Архив игры "Бездна: Скотская кадриль"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Улицы Чёрного Лабиринта

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Улицы Чёрного Лабиринта – шелковистые, матово-серые пути, протянувшиеся венами меж массивных высотных зданий, своей тенью утапливающих городское дно в ясных и прохладных дневных сумерках. Неизмеримо широкие проспекты с непостижимой магической симметрией и гармонией переливаются в нитяные лабиринты переулков, закупоренных тромбами кирпичных тупиков. Всюду вырыты искусственные каналы с мостами, обсаженные аккуратными аллеями, по берегам Летты тянутся просторные, светлые бульвары для прогулок, мостовые чередуются с подвижными тротуарами. На идеально круглых, квадратных площадях – узорчатый цветной мрамор, сложенный в гигантские пёстрые полотна гранит, галереи фонтанов и воинственных изваяний святых мучеников за веру.
Первые этажи зданий почти повсеместно заняты привлекательно оформленными застеклёнными витринами магазинов, в которых можно купить всё от зубочистки до нового гардероба, но особое предпочтение горожане отдают Торговым домам с аркадными галереями, расположенным в восточной части Второго округа. Здесь же находятся бесчисленные представительства агентств, фирм, разносортных предприятий и учреждений, предлагающих всевозможные услуги, естественно, за ваши кровные деньги.
Жизнь в городе тороплива и стремительна, движение по улицам и воздушным линиям в час пик плотное – не пробиться, все спешат, стараясь не опоздать по важным каждодневным делам. В отличие от Паучьего Дола, в округе больше общественного транспорта, вмещающего толпы рабочих с заводов и фабрик в одинаковых бледно-салатовых и голубых курточках с фирменными нашивками. Тут вам не встретятся ни проституты, ни бездомные, ни прочий подозрительный сброд. Если такой и появляется, посмев высунуться из клоаки обнесённого стеной Четвёртого округа, его оперативно отлавливают хищнически рыскающие отряды блюстителей правопорядка и безжалостные каратели.

2

Особняк верховного инквизитора Бестиария

Несмотря на свое показательно хороше настроение, Иблис нервничал словно перед экзаменом. Наверное, больше всего он боялся ни того, что сможет вспомнить, а того, что вообще ничего не вспомнит. При этом распространненая фраза, мол "меньше знаешь, лучше спишь" действовала на него слишком неубедительно. Лучше уж знать, ведь от этого будет зависить его дальнейшая "жизнь" и, если повезет, полноценная смерть.
Уместившись в аэромобиле рядом с Лойсо, двойник присвистнул, разглядывая салон. В таких машинах он никогда не катался, да и видел только разве что на картинках. В Отрубленную голову, где он работал, такие автомобили просто не заезжали, а во втором округе были крайней редкостью. Сам Иблис водить аэромобили не умел, да и это было бы все равно лишним навыком в его жизни, так как на нее он бы вряд ли смог заработать. Зато теперь можно было наслаждаться комфортом. Надо же, стоило только "умереть", как богатство само оказалось у босых ног, хоть и казенное.
Так как одежду двойнику не выдали ("Вот жадина зазнавшаяся!"), то сидеть на кожаном сидении было некомфортно. То задница, то ляжки прилипали к поверхности, и иногда приходилось переминаться с ноги на ногу, чтоб отлипить части тела от сидения. Одним словом, добрались они до второго округа лишь в видимом комфорте, а на деле Иблис был очень недоволен Наварро.
- По возвращению, ты дашь мне одежду! Любую, которую не жалко. Я не привередлив... - бурчал призрак, выбираясь из аэромобиля, - Или я сам возьму. У Мишеля.
Иблис хохотнул, припоминая как один раз видел этого парня ажурных чулках. Конечно, ничего из его гардероба двойник бы не взял, зато догадывался, как бы растроился Мишель, узрев, что его любимая юбка исчезла.
Сколько раз мужчине не приходилось проходить по улица Черного Лабиринты, он каждый раз удивлялся его однообразностью и непохожестью в одно и то же время. Порой, он плутал по серым улочкам, уже отчаявшись найти выход к той площади, с которой начинал свой путь. Приходилось прибегать к своим способностям духа, чтобы забраться на ближайшую крышу и оттуда определить местонахождение. И ни разу за время этих прогулок сердце Иблиса не сжималось, как если бы он увидел знакомые места. По ощущениям, здесь правда многое перестроили, но ведь должно остаться что-то, какая-то зацепка, которая могла привести его к родному дому.
Веселое приподнятое настроение, словно маска, слетела с лица двойника. Его бледные глаза уставились на развилку-перекресток, утягивающий поток машин и людей глубже в районы и улицы Черного Лабиринта. Черточка вертикальной морщинки появилась между бровями, а уголки губ расслабленно опустились; только бы мог вспомнить, только бы...
Голос призрака тоже изменился, став более тихим, монотонным, хриплым, как в тот раз, когда они впервые встрелись с Лойсо. Былая веселость прошла вовсе, и Иблис развернулся лицом к Наварро, не зная, куда идти дальше.
- Веди, Лингвера. Я ничего не помню. - последняя фраза прозвучала даже как-то отчаянно, но двойник постарался быстро отвести свой взгляд, надеясь, что Лойсо не поймал эту интонацию.
Люди, бок о бок идущие с ними по тротуару, то и дело оглядывались, засматриваясь на Лойсо. Конечно, Иблис еще ни разу не был с ним на улице, и поэтому долго привыкал к такому вниманию к своему спутнику. Его одежда кричала о его статусе, а маска, закрывающая лица, придавала мистики в его и так сложный образ. Иблису не нравился такой Наварро, он уже успел привыкнуть к нему таким, каким он был у себя в особняке.

3

Особняк Верховного инквизитора Бестиария

Поездка была не официальной, потому Наварро предпочел сам сесть за руль аэромобиля, прекрасно справляясь с  привычным транспортом. Железная птица стремительно парила в верхнем потоке, обгоняя семейные тихоходы,  и пропуская лишь служебные машины скорой помощи. Бурная, явно одобрительная реакция Иблиса на дорогую, сдержанную роскошь аэромобиля приятно  потешила гордыню. Грешки, грешки... куда ж без них? Мощный, стремительный аэромобиль  нравился Лойсо и самому. Хотя не столько богатством отделки, сколько динамикой и маневренностью. Дорогая игрушка взрослого мальчишки, которыми до конца жизни остаются мужчины, если не превращаются в душевных мертвецов заживо.
-У Мишеля?
Священник сдержанно хрюкнул- хохотнул и деловито кивнул.
- Советую взять золотистые кружевные панталончики до колен. Они на тебе изумительно будут смотреться.
Едва не заржал в голос, направляя машину в темный тоннель улицы между  устремленными в небо домами. Прекрасно знал, что ни одна из вещей «горничной» Иблису не подойдет, хотя бы потому, что Мишель был выше самого Наварро сантиметров на пять, как минимум. А инквизитор недостатком роста не страдал, как-никак метр девяносто пять. Призрак же был  среднего роста для мужчины. Одежда бывшего вояки просто свалиться с него, как иголки с новогодней елки. Зато картина то дело отлепляющего от кожаного сидения задницу «шайтана», веселила  от души.  Припарковав аэромобиль на одной из открытых площадок, мужчина вышел, чуть помедлив с закрытием двери, чтобы не прихлопнуть призрака. Хотя.. а можно ли его прихлопнуть? Неожиданно задался праздным вопросом, так как проверять это на практике  не собирался. Пока не собирался.
Улица. Выйдя из  «домашнего» салона, инквизитор, сам себе не отдавая  отчет в этом, резко изменился. Сказывалась многолетняя привычка носить  маску. Нет, не этот черный лоскуток кожи на лице. Маска была куда как глубже. Она вросла в кожу, колом вошла в позвоночник, кандалами повисла на руках и ногах, делая движения мужчины более медлительными, значимыми, мимику скупее, спину прямее, а улыбку казеннее и на порядок холоднее.
Верховный инквизитор Бестиария  неторопливо шел по улице, не замечая направленных на него, чаще всего просто любопытных, порой заинтересованных, а иногда и скрыто неприязненных взглядов. За столько время привык и к первым, и ко вторым, и к третьим. Он играл роль. И раз еще жив, значит,  зрители в нее верили. Значит, хорошо играл. И главное, чтобы в какой-то момент не забыть, где ты сам, а где Верховный инквизитор Бестиария.
А вот за углом и квартал, в который он старался не заходить. Не потому, что опасался быть узнанным. Кто узнает в этом 37 летнем, до неузнаваемости изменившемся  мужчине,  мальчишку, который бегал со стайкой ребятни по этим улицам? Да и улиц уже толком не остались. Снесены старые дома, исчезли знакомые и некогда дорогие сердцу дворики. Осталась лишь булочная на углу набережной Летты и переулка Стального клыка. Да и то неизвестно, кто владеет ей сейчас. Туда и вел Лойсо призрака.
- Иди за  мной.
Кинул взгляд на Иблиса, и неожиданно понял, насколько тому сейчас тяжело. Своя боль ныла. Но она была  застарелой, какой-то привычной, как ноет  и дергает ампутированная конечность.  Для жизни не опасна, и вылечить нельзя. У призрака же это был вопрос жизни и смерти. В прямом смысле этого слова. И жизни не земной, Вечной. Вот сейчас бы подойти, молча, ничего не говоря,  положить руку на плечо. А нельзя. Слишком много любопытных глаз вокруг. Наконец, Наварро остановился у большой, стеклянной витрины, украшенной связками баранок, картонными хлебами, паралоновыми пончиками с пол головы.  А вот запах из приоткрытых дверей шел настоящий, сдобный, без фальши.
-Ты помнишь рыжего Мартина? Сына булочницы. Он мне однажды  еще связку баранок проиграл, споря, что не бывает безрогих козлов.

Отредактировано Лойсо Наварро (20-08-2009 00:19:19)

4

Это место, куда повел его Наварро, было незнакомо. Дом, уже новые, раздражали своим видом. Раньше, в те времена как Иблис жил здесь, строения здесь были другими, выстроенные в духе того времени, когда даже его родители не появились на свет. А сейчас городской муниципалитет, кажется, серьезно подошел к капитальному и косметическому ремонту обветшалых зданий, особенно тех, которые находились на больших улицах. Новые панели закрывали привычный вид района, и призрак почувствовал, что начинает припоминать то, как выглядела его улица, его дом, дом родителей Наварро. Да вот только узнаешь ли это все теперь, когда все изменилось?
Лойсо остановился возле булочной, откуда тянуло ароматом свежего хлеба, марципановых булочек с орешками и кунжутных баранок. Двойник встал рядом, полной грудью вдыхая в себя этот запах - запах детства. И почему ему в голову пришла именно эта мысль? Значит, детство местами пахло и свежими пончиками, которые, сочась маслом, лежали на пергаментной подстилке. Стало быть, это место должно было быть ему знакомо, но Иблис еще ничего не чувствовал.
-Ты помнишь рыжего Мартина? Сына булочницы. Он мне однажды  еще связку баранок проиграл, споря, что не бывает безрогих козлов.
Двойник удивленно посмотрел на Лойсо, и тут же попытался представить себе этого Мартина. Рыжий, сын булочницы... Что-то отдаленно знакомое, но это было так давно. Когда Иблис вернулся домой спустя десять лет, он почти не общался ни с кем из соседей. Да и дети, которые играли с ним на улице, уже давно выросли и покинули своих родителей, поэтому воспоминания было совершенно мутными, но.

Группа мальчишек, в среднем возрасте от 11 до 15 лет, по привычке направлялась в сторону спортивной площадки, чтоб погонять мяч, обсудить соседских девчонок, и, если повезет, найти цель для издевок. Среди разношерстой компании был и худосочный, но уже вымахавший выше всех остальных мальчик с темными грязными волосами, небрежно завязанными в хвост, и блеклыми зелеными глазами, взгляд которых выдавал в нем авторитетность среди собравшейся компании. Он и еще двое парнишек развалились на длинной лавке на самом краю площадки, занимая "королевские места", а все остальные, кто где успел: на траве, на больших булыжниках, наваленных тут же, на земле.
- Блейз, ну что, поиграем немного? - крикнул зеленоглазый своему другу по ту сторону скамьи, и принялся туже зашнуровывать свои ботинки. Его голос только начинал ломаться, и порой то подскакивал до фальцета, то наоборот напоминал вполне состоявшийся мужской баритон. Он откашлялся, и вновь позвал своего друга уже более уверенно.
- Погоди... - Блейз замер как опытный лис, вглядываясь в тень дерьевьев. - Мне кажется, к нам идут малолетки. - он оглянулся к остальным ребятам и оскалился в игривой улыбке. Среди их шайки было принято шпынять тех, кто помладше, особенно любились им те, которые сильно выделялись. Например, Кэмерон носил страшные железки на зубах, за что был удостоен звания "Ржавые челюсти", а рыжеволосого пухлого Мартина называли практически любым хлебобулочным изделием, и при этом каждому было понятно о ком идет речь. Именно на него указал Блейз, отдав вполне серьезное указание зеленоглазому загнать того на яблочное дерево. Возле дерева стояла лестница, притащенная кем-то из ребят, так что даже полному мальчишке не составило бы труда туда забраться.
- Мартин! Привет. - зеленоглазый подошел к группе детей, сразу вычленяя оттуда рыжеволосого. - Что-то мне яблок захотелось, не достанешь? - он кивнул на дерево и лестницу. Мартин, испуганно глядя на парняя взрослее чем он сам, отказаться не мог, как впрочем и любой из его компании. Он полез на это дерево, послушно срывая самые спелые яблоки и скидывая их вниз. Если же яблоки оказывались с гнилью, Мартин получал их обратно, прямиком в задницу, благо глазомер зеленоглазого был хороший. И вот, когда урожай был собран, молодой Иблис надежно завязал яблоки в своей футболке и взял подмышку лестницу, оставляя перепуганного Мартина одного на дереве.
Что уж говорить о том, как досталось маленькому бандиту дома, когда злая мать Мартина рассказала родителям Иблиса о том, как он обидел ее перепуганного Пончика.

Двойник громко расхохотался, озарными глазами глядя на Лойсо. Правда, никто не обратил на это внимание, так как слышать его не могли. Впрочем, Иблиса это обижало совсем немного.
- Помню Мартина. Веселый был малый. - призрак весело стал припоминать какие клички они давали этому рыжему мальчонке в те времена, заодно отмечая, что отлично помнит покрасневшее лицо его матушки, когда она ворвалась в дом его родителей. Вместе с ним, он вспомнил кое-кого из своих друзей. Того же Блейза. Кажется, когда ему исполнилось 16 лет, их семья уехала в другой город. В памяти мелькали еще какие-то лица, но имена их и характеристики призрак уже не мог так точно назвать.
- Но зачем ты привел меня сюда, Лойсо? Я хочу к тебе домой, к себе домой... - он спокойно улыбнулся, сбрасывая с себя веселость.

Далее, Похоронное бюро "Плакучая Ива"

Отредактировано Иблис (20-08-2009 21:18:49)

5

Компанию Блейза Лойсо помнил. Подростки были постарше его сверстников, и зачастую, как это бывает, задирались к малолеткам. И дрался с ними зачастую, не давая спуска малолетним бандитам. Хотя  частенько после этого приходил домой с  радужники синяками, но на все вопросы родителей отвечал лишь одно- сам разберусь. А вот каждого по отдельности из шайки помнил смутно. Кажется, был там какой-то зеленоглазый... или кареглазый? Увы, нет. Не помнил. И история с яблоками толи затерялась в памяти, толи не было его тогда с приятелями. Много время прошло с тех пор. Однако воспоминания призрака отозвались какой-то ностальгической грустью. Хорошее было время. Счастливое. Это отчетливо начинаешь понимать, лишь перевалив на четвертый десяток. Мир тогда казался простым и ясным,  а проблемы  легко разрешались парой ударов кулаком в нос. И после этого можно было вместе пойти  к морю, чтобы купаться до посинения. А потом прокрадываться в свою комнату так, чтобы не заметили родители, что поздно вернулся домой.  И когда это удавалось, счастью не было границ.
Погрузившись в воспоминания, Наварро сам не заметил, что уже давно неотрывно , слепо смотрит в стеклянную витрину, за которой мужчина средних лет, по-видимому новый владелец булочной, уже начинал нервничать за прилавком, бросая опасливые взгляды на человека с плетью. Его можно было понять. По широко распространенному  мнению простых жителей города, от таких , как он, безопасности ради, держаться надо было подальше. Что хорошего простой работяга, мелкий лавочник может ожидать от карателя или инквизиции? Хотя, были, конечно,  и те, кто благоговейно смотрел в рот святошам,  ловя  "Слово Господне" и даже не догадывались, насколько лживы и искаженны эти слова.
Развернувшись, мужчина пошел вглубь переулка, застроенного новыми домами.
- Нету дома, Иблис. Ни моего, ни, вероятнее всего, твоего.
А город жил своей жизнью. Компания  мальчишек, точно такими же , какими они были раньше, что-то азартно и ожесточенно делила в подворотне. Но едва заметив черные с красным одеяния священника, стайкой воробьев кинулась в россыпную. А вот старик, с тусклыми, исчерченными красными прожилками, глазами, сидевший на лавочке во дворе, поднялся. Засеменил к Наварро,  прося благословения.
-Благослови тебя Господь, сын мой.
Инквизитор , перехватив плеть в левую руку, привычно перекрестил прихожанина, проговорил нужные слова  и  прошел глубже в  безликий колодец двора со старой, плакучей  березой на чахлом газоне.
- Помнишь эту березу? Она каким-то чудом не загорелась во время пожара. И странно, что при перестройке квартала ее не спилили. Вон там, левее, на месте, где сейчас серый, двадцати двух этажный дом, стоял мой. Посмотри, может быть,  узнаешь. Что-нибудь вспомнишь.
Надежды было не много. Ну а вдруг? Правда была еще одна мысль, что можно попытаться сделать.  Достав сигарету и закурив, Лойсо  нащупал в кармане сотовый телефон.
Набрал номер Верховного инквизитора Черного Лабиринта,  Гаспара Дефо. Да уж, у власти все же есть свои преимущества. К примеру, те же связи. 
Гаспар Дефо
- Лойсо! Здравствуй!
Лойсо
-Добрый день, Гаспар. Не отвлек? Я сейчас в твоем округе нахожусь. Я  в общем-то по небольшому делу звоню. Скажи, ты еще похоронное бюро держишь?
Гаспар Дефо
- Нет, не отвлек. Бюро держу до сих пор. Что вдруг у тебя интерес к нему образовался? Умер кто?
Лойсо
Большая удача, что коллега был не занятю Наварро улыбнулся, услышав ответ, потом хмыкнул
- Да  нет, слава Господу, все живы.
Что ответить на этот вопрос? Ведь не скажешь  же- у меня двойник забыл, как его зовут? С Гаспаром у Наварро были не плохие отношения, но не сказать, чтобы близкие. Во всяком случае не настолько доверительные, чтобы постоянно носящий маску инквизитор мог позволить себе рассказать о двойнике.  Пришлось быстро что-то придумывать на ходу.
- Мне информация кое-какая нужна. Прихожанин один просил помочь. У тебя архивы десятилетней давности о похоронах сохранились?
Гаспар Дефо
Хм...
В телефоне повисла пауза
- Бюро не настолько давно в моем распоряжении. Но отец должен был сохранить архивы. А кто именно интересует? Я посмотрю, возможно?информация сохранилась.
Лойсо
И на   на этот вопрос Наварро ответить не мог. Но уже по другой причине. Сам не знал, кто его интересует. Ведь Иблис так и не смог вспомнить свое имя.
- Если ты не очень занят, давай я лучше подъеду  к тебе сейчас? Меня интересует архив за ноябрь месяц. Десять лет назад.
Гаспар Дефо
- Хорошо, подъезжай прямо в агенство, я буду там!
Лойсо
Наварро глянул на часы, прикинул время
- Минут через сорок подъеду. До встречи.
В голосе мужчина явственно прозвучала благодарность.
Гаспар Дефо
- Хорошо,буду ждать!

Нажав кнопку отбоя, Лойсо бернулся к Иблису.
- Так. Судя по всему,  так ты ничего не вспомнишь. Пошли. Подъедем к одному моему хорошему знакомому.

____Похоронное бюро

Отредактировано Лойсо Наварро (20-08-2009 14:06:10)