосатый самодел четвертого округа?
Не смог не поехидничать. И потом к инквизитору, уже вслух
-Прости, Гаспар. Поперхнулся.

9

К Гаспару не так часто заходили гости и в какой-то мере ему было даже приятно угощать Наварро кофе, тем более, когда он ему так нравился. Гаспар и сам любил этот терпкий тяжелый напиток и посему в бюро всегда варили его по всем правилам и только тот, который Дефо нравился больше всего. Он не настаивал, но и не отказывался от привилегий, выпавших на его долю. Если людям так нравится ему угождать, то почему бы и нет. Выпить Гаспар тоже любил, но старался не злоупотреблять этой привычкой. Однако в закромах всегда была припасена бутылка хорошего вина или коньяка. После тяжелого трудового дня, пропустить рюмочку другую огненной воды было совсем не лишним. Сейчас глядя на жмурящегося от удовольствия от полученного букета вкусов и араматов Лойсо, Гаспар понимал его чувства и полностью разделял, проделав то же самое со своей чашкой кофе. Правда, коньяку в ней оказалось гораздо меньше, нежели в чашке Новарро.

Не успел Гаспар как следует насладиться тихим вечером и уединенной беседой с симпатичным ему человеком, как откуда ни возьмись вновь появился его двойник. Патрес быстрым шагом пересек комнату, направляясь в сторону Гаспара и Лойсо, что Дефо успел даже испугаться, что Ад сейчас выкинет какую-нибудь глупость и заставит Гаспара неловко чувствовать себя перед Гостем. Но тот внезапно остановился у дивана, на котором сидел Лойсо и со звонким вскриком «Офигеть! Глазам своим не верю» стал тыкать пальцем в пространство впереди себя.
- Опять ты! В покое меня не оставишь! – Мужчина еле заметно нахмурился и поспешил спрятать свои эмоции, дабы не вызывать вопросов у собеседника
- Что ты там увидел? - Сперва Гаспар подумал, что двойник указывает на какой-то предмет мебели и устремил свой взгляд в ту сторону куда указывал палец настырного призрака. Разумеется, там он ничего такого не увидел, что бы могло до такой степени шокировать Патреса. Он был удивлен его поведению на столько, что готов был выразить свои чувства на непринужденно улыбающимся лице, но сдержался. Попробуй потом объясни непонимающему Инквизитору, что же его так удивило. Так и до психиатрической лечебницы не далеко.
Однако, дальнейшие вопросы Ада заставили его всерьез задуматься над тем не помешался ли часом его обожаемый мучитель ибо тот стал разглагольствовать на тему моды и некой обнаженной фигуры, которая видите ли стоит прямо перед ним. Внезапная догадка пришла в голову сама собой и сопроводилась неудержимым фонтаном коньячного кофе извергающимся изо рта Новарро.

- Боже мой, Лойсо! С тобой все в порядке? – Гаспар засуетился, передавая собеседнику салфетки. Лойсо ответил, что просто поперхнулся, но едва ли Гаспар поверил в его искренность. Неужели Новарро тоже преследует призрак? А иначе, в кого Патрес только что тыкал пальцем? Навряд ли в воображаемого друга. Гаспара так и подмывало спросить об этом Лойсо, но не стал, ограничившись адресацией сего вопроса своему Двойнику
- И кто твой новый знакомый? – мысленно передал он Патресу, но не обращая на него взгляда, как будто мокрые брюки Новарро его заботили гораздо больше. Гаспар не был уверен в своих догадках, но хуже все равно не будет, по крайней мере двойник мог объяснить что же его так удивило.

Отредактировано Гаспар Дефо (21-08-2009 21:15:17)

10

Оказывается, что настоящее потрясение ожидало его впереди. Потому что голый мужик с ним заговорил. Двойник просто окаменел, застывшим взглядом всматриваясь в лицо говорившего. Рука, указывающая на незнакомца, бессильно опустилась. С ним говорили. Его видели. Он настолько привык к безразличию окружающих, что это не укладывалось в его голове. Невидимость, одно из первых открытий его посмертного существования  заставляла сомневаться в том, что он есть. Его самый страшный кошмар. Гаспар только тем, что периодически игнорировал его, сводил с ума, потому что Двойник был уверен, что больше ни для кого не существует.
- Дефо не видит… - повторил он практически на автомате. Мысли расползались в разные стороны как вязкий кисель. «Дефо не видит». Суть сказанного ускользала от Двойника.
Он не знал, что есть подобные ему, поэтому просто растерялся.
- Очень приятно… - известно, что сознание в состоянии шока цепляется за обыденные мелочи, придающие окружающей действительности кажущуюся стабильность. «Знакомимся значит. Надо как-то назвать себя. Ведь так обычно и делают, когда представляются. Ага, имя». Двойник несколько раз моргнул.
- Ад Патрес… - хотелось верить, что зеленоглазый не расценит обрывок фразы на латыни как ругательство. Мол, иди ты… к предкам.
«Такой же, как я». Вот то, за что нужно было уцепиться. Еще одна душа, так? Или еще один великий Грешник, если верить Гаспару Дефо. Двойник осторожно протянул дрогнувшую руку к плечу Иблиса, но дотронуться так и не решился. Нет ничего удивительного в том, что он воспринял его как человека. Стоящий напротив мужчина был осязаемым и выглядел как… живой. То есть по внешним признакам Патрес почти наверняка не смог сказать, где живой человек, а где «такой же, как он».
Впрочем, это было не совсем так. Двойник что-то чувствовал, то, чего не разобрал на первых порах от возмущения. Что-то неправильное или нереальное. Патрес пытался дать этому чувству определение, но не смог ничего придумать. Может быть, все происходящее просто казалось ему неправильным.
Он растерянно перевел взгляд с Иблиса на «чужого» Инквизитора и обратно. «Как-то надо это все устаканить. Нас много, и мы с Инквизиторами, так что ли? Дефо не видит как его… Иблиса, но видит меня. Иблис видит меня, и я его вижу. А кого видит этот, без маски? Ничего не понимаю». В этот момент, словно в ответ на его мысли, мужчина закашлялся и расплескал остатки кофе с коньяком. Или коньяка с остатками кофе. Двойник подозрительно всматривался в отряхивающегося Наварро, пытаясь разобраться, чего это инквизитору коньяк встал поперек горла. Он бездумно скользил взглядом по обнаженному телу от ступней по накачанным голеням, через колени к бедрам и выше… Мгновение спустя вспыхнул, залившись краской, осознавая, что именно дальше придется рассматривать. Поднялась небольшая суета с попытками замыть следы преступления, а точнее замять салфетками. В голове почему то сразу всплыла старая присказка, что кровь не отстирывается.
- А ты здесь… тебя за что? – обратился он к Иблису. Слова обычно говорливому и ехидному Двойнику давались с трудом. Разговаривать мысленно ему и в голову не приходило, точнее он просто не задумывался когда говорил мысленно, а когда напрямую. Поэтому вопрос Гаспара, прозвучавший не вслух, поверг его в еще большую растерянность. Он даже забыл по привычке огрызнуться, и ответил так же ему мысленно, не забывая обрушить на инквизитора всю бурю переживаемых эмоций.
«Тут...  – задумался, формулируя ответ. – Голый мужик. Зовут Иблисом. А грешников неупокоенных чего, всем инквизиторам навешивают?» Было совершенно непонятно, задает Двойник вопрос Гаспару или опять разговаривает сам с собой.

Отредактировано Ад Патрес (21-08-2009 22:00:02)

11

Все бы хорошо, и все бы были квитами, сделка прошла бы чинно мирно, если бы не Лойсо. Он уж слишком сильно отреагировал на то, что кроме Иблиса в комнате есть еще одна неуспокоенная душонка. Или успокоенная, Иблис пока не знал всех деталей. С другой стороны, а что такого в том, что взрослый человек, работающий на церковь, имеет двойника? По мнению призрака, это как раз тот сорт людей, которые больше всего подвержены искушениям, пусть то будут проделки Лукавого или собственные слабости. Так что, в том, что и у Дефо есть свой "черт" Иблиса не удивляло вообще-то, за исключением факта, что этот "Ад Патрес" (Боже мой, где он это "имя" взял?) появился вдруг так неожиданно, застав гостя в несколько смущенном положении. Ну, во-первых, нагим, а во-вторых, говорившим комплименты Дефо.
"Это не смешно, Лойсо." - фыркнул на заявление про кружевные панталончики мужчина, - "Скажи, а у всех твоих дружков-инквизиторов есть двойники, или вы с Дефо самые отпетые в этом плане?"
Иблис отошел от Гаспара, сделал шаг в сторону своего нового знакомого и улыбнулся. Любопытный двойник интересовался за что, собственно, он здесь. Возможно, этот зыбкий мир был похож на тюрьму, и каждого нового заключенного надо обязательно спросить "А ты почему здесь?", и уже от его ответа, от тяжести и формы его преступления будет зависить его тюремная жизнь. А вот, все равно ли двойнику с кем общаться: с насильником собственной матери или со святошей, которого на крюках повесили еретики?
- Хотел бы я знать. - сухо ответил Иблис и пожал плечами. Ему нечего было ответить на этот вопрос, кроме того, что он убил себя. Но говорить про самоубийство он не хотел, считая данную информацию слишком личной для себя и для свого владельца. А так же ту историю, почему они с Лойсо знакомы и зачем он здесь. Все же остальное - в надежных руках Дефо, которые крепко сжимают папки с данными. Почему он не торопится? Почему Лойсо его не торопит? Наверное, прошло около десяти минут, всего, а для двойника время тянулось слишком долго, ведь он с нетерпением ждал, когда узнает свое имя, свое прошлое. А там либо спокойствие, либо наоборот - безумие.
Иблис подошел к Ад Патресу, совсем близко, чтоб можно было слышать его дыхание, доказывающее, что тот жив. Жив, конечно, он был не полноценно, но его призрачная кровь вслед за ударами сердца разгонялась по сосудам, а кислород настоящего материального мира раз за разом наполнял легкие. Мужчина протянул свою руку к парню и погладил тыльной стороной ладони его скулу, как раз там, где был нанесен загадочный рисунок. Ему просто нужно было дотронуться, чтобы убедиться, что Ад Патрес существует, материален, хоть и далеко не для всех.
Меж тем Дефо и Наварро как-то примолкли. Небось, каждый из них слушал своего двойника, следил за его движениями, представляя, что рядом с ним еще один,  и каждый не мог точно сказать, как бы он выглядел. Да, интересная картина вырисовывается. На этот счет в голову Иблиса пришла заманчивая мысль, но тут же потухла в бледных глазах, решив затаиться до лучших времен. Они сюда пришли для дела, а не просто прохлаждаться.
- Я еще вернусь к тебе, Ад Патрес. - пообещал Иблис, опуская свою руку и продолжая спокойно улыбаться двойнику. Обойдя его, он вернулся к своему хозяину, присев на подлокотник дивана возле него. Склонившись совсем близко к его уху, призрак шепнул.
- Потом разберетесь со своими "тараканами". Возьми документы, посмотри, найди меня.
Иблис мог и мысленно передать эти слова своему владельцу, но теперь, раз уж Ад Патрес их видит и может всю информацию передать Дефо, было очень заманчиво спровоцировать святошу-инквизитора на что-нибудь интимное, пусть это будет даже тихий шепот и едва ощутимое прикосновение губ к мочке уха.

Отредактировано Иблис (22-08-2009 11:52:01)

12

-Ы-хы-хы.
Снова мысленно хохотнул Наварро, на замечание Иблиса о панталончиках. И проолжил развивать тему, которая, судя по всему, образно выражаясь, "колола призрака в зад", словно канцелярская кнопка.
-А я и не шучу, и вовсе не склонен к смеху. Не хочешь выбирать, так сам выберу. Я видел такие.. ммм.. облегающие. До середины бедра, а дальше кружева до колен. Тебе они пойдут. Твоя задница будет смотреться в них просто изумительно. ММм... материал тонкий, обтягивающий, не столько скроет, сколько подчеркнет твои формы.
Подразнил двойника. Но как и любая палка, эта оказалась с двумя концами. Едва мысли обратились к телесным формам "шайтана" , как фантазия, подстегнутая близостью обнаженного тела, сократившего расстояние и усевшегося на подлокотник кресла, стала рисовать весьма пикантные картины. Обоняние, перебивая запах кофе и коньяка,  уловило терпкий, чуть горьковатый, медовый запах цветущего луга. Плечо под тонкой рубашкой явственно почувствовало тепло живого тела. Живого? Парадокс. Призрак давно умершего человека на ощупь был живее всех живых. А гормоны словно глумились, заставляя воображение то раскладывать соблазнителя на низком столике, среди пожелтевших от времени папок. Приподнимать и разводить его бедра, открывая взору чуть прижатые весом к столешнице ягодицы. То вдавливать грудью в спинку дивана, на котором  сидел, приспустить с его зада те самые панталончики,  и сжимать, сжимать его бедра, не давая ускользнуть, побуждая прогнуться в пояснице, открыться, подставиться под интимные проникновения.
-О, Господи..
Сглотнув ставшую вязкой, обильной слюну, мужчина небрежно кинул влажные салфетки на стол, с силой сверху вниз провел ладонью по лицу, отгоняя наваждение. До красных кругов перед глазами, затопивших фривольные картины,  зажал переносицу пальцами, потер и тряхнул головой.
-Все в порядке , Гаспар. Поперхнулся. Спасибо.
Поспешил успокоить коллегу, засуетившегося с неуклюжим гостем. И  потом мысленно, двойнику.
-Я-то откуда знаю? Никогда не задумывался на счет наличия двойников у других инквизиторов, пока ты не свалился мне на голову. Расскажи лучше, какой  у него двойник?
Между тем взял увесистую папку архива, присвистнул, представляя, сколько же придется перерыть бумаг. Много людей умерло в том далеком ноябре.
-Послушай, а ведь самоубийц хоронят за кладбищенской оградой? Не в Святой земле,  насколько я знаю. Они  в общем томе архива?
Стряхнув пыль с обложки, начал листать документы, мельком вглядываясь в старые фотографии давно тлеющих в земле людей. Вот старик, мирно почивший в преклонном возрасте. Судя по врачебной справке, заснувший вечером и не проснувшийся на утро. Хорошая смерть. И, увы, редкая для мужчины, в прогнившем насквозь тоталитарном государстве паучих. А вот молодой мужчина, так и не доживший до тридцати лет. Вот самодовольная самка с холодным, нарисованным косметикой  лицом. Но даже она не в состоянии скрыть обрюзгшие щеки  и высокомерно сложенные губы. А вот эта- красивая. Красивая была бы, если бы  во всем облике не сквозило двуличие. Бог с ними, туда им и дорога, тело- червям на корм, душу- чертям на потеху. Средних лет священник. Лица.. лица .. лица.. Красивые и уродливые, безликие и изможденные толи тяжелой жизнью, толи смертельной болезнью. Но лишь у единиц в давно сомкнутых вечным сном  глазах, покой и умиротворение.
От фотографий мысли вновь возвратились к  призраку- спутнику Верховного второго округа.  Подавив первое изумление, Наварро наконец-то смог рассуждать здраво. Вероятнее всего, Дефо уже понял , что у него есть двойник, как понял он сам, что священник тоже является обладателем такого "счастливого подарка" судьбы. Так какой смысл тогда скрывать это? А вот о двойниках узнать побольше из первых уст, было бы не плохо. Сам он о них, до недавнего времени, лишь читал. Рискнуть? Не рискнуть? И все же рискнул, раз уж  Господь привел его сегодня в похоронное бюро приятеля. . Может быть и зря. Кто ж знает? Жизнь покажет.
- Хммм.. Гаспар... давно у тебя двойник?
Вопрос прозвучал как-то обыденно, пока мужчина листал выцветшие листы и фотографии. Лишь взгляд серых глаз цепко впился в лицо сидящего напротив человека, следя за мельчайшей мимикой.

Отредактировано Лойсо Наварро (23-08-2009 16:39:26)

13

Ситуация оказалась презабавной. Вместо двоих мужчин в комнате находилось четверо, двое из которых были призраками, а двое других даже и не подозревали об их наличии.
Неужели у Лойсо тоже есть двойник? А иначе кого сейчас видит Патрес? «Значит, его зовут Иблис и он совершенно наг!». Мужчина не отказал себе в удовольствии представить себе обнаженного мужчину, скрывающегося за тенью своего единственного в мире собеседника. Фантазия обрисовала это волнующую картину в самых ярких красках и ракурсах. Такое положение дел определенно дает массу плюсов, но в то же время и минусов. А может этот призрак и послан Наварро во искушение? А может этому есть и другая причина. Более обыденная. О которой с ходу даже не задумаешься.
Оставив свои размышления, Гаспар наконец сдвинул застывший на коленях Лойсо взгляд на лицо собеседника. Тот, наконец, взял папку и взвесив ее в руке присвистнул. Да, умирают люди с незавидным постоянством. Возможно, жили бы они в другое время, это бы случалось гораздо реже. Как знать. Господу ведь не укажешь.
- Да, хоронят за оградой, но все документы по всем умершим в одной папке. – Гаспар откинулся на спинку дивана и допив остатки кофе поставил чашку на стол. Снова захотелось курить. Гаспар никогда не злоупотреблял этой привычкой, которую то и привычкой сложно зазвать. Однако ему всегда хотелось курить, после чашки другой крепкого кофе. Вот и сейчас так, а витающий в воздухе и еще не рассеивающийся сигаретный дымок, щекоча рецепторы, подталкивал мужчину к этому занятию. Гаспар ощупал карманы брюк, через плотную мантию и к своему неудовольствию сигарет там не обнаружил. Возможно оставил дома, а может они вовсе закончились. Такие мелочи Дефо даже и не пытался запоминать за ненадобностью. «Переживу!»
- Кстати, ограду с тех пор несколько раз переносили. Могилы самоубийц уже лет пять находятся на территории кладбища. – как бы между прочим добавил Дефо – Кладбище растет, а переносить могилы не стали, оставив их на прежнем месте. Если тебя конкретно они интересуют, я могу показать, где они находятся! – Отец Гаспара был принципиальным человеком. Откупив часть земли, он не думал, что очень скоро на ней ни останется свободного места и кладбище придется расширять или переносить. О переносе могил не могло идти и речи, даже о переносе небольшой их части, поэтому Дефо старший закрыл глаза на правила, решив, что люди совершившие столь тяжкий грех, все же достойны лежать в святой земле. Он даже хотел провести отпевание по всем правилам, но местный священник тоже был принципиальным человеком и попросту отказался это делать, мотивируя свое решение тем, что люди покончившие с собой не достойны находится подле Всевышнего.
Пока Лойсо неторопливо перелистывал страницы, Гаспар наблюдал за ним, практически не отрываясь. Хотелось спросить его о двойнике, поделиться с ним рассказами о своем. Убедиться, наконец в том, что он, Гаспар, не сошел с ума и Ад Патрес реален, как Лойсо или Давид. Пожалуй, ему было просто необходимо знать это наверняка. И только он собрался задать вопрос, почти подобрав нужные слова, которые не звучали бы глупо или убого, как Новарро вдруг опередил его, и прямо «в лоб» спросил его о Патресе. Гаспар немного ошалел и даже заволновался, посему ответил не сразу:
- Какое-то время – Какое-то? Гаспар даже знал точную дату, но называть ее не стал. – Около года! – Разумеется, больше о том времени он рассказать не может. Ведь смерть этого паренька была тщательно скрыта  и имя Гаспара ни в одном документе не фигурировало. Если кто-нибудь узнает, начнутся разбирательства. Инквизитор наверняка сможет выкрутиться, но лишние проблемы не нужны никому.
- А твой? – внезапно Дефо посетила догадка, когда его взгляд уловил в лице Лойсо сосредоточенность, с которой он перелистывал пожелтевшие от времени листы – Не своего призрака ты часом ищешь?

Отредактировано Гаспар Дефо (24-08-2009 12:48:41)

14

Судя по реакции Иблиса, вопрос ему не понравился. Наверно, глупый был вопрос и бестактный. Только для Патреса он – за что я здесь и для чего, оставался  занозой в… ну скажем в пятке, и жить спокойно не давал. Гаспар только и делал, что читал проповеди о его неправедной жизни, но было совершенно непонятно, говорит он именно о его жизни или отделывается пустыми штампованными фразами. Двойник ощутил острый укол сожаления. Он не хотел обижать Иблиса, было бы глупо ссориться с единственным на данный момент существом подобным ему.
Двойник задумался и не заметил, что Иблис подошел совсем близко и коснулся рукой его щеки. Патрес ошарашено замер. Ощущать чужое прикосновение было странно. Он почти забыл, что это такое, когда тебя вот так просто гладят рукой по щеке. Вдруг, на какое-то мгновение показалось, что все это уже было. Когда-то очень давно. Кто-то вот так же касался его щеки, осторожно стирая краску? Капли дождя? Кровь? Кто-то смеялся. Реальность зыбко дернулась, рассыпаясь осколками своих и чужих воспоминаний. Иблис улыбнулся и вернулся к своему инквизитору. Эти двое были здесь по какому-то делу, явно что-то искали. Двойнику осталось только наблюдать за развитием событий.
Отношения у них были явно теплее, если не сказать больше. И Патрес впервые наверно задумался, почему может только изводить Дефо, превращая его реальность в месиво кровавого кошмара и безумия. Ведь это был и его кошмар, не менее пугающий и реальный. Он боялся его? Вроде нет. Чего может бояться мертвый? Ненавидел? Бывало и такое. А за что ненавидел, сам толком не знал. Собственно, всю ту гамму чувств, что испытывал Патрес к Дефо, трудно было описать таким простым словом как ненависть. Для ненависти нужна какая-то веская причина, а ее у Патреса не было. Быть может, больше всего ему хотелось сорвать с него эту маску благочестия и безгрешности. Кому как не Двойнику знать, что это лишь маска. Дефо вещал об одном, а поступал иначе. И при этом продолжал быть уверенным в своей правоте. Вот это то больше всего и бесило. Уверенность. А у Патреса не было ничего. Ни уверенности, ни имени, ни прошлого. Но если говорить откровенно, то в отличие от того же Иблиса, он не так сильно стремился раскрыть тайну своей гибели, ибо испытывал иррациональный неподдельный ужас ко всей этой истории.
«Знает ведь что-то, упырь длинноволосый. Знает, но молчит. И еще не известно кто чье наказание. Надо ему все-таки в коньяк опарышей напихать». Мелочь, конечно, второй класс церковно-приходской школы, если не первый, а все равно приятно. Увидеть как дрогнут от омерзения и брезгливости праведно поджатые губы.
Патрес внимательно следил за тем, как менялось выражение лица Дефо. Не стоило, наверно, говорить ему про обнаженку.
- Ты бы видел себя… – презрительно плюнул под ноги. – Глазки-то аж замаслились.
И подумал уже про себя. «Ведь недавно упырь кувыркался с тем придурком лупоглазым. Когда это было то… в прошлую пятницу или месяц назад? Листья были на деревьях или нет? Не помню… Занесла меня нелегкая в спальню».
- Ты ему нравишься, он бы тебе тоже понравился, а что? Красивый мужик, на апостола похож, Иблис, ты не обижайся, я ж правду говорю. Чего зря время терять? Аааа…. – почти неподдельное сожаление в голосе. -  Забыл совсем, господин Верховный инквизитор. Ты ж его не видишь. Ая-яй-яй. Какая досада. Придется, тебе по старинке, – сжал руку в кулак и сделал пару движений вверх и вниз на уровне паха.
- Или по блядям пойдешь? Потом пару раз Отче наш, башкой об пол постучишься, и Господь простит, уж верховному то и такую мелочь не простить.
Присев на стол, Патрес медленно, явно смакуя процесс, вытянул из воздуха сигарету, щелкнул пальцами, прикуривая от воображаемого огонька, и с наслаждением затянулся, выдохнув дым прямо в лицо Дефо.
Наварро задумчиво шуршал старыми бумагами, и было совершенно не ясно, что за мысли бродят в этой голове,не считая проблем захоронения самоубийц, пока не прозвучал вопрос. Патрес замер, внимательно ожидая ответа Гаспара. И чуть не поперхнулся дымом.
- Год назад?! Это же туева куча времени…
Двойник даже растерялся пытаясь осознать сказанное и пропустил мимо ушей последний вопрос Гаспара. «Это я вот столько уже с ним живу?!» Конечно, он не задумывался о том, что появляется в жизни Дефо лишь время от времени, для него это все равно ничего не меняло.

Отредактировано Ад Патрес (24-08-2009 17:38:21)

15

Папка, лежащая в руках Наварро, возможно могла рассказать о всей жизни Иблиса. Вернее, приоткрыть завесу, чтобы потом уже можно было самостоятельно углубиться в воспоминания. Если дернуть всего за одну веревочку, можно заставить звенеть сразу несколько колоколов. Иблис хорошо помнил это, когда помогал звонарю, чей помощник приболел. Так же, по тому же принципу он собирался вытягивать из себя то, что было утрачено, стерто, забыто. Кроме официальной информации должна всплыть и другая. Кроме того часто, при судмедэкспертизе привирают факты, чтоб родственникам покойных не было так тяжко. Вот и  в документах этих могли написать все, что угодно, а вспоминать придется что-то совершенно другое.
Мысли о сосбвтенной жизни тут же резко вытолкнулись мыслями Лойсо о сексе. Они были такими яркими, осязаемыми, что Иблису на секунду показалось, что это его собственные фантазии. Рой мурашек поднялся по хребтине и приподнял волоски на затылке, медовая волна возбуждения от этих сценок, что крутились в голове инквизитора, огладила живот и скопилась грузом внизу. Сейчас Иблису захотелось с силой ударить Наварро за его грязные мысли, но Гаспар это бы сразу же заметил. Если Лойсо и мог бы как-то скрыть свое возбуждение под одеждой, то у двойника не было ничего, благодаря тому, что "Ты и так хорошо выглядешь".
Призрак откашлялся и вновь посмотрел на Гаспара, решая отомстить своему владельцу. Все-таки в его силах было вызывать иллюзии, подменять картинки в сознании, хотя сейчас это было несколько неуместным. Но Иблис подстегнуло отплатить той же монетой.
"Ну и грязные мысли у тебя, Лингвера. Если б знал, что пойду на "отработку" к такому развратнику, то заранее бы подготовился." - Иблис вздохнул и потер лицо пальцами. Сценки из головы, которые он выхватил у Лойсо, все еще стояли перед глазами, неумолимо возбуждая. Слишком долго он не чувствовал этого жара, голода и похоти, а тут еще и у Наварро воображение разыгралось. Видимо забыл, что от двойника ничего не скроется.
В то же время Ад Патрес разговаривал со своим владельцем, вслух, так, что Иблис тоже мог их слышать. Охо, кажется господин Дефо не чище господина Наварро, и тоже был участником многих грешков, сотворенных собственноручно. На слова второго двойника Иблис почти не реагировал, словно бы он говорил не о нем, а о ком-то еще, а внимательно всматривался в лицо Гаспара, пытаясь разгадать его мысли сейчас, когда он пытается представить обнаженного мужчину.
"Хотя, что мне тебя винить, Лойсо. Кажется твой друг точно такой же содомит. А ты зря теряешь время." - Призрак хохотнул вслух и наклонился к его лицу, прижимаясь носом к щеке и потираясь. Было достаточно прикрыть глаза, представить продолжение тех эпизодов, что уже были придуманы Наварро, добавить от себя большей отдачи, стонов и бесстыдства, чтоб он тут же увидел эту картину перед глазами. И что-то новое: влажные и покрасневшие после поцелуя губы касаются темной блестящей головки, вбирая их в себя, мягко сдавливая, и опускаются ниже, вибрируя от горлового стона.
Картинка тут же сменилась на другую. Иблис сосредоточился, пытаясь как-нибудь представить Ад Патреса в голове Лойсо, но вместо парня рисовалась только темная тень, силуэтом похожая на человека, но вот с представлением Дефо все выходило проще. Темная тень прижата грудью к стене, беспомощно скользя по ней ладонями в надежде за что-то уцепиться, а Верховный Инквизитор Второго Округа не дает ей вырваться, прижимая весом своего тела, крепко сжимая в объятиях, приподнимая бедра, мня и раздвигая ягодицы, чтобы сделать в очередной (или первый?) раз двойника своим не только словами, но и действием.
Уже на грани сознания понимая, что увлекся, Иблис вдруг резко отстраняется от Лойсо и, словно тяжелой партьерой, прикрывает все иллюзии, что ему удалось нафантазировать для владельца и для себя заодно. Нужно было срочно стряхивать то напряжение, которое, кажется, уже можно было потрогать в воздухе. Поднявшись с места, двойник сделал пару шагов по комнате.
- Так, господа. Мы тут про секс фантазировать собрались что ли? Запретный плод покоя не дает? - Иблис посмотрел на Лойсо, на Ад Патреса и на Дефо, словно бы тот мог видеть и слышать. - Сейчас мне важнее узнать, что в этих папках. - это было сказано Наварро, далее посерьезневший взгляд призрака снова перешел на Ад Патреса. - А потом мы вас оставим, и вы наедине более продуктивно сможете подумать о своих отношениях.
Спрятав лукавую ухмылку, Иблис снова плюхнулся на диван рядом с владельцем. Так как его мысли никто не мог читать, он позволил себе и дальше думать о том, что могло бы быть, если.
"Давай быстрее, и пойдем отсюда. Мне уже тяжело здесь находится и держать себя в руках."

16

- Жаль. Я надеялся, что  информация по захоронениям самоубийц   в отдельном деле. Ну да ничего, придется порыться. Спасибо, если поможешь найти могилы
Передернув затекшими от сидения на месте , плечами, Наварро машинально отметил, что  Гаспар похлопывает себя по карманам. Такое знакомое,  обыденное движение, понятное каждому курильщику. Сам постоянно страдал от того, что терял то сигареты, то зажигалки. Вернее говоря, зажигалки  жили своей жизнью, то прячась, как грибы в лесу, то собираясь " на большую гулянку", заваливаясь по пять-шесть штук в кармане. Достав сигареты, протянул одну инквизитору, дал прикурить, и лишь потом снова углубился в документы. А точнее сказать, собирался углубиться, как двойник вновь подал голос.
Лойсо  вновь на автомате  огрызнулся, чувствуя, как кожа на загривке пошла пятнами от замечания призрака.
-Сам такой
В чем-то  Иблис был прав, для священнослужителя Наварро был чересчур падок на зов плоти. А вот для обычного человека- вполне нормально. Нууу.. если не считать гомосексуальной ориентации, ну и  еще ... мдя.
-Прости,  Господи, грехи мои тяжкие.
Мужчина вздохнул, ... а вот выдохнуть не успел. Воздух застрял в горле горячим комом.  Только что представленные развратные мечты вспыхнули новыми красками, дополняясь озвучкой и возможными реакциями Иблиса. Как встречной волной перегретого пара  окатило и забурлило, закипело отчетливой картиной припухших от поцелуя губ, сомкнутых на головке члена. Спрятавшаяся в ночных тенях спальня Наварро, обнаженный призрак, сидящий на ногах, разметавшегося на постели  возбужденного во сне,  мужчины. Рука, сжимающая восставший член соблазнителя, и снова его губы, исторгающие оргазменный стон. Значит, это было не сон.
Красные пятна растеклись по шее, выступили на лбу горячей испариной.
-Ффууу..
Наконец-то смог выдохнуть Лойсо, вытирая со лба мелкий, соленый пот. Рванув ворот рубашки, мужчина покрутил затекшей шеей и спрятал глаза от коллеги -инквизитора.
- Уфф, что-то жарковато у тебя здесь сегодня.
-Я убью тебя, бисов сын! Ты что творишь?!
Выплеснув львиную долю эмоций в мысленным крике "шайтану", мужчина схватился за сигарету, как за спасательный  круг. Глубокая затяжка горьковатого  дыма хоть немного прочистила мозги, заставляя их начать шевелиться,  и вновь кинуть взгляд на Дефо. Верховный инквизитор Черного Лабиринта сегодня дважды умудрился удивить его. В первый раз, когда выяснилось, что у того есть  двойник. А во - второй.. оказывается Гаспар вовсе не так благочестен и не прочь заняться сексом с лицом своего пола. Это удивило, но не вызвало осуждения. Как Наварро мог осуждать его, если и сам был не без греха. А вот если это дойдет до Сиены..
-Ох, Гаспар.. поаккуратнее бы ты. Знаешь ведь, какие порядки у паучих. Глазом моргнуть не успеешь, как окажешься на плахе.
Подумал. Но говорить этого вслух не стал. Верховный инквизитор- не маленький ребенок, и сам прекрасно все знает.
-А то больше попой крути и сексуальную  энергию расплескивай. Так вообще не уйдем отсюда
Зарычал на резко ставшего деловым призрака. Но в словах Иблиса была здравая мысль. Конечно же, надо было закончить то, за чем пришли.
Неожиданная догадка Дефо заставила Лойсо задуматься. Стоит ли рассказывать о самоубийстве  Иблиса? А другой стороны, смысл врать? Если фотография призрака есть в архиве, двойник Гаспара с легкостью опознает его. А уж выяснить о самоубийстве по месту захоронения проще простого. Ладно, раз попросил помощи, то уж нет смысла врать.
Инквизитор снова затянулся сигаретой и выпуская колечками дым под потолок, смотря, как они расплываются серыми окружностями,  кивнул.
-Да. Я попросил помочь тебя, чтобы найти информацию о своем двойнике. Он почти ничего не помнит о своей жизни, и появился три дня назад. После того, как я шарахнулся головой при взрыве в Бонполе.
Мужчина вновь принялся за дело, перелистывая страницу за страницей. Лишь к середине папки появилось нужное. С нечеткой, старой фотографии на Наварро смотрели знакомые  бледно зеленые глаза под темными бровями вразлет. И надпись на оборотней стороне- Самуил Нортон. Дата смерти - 16 ноября 2.... года. Самуил... Как ветхозаветного пророка Самуила.
Но стоило Наварро пробежать глазами скудные сведения, как едва сдержал возглас удивления. Во -первых, в этот день были похоронены два Нортона. Самуил и Алистер. И заказчик на оба гроба, венки, похоронные принадлежности  был один. Вернее говоря -заказчица. Изабель Нортон. Во-вторых, братья ( а судя по фотографиям, это были именно братья, причем второму на вид было от сиды 15-16) были похоронены на разных кладбищах! Алистер , как и положено, покоился на кладбище Черного Лабиринта. А вот Самуил был предан земле  в округе Отрубленной головы. И никаких толком медицинских справок, кроме свидетельств о смерти, ни пояснений. Лишь чеки за услуги, фотографии для изображений на надгробиях, да имена. И все.
-Иблис. Я нашел.
Вдруг ставший серьезным, мужчина откинулся на спинку дивана, давая двойнику приблизиться и посмотреть документы. И пока самоубийца смотрел в глаза своему прошлому, обратился к приятелю.
-Спасибо тебе, Гаспар, за помощь. С меня бутылка коллекционного вина.
Конечно, узнав столько неожиданного и нового о коллеге, хотелось поговорить с ним, узнать больше о призраках, раз уж оба они  волею судьбы, оказались владельцами таких "подарков". Но это желательно было сделать тет- а тет, а не когда два незримых спутника неслышно кружат по комнате

17

Нахальству двойника не было предела. Проглатывая выпущенный ему в лицо дым, Гаспар был готов тут же разорвать Патреса. Его слова до глубины души задевали мужчину, будто бы тот уличил его в каких-то не праведных деяниях, хотя на самом деле все было совсем не так. Дефо, конечно, понимал, что Ад Патрес прав. Но, наверное, просто не хотел признаваться себе в этом, это бы значило крах всему, к чему он стремился столько лет. Призрак дразнил его, говорил гадости и намекал на то, чего Гаспар никогда не делал и не собирался. Ему бы было все равно если бы они были вдвоем, но сейчас тут был еще один призрак, который тоже слышал слова Патреса, а это значит что Лойсо тоже узнает об этом и возможно сделает неправильные выводы. Гаспару и так было не по себе, зная, что сейчас фактически вся его жизнь как на ладони у незримого для него Иблиса, который связан с Верховным инквизитором. В мире, где стоит полагаться только на себя, лишнее слово или дело может поставить черту не только на положении в обществе, но даже на жизни. Гаспару нравилось Доверять Лойсо. Наверное, он думал, что в чем-то они похожи. И сейчас он даже мысли Боялся допустить, что это не так. В конечном итоге, они были в одной лодке, было бы неосмотрительно топить друг друга и даже глупо.
Мужчина старался сохранить спокойствие, медленно вдыхая терпкий дым и сосредотачиваясь на размеренных движениях Лойсо, переворачивающего страницы. Однако его взгляд постоянно возвращался к фигуре двойника, собираясь если не сожрать его заживо, то протереть на нем дырку.
- И это были самые ужасные «около года» в моей жизни! Надеюсь ты доволен! – Прорычал Гаспар, удерживая себя от рукоприкладства и дальнейших выяснений отношений с Ад Патерсом. Но можно было не сомневаться, не начавшийся разговор на эту тему, еще не закончен.
Мужчина потушил недокуренную сигарету в пепельнице и откинувшись на спинку дивана потер пальцами лоб. Голова снова начинала болеть. Дефо с большим трудом заставил себя не думать о призраке и вернуть свое внимание делу, которое было куда важнее бытовых разборок. Смоляной взгляд расположился на внезапно покрывшемся испариной лице Новарро. В его взгляде ясно читалось смятение и неуемное желание. Кажется, его призрак тоже любил пошалить. Что он сейчас делает? Возможно шепчет непристойности на ухо своему Хозяину. Может быть трогает или щекочет сознание будоражащими картинками. Это может быть что угодно. Ведь в комнате было совсем не жарко, а даже слегка прохладно.
- Еще коньяку? – Гаспар улыбнулся краями губ и пододвинул гостю графин. Судя по всему Лойсо нашел что искал, он откинулся на спинку дивана, будто кому-то пододвигая папки для удобства обозрения. Не знай Гаспар о призраке Новарро, он бы расценил этот жест невероятно странным, а так… вполне себе разумеющимся.
- Да не стоит – отмахнулся Гаспар – Помогай ближнему своему… так говориться в писании.

18

Осталось только удивляться, как эти двое держит себя в руках. Возбуждение в кабинете стало почти осязаемым. Патрес спрятал ехидный оскал и невинно заметил.
- Жарко? Весьма странно, ведь здесь, если не ошибаюсь, везде новейшие системы кондиционирования… Что бы жмурики не тухли раньше времени,  – запрокинул голову, выдыхая дым.  - Не иначе как адово пекло припекает… - все равно Наварро не слышал, Иблису было явно не до них, поэтому все сказанное было произнесено только для одного человека.
То, что инквизитор угостил сигаретами Гаспара, ненадолго его опечалило. Все-таки можно было еще потравить того сигаретным дымом. Жаль, жаль. Отняли последнюю радость посмертной недожизни.
Двойник ухмыляясь наблюдал за инквизитором и Иблисом. «Ох уж эти мне святоши». Он искренне восхитился действиями коллеги. Нет, это надо, перемутить инквизиторов, довести, по крайней мере, одного из них практически до стояка, а потом еще и упрекнуть всех в непотребном поведении. Двойник фыркнул, с трудом сдерживая смех.
- Не понимаю, о чем ты говоришь, какие такие фантазии.
Развел руками, показывая, что он тут вообще один - сама невинность. На последующую фразу Иблиса презрительно скривил губы, показывая всем своим видом, что продуктивные отношения в их случае невозможны. Говорить ничего не стал, тут было явно не до него. Хотя мелькнула нехорошая такая мысль, а не попробовать ли поговорить с Гаспаром по-человечески. Вон, Наварро же помогает своему двойнику разобраться с прошлым. Впрочем, если учитывать все что он тут только что наговорил и скрипящего зубами от тихого бешенства Дефо, об этом стоило подумать немного раньше, но Патрес и при жизни не отличался дальновидностью. Ответил мысленно, с некоторой ленцой и пренебрежением.
«Доволен я был бы, если бы хоть что-нибудь изменилось, а так…  - пожал плечами. - И вообще я не понимаю, чего ты так взвился. Неужто из-за того, что о твоих похождениях знает теперь еще один призрак и еще один инквизитор? Ой, не смеши меня, все вы одним миром мазаны». Он демонстративно отмахнулся от Дефо, стряхнув пепел от сигареты ему на рукав. Сигаретный дым дрогнул причудливо извиваясь, на мгновение очерчивая в воздухе контуры лица Наварро и Иблиса, склонившегося к его уху в почти интимной близости. Картинка затрепетала как живая перед глазами Дефо и снова распалась на полупрозрачные завитки дыма.
Патрес внимательно вслушивался в то, что говорил Наварро. Разговоры о самоубийстве наконец привлекли его внимание. «Самоубийца. Три дня. Взрыв в Бонполе? Где это? Что-то ведь знакомое». Судя по тому, как замер инквизитор, всматриваясь в старую фотографию, он нашел то, что искал. Теперь каких-то тайн станет меньше, хотя кто знает, принесет ли это счастье. «Значит, Иблис лишил себя жизни сам. Самоубийство ведь грех, за такое могли и оставить здесь. Или нет? А я тоже – сам? Нет. Не может быть». Патрес всматривался в лицо Иблиса, не замечая, как сигарета тлеет в его руке. Потом, вздохнув, стряхнул пепел в чашку с остатками кофе Дефо, и решил, что это не его дело, лезть он не будет. Информации было мало, вопросов много, но кому их нужно задать, он еще не определился. На фразу из писания скорчил благостную мину.
- Аминь. Но от пузыря зря отказался.

19

Иблис все-таки добился своего, заставляя Лойсо краснеть от своих же мыслей. Что ж, он сам виноват, и все эти мысли, мол, сексуальный заряд энергии у него такой же, как и у остальных - полная ерунда. Пожалуй, если бы кто знал правду про Наварро, то с трудом бы мог представить его на Инквизиторском посту, ведь эта деятельность предполагала не только власть над определенным районом и над людьми, но и покорность Господу, почитание его законов и, разумеется, воздержание. Кажется, все это было не про него. И раз уж он так опрометчиво принял пост Верховного Инквизитора, то пусть не забывает о том, что природа одарила его совсем не богосклонным либидо.
Достаточно было просто находиться рядом, чтоб ощущать как нагревается его тело, как перекатываются волны возбуждения от предстоящих перед взором картин. И все это без чтения мысль. Неужели Иблис уже смог научиться чувствовать его без вторжение в сознание, словно бы предугадывая реакцию? Наверное, это было хорошей новостью для существа, которое еще неизвестно сколько времени должно будет прожить рука об руку со своим хозяином.
На угрозы Лойсо двойник только улыбался. Убить его уже было нельзя, и так мертвее мертвого. И даже если тот захочет его изнечтожить, то придется владельцу самому умереть, и только потом потянуть Иблис либо Вниз, либо Вверх. Но... а что если Наварро так же застрянет между Жизнью и Воскрешением в Царствии Небесном как и он? Что в таком случае придется испытать призраку и куда он в итоге попадет?
Неожиданный вопрос, на который не сразу можно найти ответ, просуществовал в голове Иблиса недолго, почти сразу же вытесненный голосом Лойсо.
- Иблис. Я нашел.
Он отклонился, открывая папку шире, чтобы двойник мог все как следует рассмотреть, и призрак тут же прилип взглядом к пожелтевшим страницам. Пока что он помнил только лишь тот факт, что это случилось десять лет назад, а все остальные детали ускользали.
- Самуил Нортон. Алистер Нортон... - прошептал он едва слышно, вчитываясь в потертый шрифт. Эти имена словно колокольные удары зазвенели в сердце. Обычно испытываешь такое, когда забываешь слово, долго вспоминаешь его, и когда наконец оно приходит тебе на ум - ощущаешь полное удовлетворение. Но что-то в этих именах было не так. Иблис стал вспоминать своего брата, своего маленького Али, который был намного младше него. Почему-то до этого он не думал, что он тоже умер в тот же день, и считал, что, возможно, Алистер все еще жив. Но теперь... хмурые брови Иблиса сдвинулись к переносице, он ощутил, что эта история не так гладка, и видимо не зря он боится узнать правду. Почему они умерли в один день? И ведь, судя по всему, Алистер был убит чьей-то рукой, а не своей. Он был слишком искренним, слишком богобоязненным, чтобы пойти против Господа.
- А что моя мать? Она жива..? - забубнил Иблис, всматриваясь в потускневшие фотографии, где был изображен он и его брат. Это было так странно - что-то конкретное знать о себе. - Самуил Нортон. Самуил. - продолжал шептать он, примеривая на себя свое старое имя, словно одежду. - Шамуил. Шмуэль. Ты посмотри как меня звали, а? А ведь моя мама, - как же было странно это произносить - "моя мама", - Хотела, чтоб я стал священником.
Иблис несколько раз прочитал информацию, что была изложена на бумагах, чеки, списки, что-то еще, что мало значило, но это было единственное, за что можно было удержаться. И только насмотревшись вдоволь на фото русоволосого мальчишки, в котором угадывались те же выразительные глаза и хмурые серьезные брови, откинулся на спинку и вздохнул. Закрыв лицо ладонями, мужчина потер пальцами глаза.
- Там не написано, кто убил Алистера. Как это можно узнать? Мы можем пойти на кладбище? - Иблис был растерян, не знал с чего начинать, но ему казалось, что вот-вот он вспомнит что-то важное. Ему хотелось тотчас же вскочить и что-то придпринять, вспомнить наконец. Имена Алистер, Самуил и Изабель уже перестали казаться чужими, и он стал понимать, что знает их уже очень давно. В то же время пришли кое-какие воспоминания о былой жизни. В частности о приходской школе, в которую ходил юный Самуил, и самыми яркими пятнами - первое причастие и миропомазание. И первое причастие Алистера... как же он был счастлив тогда.
"И я бы хотел тебя кое о чем попросить."

20

“Еще коньяку?»
-Да. Пожалуй, выпью.
Кивнул Дефо, пока Иблис напряженно всматривался в старые   фотографии, уносясь мыслями в воспоминания, силясь выцарапать из памяти свое прошлое, себя самого. В такие моменты человеку лучше не мешать, дать возможность побыть самому с собой. Наварро лишь краем глаза следил за выражением лица двойника, за сведенными к переносице бровями, между которыми залегла пара вертикальных морщинок. И поймал себя на желании коснуться пальцами этих вертикальных складочек, стереть их потерянную скорбь, вернуть улыбку в опущенные уголки губ. Но вместо этого отвел взгляд,  взял налитую рюмку, опрокинул ее в рот, как водку, отщипнул кусочек хлеба от бутерброда, кинул его в рот. Усмехнулся, чуть отвлекшись от темы, и подумав о том, как кривились бы сейчас манерные, фальшивые обезьяны власть имущих от его,  порой простолюдинских,  замашек.  Мысль скользнула и исчезла, возвращая инквизитора в «здесь и сейчас».
Наполнил рюмку снова, уже потягивая  коньяк небольшими глотками.
-Эх, Гаспар, если бы все помнили и знали, чему учил Господь детей своих неразумных, мир бы был совсем другим.
Невольно, на автомате  выделил интонацией слово «знали», после которого последовала горькая усмешка. Как большинство могли знать, ЧТО говорил Господь, чему учил, когда Библия, в угоду строю, была переписана? Правда, были и те, кто знал и читал не оскверненные бесовскими правками  Святые писания. Но одни молчали, боясь за свою жизнь, понимая, что стоит им только начать говорить, как они окажутся на плахе. Другие тоже знали, но молчали совсем по другой причине - власть. Самый безжалостный идол, которому покланялась и  главная паучиха, и ее прихлебатели. Но рассуждать сейчас на эту тему Наварро не собирался. Зачем смущать приветливого, не плохого, хоть и не безгрешного человека идеями, одно знание которых может стоить тому в худшем случае жизни, а в лучшем - грозить многими неприятностями?  Потому сменил тему, не начав ее развивать.
-А  вино я все-таки тебе пришлю.
Улыбнулся открыто коллеге, и вновь обернулся к двойнику, почувствовав, как жалобно прогнулись пружины дивана под весом его тела, когда он откинулся на спинку. Улыбку погасла, как задутая ветром свеча.
-Нет, Иблис.. Самуил.. ( поправился). Она умерла,  прожив  год, после вашей смерти. И похоронена рядом с твоим братом.
Еще когда вчитывался в документы, успел посмотреть  план захоронений кладбища в Черном Лабиринте, и, заметив продолговатый значок  второй  могилы, рядом с могилой Алистера Нортона, не поленился глянуть, кто захоронен в ней.
Ответил на вопрос и постарался перевести тему на менее болезненную для призрака.
- А имя она тебе дала очень подходящее  для священника. Самуил.  Старозаветный пророк. Я потом расскажу тебе историю его рождения и жизни. Шамуил. Так оно звучит в арабской транскрипции. «Услышанный Богом»
Поддавшись порыву, на мгновение обнял за обнаженные плечи, по-мужски сильно сжимая, накрыл прохладную кожу теплой ладонью. Если совсем недавно воздух в комнате едва ли не искрился от сексуальной напряженности, то сейчас от нее не осталось и следа. Во всяком случае, у Наварро. Желание утону, растворилось вот в тех морщинках между бровей, в ладонях, закрывающих лицо, в отчетливой растерянности. Наверное, для Дефо, странно это смотрелось  со стороны, как второй инквизитор обнимает пустоту.
-Нет. Ничего о гибели твоего брата здесь толком нет. Здесь.. здесь даже нет пометок, что его убили.
Голос мужчины  стал тише, обычно резковатые интонации приглушились, стали на пол тона мягче.
Одно мгновение, и Наварро убрал руку, отставил на середину стола недопитую рюмку, резко  поднялся. Взял небрежно брошенную маску, одел, закрывая большую часть лица. Неторопливо стал натягивать перчатки.
-Давай–ка сейчас пройдемся на кладбище в этом округе. Здесь не далеко.
Расправив тонкую кожу перчаток между пальцев, взял свернутую плеть, удобней перехватывая хлопушку на середине. 
-Гаспар, ты не можешь  показать нам, где могилы? Пройдешься? Но, конечно,  если ты занят, я, с твоего  позволения, попрошу тогда Давида прогуляться с нами.
И призраку, безмолвно
-О чем ты хочешь меня попросить?

Отредактировано Лойсо Наварро (06-09-2009 23:20:40)


Вы здесь » Архив игры "Бездна: Скотская кадриль" » Без дрожи ужаса хватаем наслажденья » Похоронное бюро «Плакучая ива»